Договор в английском праве

В соответствии с английским правом природа договорного обязательства состоит в том, что принятие обязанности юридически связывает субъекта. Обещание (promise) – это сделанное другому лицу заявление или заверение, устанавливающее, что обещавший исполнит или воздержится от исполнения какого-либо действия, предоставляющее другому лицу право требовать исполнения этого заявления или заверения. Исходя из этого, договорное обязательство связывает двух субъектов (должника и кредитора); в нем должно быть согласие должника считать себя связанным своим заявлением, и намерение кредитора принять предложение; таким образом, договорное обязательство принимает форму взаимного соглашения сторон.

Форма договора

В английском праве существуют два вида договоров: договоры за печатью и простые договоры; первые действительны независимо от встречного удовлетворения, вторые - только при наличии встречного удовлетворения; однако для некоторых простых договоров правом установлена обязательная письменная форма.

Действительность договора за печатью (contracts under seal, contracts by deed) проистекает не из соглашения, а исключительно из формы, в которой он выражен; договор за печатью становится обязательным, когда он "подписан, снабжен печатью и передан". Слово "передан" не означает вручение документа другой стороне, а выражает намерение принять на себя обязательство, даже если документ остается у совершившего его лица. Применяются такие договоры для передачи правового титула на землю (в соответствии с Законом о праве собственности 1925 г.), при безвозмездных сделках, а также в случаях, когда лицо принимает обязательство без встречного удовлетворения. Между тем существует практика совершения договоров за печатью и в отсутствии правовых предписаний, а лишь для придания им особой значимости.

Встречное удовлетворение

Встречное удовлетворение (consideration) - универсальный реквизит простых договоров, его определение базируется на судебных прецедентах. Так, уже в 1875 г. было сформулировано общее понятие: "Надлежащее встречное удовлетворение может заключаться в некотором праве, интересе, прибыли или выгоде, получаемой одной стороной, или в некотором воздержании от действий, ущербе, потере или ответственности, которую несет или принимает другая сторона". Главное назначение этой конструкции - создать взаимный и возмездный характер обязательства, ибо, согласно ведущему принципу, одностороннее и безвозмездное обязательство не может быть принудительно исполнено.

Общее право выработало правила о действительности встречного удовлетворения. Так, встречное удовлетворение должно предоставляться в обмен на обязательство и обычно по требованию должника; если предоставляемая выгода или возникший ущерб не связаны с обязательством другой стороны, они не рассматриваются как встречное удовлетворение. Главные специальные правила сводятся к следующему. Необходимость встречного удовлетворения: встречное удовлетворение требуется для заключения любого простого договора; обязательство без встречного удовлетворения не обладает исковой защитой, даже если кредитор действовал на его основании в ущерб себе; "право Англии подразделяет все договоры на соглашения за печатью и простые соглашения, но нет какого-либо третьего их вида, такого как письменные договоры; если они совершены в простой письменной форме, а не за печатью, они являются простыми договорами, и встречное удовлетворение должно быть доказано". Встречное удовлетворение не должно быть прошлым: суды рассматривают связь встречного удовлетворения и обязательства во времени; встречное удовлетворение может быть будущим (executory), т.е. обязательство в обмен на обязательство; исполненным (executed), т.е. действием либо воздержанием в ответ на обязательство; но оно не может быть прошлым (past). Встречное удовлетворение должно исходить от кредитора: сторона, которая добивается принудительного исполнения договора, должна доказать, что она предоставила встречное удовлетворение в ответ на обязательство другой стороны. Встречное удовлетворение не обязательно должно быть эквивалентным: не требуется, чтобы встречное удовлетворение и обязательство были равноценны; суды считают, что если лицо получает то, ради чего вступало в договор, нет оснований проверять эквивалентность предоставлений: общее право не придерживается доктрины "laesio enormis"; однако в праве справедливости неэквивалентность встречного удовлетворения рассматривается как доказательство обмана или злоупотребления влиянием, что является основанием возражения против иска об исполнении в натуре или требования об аннулировании обязательства. Встречное удовлетворение должно быть реальным: реальность выражается "некоторой ценностью с точки зрения права"; эта характеристика выясняется судами методом отграничения встречного удовлетворения от похожих явлений: от мотива (мотив и встречное удовлетворение - это не одно и то же); от невозможности (физической либо юридической) или неопределенности; от воздержания от действий и мировой сделки.

