Наследие античности. Архитектура и живопись

Пока в Византии процветали города, они были центрами развития образованности, искусств и ремесел. Александрия, Антиохия, Бейрут, Дамаск, Афины, Никея, Фессалоники, Трапезунд славились своими культурными достижениями. Для архитектуры и живописи раннего периода местные особенности могут быть определены с большей точностью. Со времени Константина началось широкое строительство церквей. Для IV-V вв. характерно развитие двух типов церковных зданий: базилики и центрического купольного сооружения. В разработке базилики и центрического типа здания главное внимание раннесредневековые зодчие уделяли интерьеру.

Большое гражданское и церковное строительство быстро превратило Константинополь, основанный ещё в 76 г. до н. э. как Визант, в один из крупнейших центров того времени. В V в. были сооружены новые крепостные стены, строились многоэтажные жилые дома. При этом в столичном искусстве, в которой на протяжении всей истории Византии с наибольшей силой проявлялись официальные государственные и церковные тенденции, широко использовались также темы и приемы, унаследованные от античного искусства. Примером этого служат мозаичные полы Большого дворца императоров (V в.).

Искусство Рима, прочно связанное с наследием позднеантичной художественной культуры, сыграло роль одного из важнейших источников византийского искусства, главным образом его официальной линии. В конце IV и в V в. римское искусство представляло особую школу, в которой определяющее значение имели величественные имперские идеалы.

Естественно, что эти унаследованные от античности формы изменили свой характер: так, в архитектуре базилики сильнее ощущается тяжёлая масса перекрытия. Колоннада с её однообразным ритмом трактуется как сквозная стена: близко поставленные друг к другу колонны перестают восприниматься как самостоятельные элементы здания, определяющие своим местоположением и пропорциями (соразмерными с пропорциями человека) членения всей постройки.

Всё же в художественных образах, созданных в IV и V вв. в Риме, позднеантичное чувственное и светски-торжественное начало заметно преобладаёт над зарождавшимся средневековым спиритуализмом. Это воплотилось в архитектуре не только базилик, но и центрических зданий, например в церкви Санта Костанца (IV в.) с её просторным интерьером, украшенным кольцеобразно расположенной колоннадой, состоящей из 24 сдвоенных колонн.

Позднее античность ещё проявлялась и в римских мозаиках IV-V вв., украшающих церкви Санта Костанца, Санта Мария Маджоре, Санта Пуденциана. В этих мозаиках наряду с античными изобразительными традициями проявилось духовное начало, утверждавшееся в противовес чувственному.

Своеобразное направление имело в V в. искусство Равенны. В нём мы не найдём свойственной Риму императорской пышности. Наиболее интересны две центрические постройки: одна из них - так называемый мавзолей Галлы Плацидии - была сооружена во второй четверти

V в. Это небольшое крестообразное в плане и скромное в своем внешнем облике здание замечательно мозаичным убранством интерьера. Мавзолей освещается маленькими окнами. Густой синий цвет фона мозаик, наполняя интерьер приглушенным мерцающим светом, даёт главную цветовую и эмоциональную ноту всему убранству мавзолея. Своеобразная поэтичность ощущается в украшающих своды многоцветных розетках, составленных из стилизованных растительных узоров, в гирляндах цветов на арках, в изображениях золотых оленей у источника и красно-золотых голубей, а также в фигурах апостолов, с их свободными и плавными жестами. Эмоциональное содержание всего мозаичного убранства, христианская символика его декоративных мотивов обретают художественную жизнь в образах, в которых отчетливо звучит унаследованное от античности представление о поэтичности окружающего.

