Сатирическая графика

Для многих художников значительным этапом в творчестве, а для некоторых - и настоящим переворотом в мировоззрении явилась первая русская революция. Мобильность и доступность графики вызвала ее особую активность в годы революционного подъема. Возникло огромное число сатирических журналов (подсчитано 380 наименований с 1905 по 1917 г.). Своей револю-ционно-демократической направленностью выделялся журнал «Жало», но наиболее крупные художественные силы группировались вокруг «Жупела» и его приложения «Адская почта». Борьба с самодержавием за общедемократические свободы объединила художников самых разных направлений. В одном из номеров «Жупела» И.Я. Билибин помещает карикатуру «Осел в 1/20 натуральной величины»: царская персона представала в пышном обрамлении с атрибутами власти и славы, художник помещает в эту раму изображение осла. Сама изысканность графического языка в данном случае обостряет иронический смысл изображения.

Карикатура на правительственные лица именно в это время становится одним из наиболее распространенных видов политической сатиры. Убийственной иронией отмечены исполненные Б.М. Кустодиевым шаржированные портреты царских министров Витте, Игнатьева, Дубасова и пр., которых художник так хорошо изучил, помогая Репину в работе над «Государственным Советом». В них не только осмеяние ханжества, лицемерия, сытости и равнодушия представителей верхов, но и острота характеристики политической роли марионеток царского режима. Так, двуличный Витте изображен в виде шатающегося клоуна со знаменем революции в одной руке и с царским флагом - в другой.

Деятельным сотрудником сатирических журналов был один из младших «мирискусников» Е.Е. Лансере. Во втором номере «Адской почты» за 1906 год опубликован его рисунок «Тризна», изображающий компанию генералов, за уставленным яствами столом в мрачном хмельном веселье слушающих не поющих, а орущих солдат, бравых горлопанов, стоящих навытяжку во время барской трапезы. Изобразительная стилистика листа такова, что сквозь карикатурное заострение проглядывает как бы зарисовка с натуры.

Известный рисунок М.В. Добужинского «Октябрьская идиллия» сохраняет характерные приметы стиля этого мастера городской темы. Только здесь в городской пейзаж внесены зловещие следы уличной расправы: разбитое пулей окно дома, валяющаяся на мостовой детская кукла, чьи-то очки и, наконец, красное пятно крови на стене дома и мостовой. Другой рисунок Добужинского - «Умиротворение» - это зрительная реализация страшной метафоры «утопить город в крови». Из кровавого моря небольшим островком выступает филигранно прорисованный Кремль с его стенами, башнями, соборами и кое-где торчащими над страшной поверхностью главками близлежащих церквей. Симметричность композиции, увенчанной радугой, и нарочитая аккуратность рисунка усиливают жуткое впечатление, сходное с кошмарным сновидением.

К лучшим образцам сатирической графики этих лет, несомненно, принадлежат рисунки В.Л. Серова. Он почти не пользуется приемами аллегории, раскрывая трагизм событий с помощью своего отточенного мастерства рисовальщика, пронзительной наблюдательности и скупой томности. Таков рисунок «Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?», подаренный Серовым Горькому. Изображено начало атаки казацким отрядом толпы демонстрантов. Кадрированная композиция листа, когда событие мгновенно выхватывается из потока времени, сообщает почти документальную достоверность изображаемому. Сама ситуация - военная атака безоружной толпы - зафиксирована Серовым, бывшим свидетелем расстрела рабочих 9 января 1905 года, как одна из самых потрясающих своей трагичностью и вместе с тем типичных ситуаций в классовых битвах 1905 года. Изображая в быстром, хлестком рисунке-очерке фигуру офицера на вздыбившемся коне, бросающегося вперед, патетически призывая следовать за ним (жест, граничащий с исте-рией), художник обращает мысль к той роли, какую играло войско в подавлении революции. В стиле рисунка, как и в его названии, заключена горькая ирония в адрес «славного русского воинства», поднявшего оружие против своего народа.

Значение революции для изобразительного искусства состояло прежде всего в том, что она обратила художников к идейному творчеству, сообщив ему пафос гражданственности. Она вывела искусство из сосредоточенности на узкопрофессиональных проблемах, что особенно наглядно выразилось в деятельности художников «Мира искусства», сумевших обратить свое мастерство, стилистическую изощренность и изобретательность выдумки в острое оружие социальной сатиры. Опыт и достижения сатирической, в особенности печатной графики 1905-1907 годов послужили ближайшим источником будущего искусства советской политической графики и плаката эпохи Октябрьской социалистической революции и гражданской войны.