Содержание соглашения

При заключении договора делаются заявления и заверения, побуждающие к сделке; это так называемые сообщения (representations), которыми сторона не принимает на себя обязательств; подобные заявления не дают иска из нарушения договора; иск может быть предъявлен лишь за нарушение договорного условия. "Строго говоря, сообщение представляет собой заявление или утверждение, сделанное одной стороной до или во время заключения договора, в отношении какого-либо связанного с договором вопроса или обстоятельства. Хотя оно иногда и делается письменно, оно не является составной частью договора, и, следовательно, договор не нарушен, даже если сообщение оказывается неправильным".

Вопрос, является ли конкретное заявление условием договора или сообщением, может быть весьма трудным; решая его, суды оценивают период времени, который истек с момента заявления до момента достижения соглашения (если он длителен, предполагается, что заявление является сообщением); принимается в расчет важность заявления (важное заявление предполагается условием). Но такие обстоятельства - только вспомогательные ориентиры для выяснения главного - договорного намерения: если есть доказательства намерения сторон установить ответственность за достоверность заявления, его считают условием договора (condition); условия подразделяются на прямо выраженные и подразумеваемые.

Под прямо выраженными условиями (expressed conditions and warranties) понимается следующее. Когда установлено, что заявление является условием договора, выясняется, каково его действительное значение; ведь договор состоит из разнообразных заявлений, которые различаются по характеру и значимости: одни считаются сторонами особо важными, другие – второстепенными; но главное отличие состоит в том, что нарушение тех или других влечет за собой разные юридические последствия. Если условие относится к сущности договора, оно считается существенным условием (condition): его нарушение дает исправной стороне считать себя свободной от обязательства; если условие рассматривается сторонами как дополнительное или сопутствующее, оно является простым условием (warranty): его нарушение может быть основанием иска о возмещении убытков. Является ли условие существенным или простым, зависит от намерения сторон.

Существенное условие определяется как заявление о факте или обязательстве, которые представляют собой необходимое условие договора; если заявление окажется ложным, или обязательство не будет исполнено, это рассматривается как отказ от исполнения, что дает исправной стороне право считать договор расторгнутым. Иногда существенное условие может оказаться побочным (contingent) "условием, предшествующим договору"; такое условие предусматривает, что договор вступит в силу, если (или когда) будет выполнено условие. Наличие его может создавать разные последствия: оно может препятствовать возникновению договора (если условие не выполняется); может создать одностороннее обязательство, от которого сторона не вправе отказаться, но двусторонний договор возникнет только при исполнении условия; наконец, стороны могут заключить и двусторонний договор, действие которого приостанавливается до выполнения условия.

Простое условие - это менее важное условие, нарушение которого не дает оснований исправной стороне считать договор расторгнутым. Простое условие представляет собой заявление о чем-либо, что сторона обязуется считать частью договора; и хотя такое заявление представляет собой часть договора, оно второстепенно по отношению к прямо выраженной цели договора.

К подразумеваемым условиям (implied conditions) относятся условия, которые стороны прямо не выразили, они обнаруживаются посредством судебного толкования. Случаи, когда суды так поступают, ограничены, поскольку суды полагают, что их задачей является не составление договора, а только толкование заключенного договора; тем не менее при определенных обстоятельствах суды усматривают в договоре подразумеваемые условия. Главным основанием для "обнаружения" такого условия выступает необходимость сделать договор завершенным с целью придания ему большей "коммерческой целесообразности".

Толкование условий

Суд при толковании договора стремится выявить намерение сторон; но оно должно быть установлено из самого документа: стороны не вправе представлять доказательства того, что их истинные намерения отличались от положений документа. Выработаны общие правила толкования:

1) слова понимаются в их прямом и буквальном значении;

2) слова, имеющие двоякое значение, получают то значение, которое делает документ действительным, а не ничтожным или лишенным силы;

3) соглашение должно получить такое толкование, которое допускают его формулировки и которое наилучшим образом выразит намерение сторон, устанавливаемое из договора в целом; необходимо устанавливать значение слов и фраз в общем контексте.