Мозаики создают особый мир духовной красоты, картина природы в мозаиках мавзолея имеет в значительной мере декоративный характер. Поэтому главную роль получила эмоциональная выразительность цветовых созвучий, а не пластичность объёма, гармоничная, замедленно плавная ритмика движений фигур. Этими свойствами отмечена и лучшая мозаика мавзолея Галлы Плацидии - «Христос - Добрый Пастырь» (в люнете над входом в мавзолей). Почти геральдическая строгость центрической композиции сочетается в мозаике с живо воспроизведенным скалистым пейзажем. Христос-Пастырь, сидящий среди стада овец, изображён в сложном контрапостном повороте; движения его трактованы с большой свободой. Выбор типа (безбородый, юный, так называемый Христос Еммануил), сложившегося па основе античных образов, так же как объёмная трактовка фигуры и соблюдение классических пропорций связывают это изображение с античными традициями. Но и здесь главным оказывается эмоционально-духовное начало, раскрываемое по преимуществу колоритом. Голубой тон объединяет всю композицию; он оживляет несколько тяжеловесную фигуру Христа. Красные линии, которыми отмечены черты лица, вплетаются в цветовую гамму мозаики как звучные красочные акценты.

Если мозаики мавзолея Галлы Плацидии представляют собой образец глубоко эмоционального искусства, то мозаики второй центрической постройки, созданной в Равенне в середине V в., совершенно иные в своей художественной выразительности. Баптистерий православных (Неонианский баптистерий, середина V в.) - восьмигранное здание, купол которого украшен превосходной мозаикой. В центральном медальоне изображено крещение Христа, над головой которого помещён голубь - символ святого духа. В широком кольце, окружающем центральный медальон, размещены апостолы, согласно христианскому учению, несущие принятую при крещении благодать по всему миру. Тема иерархически последовательного распространения христианской благодати весьма органично связана с назначением баптистерия, в центре которого была сооружена купель для крещения. Эта сугубо догматическая тема раскрыта художником в свойственных искусству Равенны V в. изображениях, сияющих синими, золотыми, белыми, оранжевыми и зелёными тонами.

В центральном медальоне с условным золотым фоном сочетается живо переданный пейзаж: бело-голубые струи Иордана создают впечатление бегущей воды. Обнажённая фигура Христа, стоящего по пояс в воде, и фигура Иоанна Крестителя исполнены пластично, они убедительны в цвете, естественны в движениях. Художник использовал и мотив античной аллегории, поместив справа бородатого бога реки Иордан.

Апостолы даны в свободных трёхчетвёртных поворотах, лица их обладают индивидуальной выразительностью. Складки белых с золотом одежд подчёркивают пластику тел. Зелёная земля, синий фон за фигурами апостолов, разделяющие их золотые канделябры и свисающие сверху бело-голубые завесы-велумы дополняют полную динамики и красочности композицию. В этой мозаике художники решали сложные идейно-образные задачи, это был идейный ответ арианству; живая, «земная» выразительность изображённых мотивов имеет здесь очень спиритуальный характер.

Искусство Равенны очень разное. Иной характер приобрело в IV-V вв. искусство, развивавшееся в восточных районах бывшей Римской империи.

В искусстве, которое сложилось в то время на территории Греции, значительную роль сыграли традиции эллинистической эпохи. Крупнейшим художественным центром здесь был город Фессалоники (Салоники), сохранивший своё значение и впоследствии. В архитектуре Фессалоник также развивались два типа церковной архитектуры, отличавшиеся яркими местными чертами. Базилики здесь - просторные, светлые. Таковы трёхнефная церковь Панагия Ахеропоитос (V в.) и пятинефная базилика Св. Димитрия (V в., позднее перестроена), в которой ярко заметны местные особенности. Ряды колонн не обладают строгой торжественностью, свойственной памятникам Рима того времени, - они трактованы более легко. Восточная часть базилики Св. Димитрия отличается богатством пространственных членений трансепта, создающих живописные перспективные эффекты. В VII в. колоннады среднего нефа были расчленены четырьмя столбами, обогатившими их ритм.

В огромной перестроенной из римского здания ротонде Св. Георгия (IV-V) были созданы мозаики с поразительными по декоративному богатству изображениями фантастических зданий. Это объёмно и пространственно трактованные сооружения, помещённые на золотом фоне, сверкающие сочными чистыми красками, украшенные светло-изумрудными велумами. Истоки таких сюжетов уходят в эллинистическое искусство.