Ранние произведения З.Е. Серебряковой и К.С. Петрова-Водкина

Первые десятилетия XX века отмечены чрезвычайным разнообразием художественных иска-ний. Склонность ряда художников, таких как Ларионов, Филонов, Малевич, Кандинский (о которых пойдет речь уже в контексте искусства XX столетия), к эксперименту, к разложению целостного художественного впечатления на сумму элементарных воздействий ради приобщения к первичным основам художественной выразительности привела к выделению этой области формотворчества в самостоятельную сферу искусства.

Крайности формалистического экспериментаторства с программным отказом от реалистической изобразительности в абстракционизме многими современниками воспринимались как принесение в жертву всего гуманистического опыта прошлого искусства идолам современной машин-ной эпохи. На этом фоне особенное значение приобретало творчество художников, искавших синтеза современного художественного языка с культурным наследием прошлого. Наряду с экспериментаторами в области абстрактных форм в русском искусстве этого времени существовала также мощная струя неоклассицистического течения, примером которого может служить творчество активного члена «Мира искусства» в его «втором поколении» 3.Е. Серебряковой (1884-1967). В своих поэтических жанровых полотнах с их лаконичным рисунком, осязаемо-чувственной плас-тической лепкой, уравновешенностью композиции Серебрякова исходит из высоких националь-ных традиций русского искусства прежде всего Венецианова и еще далее - древнерусского искус-ства («Крестьяне», 1914, Государственный Русский Музей; «Жатва», 1915, Одесский художествен-ный музей; «Беление холста», 1917, Государственная Третьяковская галерея).

Выдающееся место в искусстве советской эпохи принадлежит творчеству Кузьмы Сергеевича Петрова-Водкина (1878-1939), художника-мыслителя, живописца, графика, теоретика искусства, ставшего впоследствии виднейшим мастером. К.С. Петров-Водкин учился в классах живописи и рисования Ф.Е. Бурова в Самаре в 1893-1895 годах, затем в Центральном училище технического рисования А.Л. Штиглица в Петербурге с 1895 по 1897 год, в 1897-1905 годах - в Московском Училище живописи, ваяния и зодчества у А.Е. Архипова, В.А. Серова; кроме того, в 1900-е годы художник занимался в студии Ашбе в Мюнхене и в частных академиях в Париже. В это же время Петров-Водкин посещает Италию, Грецию, Францию, Африку. По возвращении в Россию жил и работал в Петербурге, где преподавал в школе рисования и живописи Е.Н. Званцевой. С 1909 года Петров-Водкин принимал участие в выставках «Салона», «Золотое руно», с 1911 до 1924 года являлся членом объединения «Мир искусства».

Долгий, богатый мучительными поисками путь творческого становления этого мастера увенчивается созданием в 1912 году картины «Купание красного коня». Это произведение значительно не только своим внутренним содержанием, но и тем, что в нем сосредоточились многие больные вопросы искусства начала XX века. Оно само звучит как призыв и вопрос, прежде всего потому, что та острота и выразительность формы, пересоздающей, преображающей образы реальности, к которой столь мучительно стремилось искусство XX века, достигнута здесь через освоение уроков древнерусской живописи. Прямо декларируя преемственную связь с иконописью, это произведение заставляет вспомнить одновременно и «Похищение Европы» Серова, у которого Петров-Водкин учился в Московском училище. Образ всадника на коне, обращая мысль к фольклорным представлениям, в томительной неразрешенности замершего движения рождает вопрос. Празднич-ное ликование цвета и сонный завораживающий ритм линий, мощный конь и юноша-подросток, застывший в скорбной думе, безвольно опустив поводья, отдаваясь во власть неведомо куда влекущей его силы, неясное предчувствие будущего, отлившееся в форму воспоминаний о легендарном иконописном образе Георгия Победоносца, юноши-война, - такое сочетание противоположных элементов делает это произведение образцом символической многозначности со стороны изобразительной поэтики и символом породившей его эпохи - со стороны общего художествен-ного содержания. Гармонически просветленный образ создает Петров-Водкин в монументальном полотне «Девушки на Волге» (1915, Государственная Третьяковская галерея), в котором также ощущается его ориентация на традиции отечественного искусства, приводящие мастера к подлин-ной народности.

Разнообразие форм в живописи предреволюционного десятилетия в полной мере отражало сложную духовную атмосферу в русском обществе этой поры.