Наконец, принято, что слова документа толкуются более строго против стороны, которая их использовала (принцип contra preferentem): "человек отвечает за двусмысленность своего выражения и не имеет права вовлекать в договор другое лицо, полагающее, что его слова означают одно, в то время как он сам надеется, что суд даст такое толкование, в силу которого они будут означать нечто иное, более для него выгодное".

Пороки соглашения

Соглашение может оказаться опороченным такими факторами, как ограниченная правоспособность субъектов (ограничение правоспособности предусмотрено для Короны и органов, наделенных властными полномочиями; несовершеннолетних; корпораций и ассоциаций без прав юридического лица; душевнобольных и алкоголиков), однако данная проблема рассматривается в том разделе права, который определяет правовое положение лиц. Собственно договорное право рассматривает такие пороки, как введение в заблуждение, принуждение и злоупотребление влиянием, заблуждение и противозаконность.

Введение в заблуждение

Введение в заблуждение делает договор недействительным. Но если вводящие в заблуждение сообщения сделаны в предварительных переговорах, они рассматриваются не как условия, а как сообщения, побуждающие к вступлению в договор. Если они окажутся ложными, потерпевшая сторона не вправе требовать возмещения убытков, но может требовать судебной защиты на основании норм о заблуждении: оспаривать договор; отказаться от исполнения своего обязательства; отклонить иск об исполнении в натуре; потребовать расторжения договора (rescission) по праву справедливости.

Условия, определяющие наличие введения в заблуждение, состоят в следующем. Введение в заблуждение проявляется в ложном заявлении одной стороны о существующих фактах до или во время заключения договора, адресованном другой стороне и побуждающем ее вступить в договор. Сообщение носит ложный характер: английское право не устанавливает общей обязанности сообщать другой стороне о неизвестных ей фактах. За исключением фидуциарных договоров, "несообщение о существенном факте, который мог бы влиять на намерение благоразумного контрагента, не дает права устранить договор. Принцип caveat emptor действует и за пределами договора купли-продажи". Каждая сторона должна позаботиться о получении всей необходимой информации во избежание заключения неудачной сделки; умолчание не создает введения в заблуждение, необходимо какое-то позитивное поведение или заявление, чтобы оно имело место.

Сообщение содержит факты: простое выражение необоснованного мнения не делает договор недействительным; так, выражения, используемые в рекламе, чаще всего не являются сообщениями о фактах.

Сообщение адресуется стороне, введенной в заблуждение. Проспект эмиссии, адресованный учредителям, не рассматривается как вводящий в заблуждение лицо, в последующем на его основе купившее паи компании.

Сообщение побуждает к договору. В каждом деле является вопросом факта, была ли сторона действительно побуждена к заключению договора этим именно сообщением.

Введение в заблуждение в результате обмана

Когда установлен факт введения в заблуждение, определяется вина лица, делавшего сообщение. Это имеет большое значение: введение в заблуждение дает право оспорить договор; если же налицо обман, то дополнительно возникает право на иск об убытках. В ведущем прецеденте 1889 г. приведены правила о том, что необходимо доказать, чтобы убедить суд в наличии обмана: "Во-первых, для удовлетворения иска об обмане необходимо доказать обман, и ничто иное не будет достаточным. Во-вторых, обман доказан, если доказано, что неправильное сообщение было сделано: 1) сознательно или 2) без уверенности в его истинности, или

3) опрометчиво, неосторожно в отношении его истинности или ложности". Как бы ни значительна была небрежность при сообщении фактов, она не образует обман; преднамеренным обманом будет создание ложного впечатления и побуждение лица действовать согласно этому впечатлению.

