Бытовой жанр и историческая живопись конца XIX - начала XX вв.

Появление модерна не означало, что идеи передвижничества умерли к концу века. В 90-х гг. развивается жанровая живопись, но развивается она несколько иначе, чем в «классическом» передвижничестве 70-80-х годов. Так, по-новому раскрывается крестьянская тема. Раскол в сельской общине, полная беззащитность бедняка перед властью богатых кулаков - такой изображает деревню Сергей Алексеевич Коровин (1858-1908) в картине «На миру» (1893, Государственная Третьяковская галерея). Безысходность существования в тяжелом изнуряющем труде сумел показать Абрам Ефимович Архипов (1862-1930) в картине «Прачки» (1901, Государственная Третьяковская галерея). Он достиг этого в большой степени благодаря новым живописным находкам, по-новому понятым возможностям цвета и света.

Недоговоренность, «подтекст», удачно найденная выразительная деталь делают еще трагичнее картину Сергея Васильевича Иванова (1864-1910) «В дороге. Смерть переселенца» (1889, ПТ). Торчащие, как воздетые в крике, оглобли драматизируют действие значительно больше, чем изображенный на переднем плане мертвец или воющая над ним баба. Иванову принадлежит одно из замечательных произведений, посвященных революции 1905 г., - «Расстрел» (1905, Центральный музей Революции СССР, Москва). Импрессионистический прием «частичной композиции», как бы случайно выхваченного кадра, сохранен и здесь: лишь намечена линия домов, шеренга солдат, группа демонстрантов, а на переднем плане, на освещенной солнцем площади, фигура убитого и бегущей от выстрелов собаки. Для Иванова характерны резкие светотеневые контрасты, выразительный контур предметов, известная плоскостность изображения. Язык его лапидарен.

В 90-х годах XIX в. в искусство входит художник, который главным героем своих произведений делает рабочего. В 1894 г. появляется картина Н.А. Касаткина (1859-1930) «Шахтерка» (Государственная Третьяковская галерея), в 1895 г. - «Углекопы. Смена».

На рубеже веков несколько иной путь развития, чем у Сурикова, намечается в исторической теме. Так, например, Андрей Петрович Рябушкин (1861-1904) работает скорее в историко-бытовом, чем чисто историческом жанре. «Русские женщины XVII столетия в церкви» (1899, Государственная Третьяковская галерея), «Свадебный поезд в Москве. XVII столетие» (ИМИ, Государственная Третьяковская галерея), «Едут. (Народ московский во время въезда иностранного посольства в Москву в конце XVII века)» (1901, Государственный Русский Музей), «Московская улица XVII века в праздничный день» (1895, Государственный Русский Музей) и пр. - это бытовые сцены из жизни Москвы XVII столетия. Рябушкина особенно привлекал этот век, с его пряничной нарядностью, полихромией, узорочьем. Художник эстетски любуется ушедшим миром XVII века, что приводит к тонкой стилизации, далекой от монументализма Сурикова и его оценок исторических событий. Стилизация сказывается у Рябушкина в плоскостности изображения, в особом строе пластического и линейного ритма, в колорите, построенном на ярких мажорных цветах, в общем декоративном решении. Рябушкин смело вводит в пленэрный пейзаж локальные цвета, например, в «Свадебном поезде...» - красный цвет возка, крупные пятна праздничных одежд на фоне темных строений и снега, данного, однако, в тончайшей цветовой нюансировке. Пейзаж всегда поэтично передает красоту русской природы. Правда, иногда Рябушкину свойственны и сатирические ноты, ироническое отношение в изображении некоторых сторон быта, как, например, в картине «Чаепитие» (картон, гуашь, темпера, 1903, Государственный Русский Музей). Во фронтально сидящих статичных фигурках с блюдечками в руках читаются размеренность, скука, сонность, мы чувствуем и давящую силу мещанского быта, ограниченность этих людей.

Еще большее внимание уделяет пейзажу в своих исторических композициях Аполлинарий Михайлович Васнецов (l856-1933). Его любимой темой также является XVII век, но не бытовые сцены, а архитектура Москвы («Улица в Китай-городе. Начало XVII века», 1900, Государственный Русский Музей). Картина «Москва конца XVII столетия. На рассвете у Воскресенских ворот» (1900, Государственная Третьяковская галерея), возможно, была навеяна вступлением к опере Мусоргского «Хованщина», эскизы декораций к которой незадолго до этого исполнил Васнецов.

А.М. Васнецов преподавал в пейзажном классе Московского училища живописи, ваяния и зодчества (1901-1918). Как теоретик он изложил свои взгляды в книге «Художество. Опыт анализа понятий, определяющих искусство живописи» (М., 1908), в которой выступил за реалистические традиции в искусстве. Васнецов явился также учредителем «Союза русских художников».

Новый тип картины, в которой совершенно по-особому освоены и переложены на язык современного искусства фольклорные художественные традиции, создал Филипп Андреевич Малявин (1869-1940), в юности занимавшийся в Афонском монастыре иконописью, а затем учившийся в Академии художеств у Репина. Его образы «баб» и «девок» имеют некое символическое значение - здоровой почвенной Руси. Картины его всегда экспрессивны, и хотя это, как правило, станковые произведения, но они получают под кистью художника монументально-декоративную трактовку. «Смех» (1899, Музей современного искусства, Венеция), «Вихрь» (1906, Государственная Третьяковская галерея) - это реалистическое изображение крестьянских девушек, заразительно звонко смеющихся или безудержно несущихся в хороводе, но это реализм иной, чем во второй половине века. Живопись размашистая, эскизная, с фактурным мазком, пластика передана обобщенно, пространственная глубина отсутствует, фигуры, как правило, расположены на переднем плане и заполняют весь холст.

Малявин соединял в своей живописи экспрессивный декоративизм с реалистической верностью натуре.