Скульптура. Катакомбы и саркофаги

Сохранившиеся произведения скульптуры не всегда можно со всей достоверностью связать с каким-либо определённым центром. Однако во всех памятниках ваяния, независимо от места их происхождения, сказался кризис античной художественной культуры. Традиции античного искусства также не были едиными: в них отчетливо проявились различные идейно-художественные тенденции.

Ярким образцом официального направления, связанного с традициями позднего императорского искусства Древнего Рима, является колоссальная (высотой более 4 м) бронзовая статуя императора из Барлетты (Италия, вторая половина IV в. Она исполнена в резкой, жёсткой манере. Схематично трактованные формы человеческой фигуры и жесты не обладают пластической свободой и естественностью; они полны застывшей и тяжёлой силы. В облике стоящего в торжественной позе императора, в острой прорисовке черт неподвижного лица скульптор передал подавляющий сверхчеловеческой мощью образ сурового и беспощадного властителя.

Наряду с официальным императорским искусством, а также с холодным классицизирующим направлением широкое распространение получила скульптура, создававшая трагические, смятённые, подчас болезненные и страдальческие образы людей. В них отражался душевный мир человека, прошедшего через великие социальные потрясения, и звучали ноты растерянности и скорби. В так называемой «Голове философа из Эфеса» (первая половина V в.) духовное напряжение выражается в схематичных формах. В произведениях такого типа с особенной силой проявлялась острая духовная экспрессия. Подобные черты стали характерными и для религиозных по теме произведений. Таковы многочисленные скульптуры Доброго пастыря (аллегория Христа, заботящегося о верующих), в которых со временем усиливалась непосредственная духовная выразительность и схематичность изображения. Те же черты характерны для изображения ветхозаветных и евангельских сцен и святых на мраморных саркофагах, в большом количестве сохранившихся от той поры.

Вместе с тем в рельефах на саркофагах и в произведениях мелкой декоративной пластики встречаются и античные мифологические образы, а также разнообразные унаследованные от позднеантичного искусства декоративные мотивы: изображения зверей, птиц, растений, масок и т. д. Проявившийся в них интерес к многообразию, яркости, богатству живой природы имел опору во вкусах и представлениях той ремесленной среды, которую ещё не захватила целиком аскетически суровая и торжественная концепция официального ранневизантийского искусства.

Важную ноту вносило в скульптуру V в. непосредственное воспроизведение явлений окружающей действительности, правда, в форме условной и схематической. Примером могут служить некоторые изображения на так называемых консульских диптихах, т. е. скреплённых попарно пластинках из слоновой кости, украшенных рельефными изображениями и текстами. Диптихи изготовлялись в ознаменование вступления консула в должность. Для рельефов, исполненных на диптихах, характерны, в частности, мотивы цирковых состязаний, игравших большую роль в общественной жизни Византии.

В мелкой пластике IV-V вв., подобно рельефам на арке Константина в Риме или на базе обелиска Феодосия, установленного на ипподроме в Константинополе, исчезает ощущение реального пространства. Живую пластику изображения сменяет инертная масса материала, которую скульптор пронизывает духовным напряжением. Изображение становится плоскостным, несмотря на глубоко вырезанный фон рельефа; движения переданы резко и схематично. Распространяется мотив застывших фигур, стоящих в торжественных фронтальных позах; наиболее значительные по смыслу фигуры сделаны большими по размеру.

В ранних росписях христианских катакомб чувствуется компромисс между христианским спиритуализмом и огрублёнными, схематизированными античными формами. Традиционные мотивы античной мифологии истолковываются как символы и перемешиваются с новой христианской символикой: в росписях катакомб фигурируют и рыбы - символ Христа, и голубь - символ Святого Духа, и Орфей, укрощающий зверей музыкой, - символ Христа, «ловца душ». Наиболее известными катакомбами являются катакомбы Домициллы.

Рельефы поздних римских саркофагов обнаруживают очень показательный симптом вырождения и композиционного упадка, как «боязнь пустоты» - стремление во что бы то ни стало заполнить всё пространство сплошной массой фигур, почти без промежутков, где логика и тектоника построения исчезают. В качестве примера можно привести саркофаг Юния Брасса.

В искусстве эпохи упадка преобладаёт мелкая пластика. Вскоре стилистический язык античного искусства совсем распадается и появляется новый, экспрессивный и декларативный стиль. Искусство, вслед за обществом, нуждалось в коренных переменах, в притоке новых сил и идей для своего возрождения и обновления. И эти перемены наступили, не только принеся с собой испытания, но продемонстрировав вершины человеческого духа, воплощённые в произведениях искусства последующих эпох.