Введение в заблуждение вследствие небрежности

Заключение договора под влиянием заблуждения, возникшего из-за небрежности другой стороны, дает лицу право отказаться от него, как и в случае обмана, однако первоначально

(до принятия Закона «О введении в заблуждение» 1967 г.) не допускалось истребование убытков в этих случаях. Между тем с 1964 г. появляются прецеденты, в которых утверждается право на возмещение убытков. В статье 2(1) Закона 1967 г. установлено: "Когда лицо заключило договор, будучи введенным в заблуждение другой стороной, и вследствие этого потерпело ущерб, то если бы лицо, которое ввело в заблуждение, отвечало за вызванные этим убытки ввиду наличия обмана, данное лицо будет нести такую же ответственность, несмотря на то что введение в заблуждение не было вызвано обманом, если не докажет, что имело разумное основание считать и действительно считало до момента заключения договора, что сообщенные им факты правильны". Ключевым здесь является критерий разумного основания считать факты достоверными: необходимо доказать наличие этого "разумного основания", чтобы освободиться от обязанности выплачивать убытки другой стороне.

Невиновное введение в заблуждение

Под невиновным введением в заблуждение понимают такое, при котором нет элементов ни обмана, ни небрежности. Исторически сложилось, что при этом могло быть вынесено только решение о расторжении договора; на основании принципов общего права убытки не возмещались. Между тем с принятием Закона «О судоустройстве» 1873 г. (в соответствии с которым осуществ-лялось слияние судов общего права и права справедливости) действует принцип, что нормы права справедливости превалируют над нормами общего права. Право справедливости дозволяет при невиновном введении в заблуждение сослаться на это, отвергая иск об исполнении обязательства в натуре. Применение этой конструкции привело к выработке правила, что при расторжении договора лицо, заключившее его под влиянием невиновного введения в заблуждение, имеет целью восстановление status quo ante и, следовательно, вправе потребовать возмещения тех потерь, которые вызваны принятыми ею обязательствами по договору. Такое возмещение (компенсация) отличается от истребования убытков: убытки - это все потери, причинно связанные с договором; компенсация - более ограниченные потери, непосредственно вызванные принятым обязательством.

Право на расторжение договора

Если лицо заключило договор под воздействием заблуждения любого вида, последствием будет не недействительность договора, а право стороны расторгнуть его или подтвердить. Расторжение может производиться как с помощью, так и без помощи суда; в последнем случае необходимо или уведомление другой стороны, или совершение действий, свидетельствующих о расторжении. Существуют некоторые ограничения права на расторжение, хотя право на возмещение убытков при этом сохраняется. Право на расторжение утрачивается:

1) когда сторона, узнав о заблуждении, "подтверждает договор" заявлением или совершением соответствующих действий (покупатель, купив паи и узнав об их пороках, не позаботился об исключении из реестра держателей паев; узнав о недостатках купленного грузовика из пробной поездки, отправился в следующую);

2) при определенных условиях - с истечением времени (когда введенная в заблуждение сторона, узнав об этом, длительное время не реализует своих прав).

Принуждение

Договор, заключенный при неправомерном давлении или запугивании, является оспоримым ввиду принуждения. Общее право в качестве такого порока признавало только крайние формы принуждения, право справедливости обеспечивало более гибкую защиту; с принятием Закона

«О судоустройстве» 1873 г. правила общего права действуют совместно с принципами права справедливости. Принуждение может выражаться в насилии и лишении свободы, в угрозе насилия или лишения свободы; в общем праве законная угроза не являлась пороком соглашения; право справедливости таковым считает угрозу обоснованного судебного преследования. Угроза может быть направлена на лицо, но может выражаться и в угрозе удержания вещи; шантаж суды признают принуждением.

Злоупотребление влиянием

Злоупотребление влиянием (undue influence) возникает там, где стороны находятся в доверительных отношениях, что дает одной из них возможность оказывать влияние на другую, недобросовестно этим пользуясь в корыстных целях. Такое возникает в следующих ситуациях:

а) когда существует господство одной стороны над другой;

б) когда ввиду особого отношения сторон имеются обязанности доверия и осторожности одной стороны по отношению к другой.

Власть одной стороны над другой: если доказано, что сторона использовала власть для подавления сознания и воли другой стороны так, что была устранена независимость ее решения, последняя вправе требовать освобождения от принятых обязательств (использование молодости и неопытности; религиозного влияния).

Особые отношения сторон: к ним относят отношения между родителями и детьми, адво-катом и клиентом, врачом и пациентом, духовным наставником и наставляемым, доверительным собственником и бенефициаром; именно к ним применяют "презумпцию злоупотребления влиянием".

Заблуждение

Если одна или обе стороны вступают в договор, не понимая друг друга, то возникает такой порок, как заблуждение; однако принципы определения наличия заблуждения никогда не отли-чались определенностью, а судебные решения дают основания для противоположных толкований.

Заблуждение в общем праве. Предусмотрены такие формы заблуждения, которые делают договор недействительным; соответствующие случаи делятся на две группы:

1) стороны достигли согласия, но при ошибочном убеждении в подлинности факта, лежащего в основании договора ("взаимное заблуждение");

2) внешне соглашение имеется, но оно не подлинное, так что договор не существует ("одностороннее заблуждение").

Заблуждение в факте, лежащем в основании договора. Сложилось представление о ряде фактических ситуаций, создающих подобное заблуждение:

а) заблуждение относительно наличия предмета договора;

б) заблуждение относительно правового титула;

в) заблуждение относительно качества предмета договора;

г) ложное и существенное предположение, относящееся к основанию договора.

Заблуждение в праве справедливости. В общем праве последствием заблуждения является признание договора недействительным с момента его заключения (ab initio). При случайном введении в заблуждение, где общее право воздерживается от помощи, право справедливости приходит на выручку; существуют три способа защиты:

а) отказ от вынесения приказа об исполнении в натуре;

б) внесение поправок в письменный договор;

в) расторжение.

В любом случае право справедливости не констатирует недействительность договора с самого начала; самое большее - договор может быть признан оспоримым.

Противозаконность

Публичный порядок (public policy) ограничивает свободу договора соображением противозаконности; противозаконность состоит в цели, которую стороны имеют в виду; но иногда соглашение может быть противозаконным по своей природе. Степень противозаконности различна: это могут быть случаи крайней моральной низости (убийство, половое распутство) или случаи весьма незначительного вреда.

Противозаконность в силу закона

"То, что совершено в нарушение закона, принятого парламентом, не может быть предметом иска"; но не только заключение, но и способ исполнения договора может нарушать законо-дательные запреты.

Противозаконность по общему праву

Есть ситуации, когда, несмотря на отсутствие законодательных ограничений, средства защиты (судебное решение об исполнении договора) не предоставляются в силу концепции общего права о публичном порядке.

Договоры, нарушающие публичный порядок, подразделяют на следующие категории.

Соглашения о совершении преступления, гражданского

правонарушения или о мошенничестве

Ясно, что суды не поддержат соглашение о совершении преступления; то же верно в случае соглашения о совершении деликта. Более тонкий случай: кредитор, при урегулировании долга, оговаривает себе привилегию по сравнениию с другими кредиторами; наиболее распространены сейчас соглашения об обмане налоговых органов.

Соглашения, направленные на нанесение вреда общественной службе

Суды признавали противозаконными договоры продажи государственных должностей или уступки заработной платы по таким должностям ("общество имеет право требовать, чтобы государственные служащие не побуждались на основе корыстных расчетов к действиям, которые не отвечают общественным интересам, и чтобы никто не поступал на государственную службу и не воздерживался от поступления по той же причине").

Соглашения, направленные на нарушение порядка отправления правосудия

Суды не защищают обязательства не разглашать факты предосудительного поведения, если они должны быть раскрыты в общественных интересах, хотя подобное соглашение может быть и правомерным.

Соглашения, которые противоречат добрым нравам

Единственным видом безнравственности, с которым суды в действительности сталкивались, является половая безнравственность.

Соглашения об ограничении свободы торговли

Соглашение об ограничении свободы торговли (agreement in restraint of trade) - есть договор, по которому должник обязуется перед кредитором ограничить в будущем свою свободу в торговле с другими лицами, не являющимися сторонами договора. Практика выделяет ряд таких договоров: соглашение между нанимателем и работником, по которому работник по увольнении обязуется не открывать конкурирующее дело или не поступать на работу к конкуренту; соглашение между покупателем и продавцом предприятия вместе с клиентурой и репутацией, по которому продавец обязуется не вести конкурирующее дело.

Будет полезно почитать по теме: