Предмет исследования

Наша история, которая начинается не с Петра I и не с октября 1917 г. и не заканчивается днем сегодняшним, убедительно доказала, что при тех гигантских масштабах, той социальной и национальной неоднородности, том религиозном, культурном и духовном многообразии, испокон веков отличавших Россию, именно государство было и остается естественным условием ее существования и тем «цементом», который скрепляет части в целое и без которого не могут быть реализованы жизненные интересы этих частей.

В развитии русского, а затем и Российского государства института власти вообще изначально сформировались и соседствовали друг с другом две ведущие тенденции: великокняжеская, самодержавная и общинная, земско-соборная, демократическая.

На всем протяжении политико-правовой истории России можно с известной долей условности наблюдать «движение парами»: князь, его дружина - и народное вече, избиравшее должностных лиц; атаман – и казачий круг, определявший направление деятельности казацкого общества; самодержец – и Земские соборы как «Совет всея Земли»; император – и Государственная Дума, попытавшаяся представить классы и сословия всего общества; наконец, Генеральный секретарь монопольно правящей партии с партийным ареопагом – и сама партия, Советы народных депутатов, по-своему стремившиеся к отстаиванию интересов человека труда и самосохранению всей страны.

Взаимодействуя, эти тенденции по времени то взаимно дополняли друг друга и, находя согласие, скрепляли общество, значительно усиливая одна другую, то вступали между собой в острое противоречие, нередко завершавшееся противоборством. И тогда, какая бы из них ни одерживала верх, ее успех оказывался скоротечным, а результатом было взаимное ослабление.

В целом же – падение престижа государства и авторитета власти как таковой.

Исторический опыт показывает, что успех в решении крупномасштабных проблем державного, а не частного значения неизменно зависит от степени вовлеченности в процесс принятия этих решений народных масс. В зависимости от конкретных условий места и времени возникали различные формы такой вовлеченности и участия или невовлеченности и неучастия, вырабатывался соответствующий механизм взаимоотношений между «низами» и «верхами», определялись согласно потребностям момента государственные структуры, отрабатывались их взаимосвязь и соподчинение. Соответственно определялись тип, разновидность, формы организации и деятельности органов представительства и законодательства. Их всестороннее изучение всегда занимало достойное место в политико-правовой науке.

Естественно, полный анализ столь крупных проблем – дело коллективного разума. Мы же видим цель и задачи спецкурса, его предмет в том, чтобы осуществить комплексный анализ этапов становления российского парламентаризма в тесной взаимосвязи с формированием и развитием отечественной государственности; показать место и роль представительной и законодательной власти в лице Федерального Собрания в структуре государства, создании достаточно регламентно–статусного законодательства, ориентированного на новые реалии, на четкий законодательный процесс; предложить ряд конкретных политико-правовых рекомендаций по совершенствованию содержания и форм современного парламентаризма в России.

Эти и другие проблемы автор ставил и пытался дать их научную разработку в ряде своих работ (см. Васецкий Н.А., Краснов Ю.К. Российское законодательство на современном этапе. Государственная Дума в формировании правового пространства России (1994-2003). – М., 2003; Елчев В.А., Васецкий Н.А., Краснов Ю.К. Парламентаризм и народное представительство в России - история и современность. – М., 2001 и др.).

При этом особое внимание уделяется малоразработанным проблемам. Например, таким, как:

- истоки российского парламентаризма, уходящего корнями к опыту вечевой демократии древних Киева и Новгорода, и особенно земско-соборной практике народно-сословного представительства во властных структурах Московской Руси XVI-XVII веков, опыту, уникальному со всех точек зрения: государственно-правовой, политической, хозяйственной, духовно-нравственной;

- вехи формирования дооктябрьской Государственной Думы. Анализ ее деятельности свидетельствует: до сих пор весьма актуальны по крайней мере два урока ее существования. Первый. Парламентаризм в России XX века был «нежеланным ребенком» для правящих кругов. Его становление и развитие происходило в острой борьбе с авторитаризмом, самодержавием, самодурством чиновничества и исполнительной власти. Второй. В ходе становления российского парламентаризма был накоплен ценный опыт работы и борьбы с авторитарными тенденциями в деятельности власти, который не по-хозяйски забывать и сегодня;

- правовая основа, механизм и результаты выборов Федерального Собрания Российской Федерации, конституционные основы деятельности Федерального Собрания;

- новые функции, которые в системе управления Федеральным Собранием осуществляет ее рабочий аппарат, действующий по формуле: «Депутат – имя существительное, аппарат – имя прилагательное». Не вдаваясь в обоснованность выдвинутого в последнее время рядом политологов термина «аппаратная демократия», основные слагаемые этой демократии – снятие табу сверхсекретности с делопроизводства и документооборота, коллективность в проработке решений, гласное обсуждение и доступность экспертного анализа, возможность и право аппаратчика на свою, порой отличную от вышестоящего в руководящей иерархии точку зрения, наконец, раскрепощенность сотрудника аппарата, позволяющая ему наиболее полно раскрывать свои деловые качества и реализовать интеллектуальные способности, – утверждаются, хотя и трудно, в практике работы Федерального Собрания.

Логика становления современного парламентаризма, основные направления и перспективы его развития показывают, что самым надежным, эффективным средством, которым согласно статье 105 Конституции России Федеральное Собрание располагает при ответе на острейшие вопросы современности, является законотворческая деятельность.

Это с неизбежностью требует применения при изучении этих проблем наряду с традиционными подходами и иных теоретических моделей и методов исследования. Прежде

всего нужно покончить с имевшей место в прошлом идеологией законотворчества, порождавшей вторичную философию закона, согласно которой закон зачастую оказывался формальным приложением к партийным решениям, выступал не главным, а на фоне бесчисленных подзаконных актов второстепенным способом регулирования основных общественных отношений. Равно как и с другой наметившейся за последнее время крайностью – приданием закону силы универсального регулятора, годного на все без исключения случаи жизни, что питает иллюзии молниеносного удовлетворения ситуационных потребностей только с помощью закона.

Важно также постоянно держать в поле зрения меру обеспеченности законов, их соответствия имеющимся условиям, наличию ресурсов и готовности граждан к восприятию норм законов, поддержку государственными органами и общественными организациями. Наконец, осуществлять создание правового акта строго в рамках законодательного процесса, при безусловном соблюдении конституционных принципов правотворчества и компетенции субъектов права.

Без этих непременных условий и требований законотворчество не станет одним из важнейших инструментов государственного руководства, затрагивающих все основные пласты и сферы жизнедеятельности общества.

Плановые начала, независимо от того, какие цели – текущие или долгосрочные – они преследуют, позволяют подходить к законотворчеству комплексно, выделяя приоритетность его направлений, обусловленных социальными и иными потребностями, более рационально и экономно распределять усилия по выработке правовых актов, в том числе не только Федеральному Собранию, но и другим органам и учреждениям, ответственным за подготовку конкретных законопроектов.

Именно с помощью планирования в Федеральном Собрании определялись основные приоритеты законотворческой деятельности, предусматривались способы решения конкретных правовых проблем, будь то при помощи разработки одного из группы законопроектов; предложений по внесению изменений или дополнений в действующие законы; новых редакций законодательных актов; концепций законопроектов; проведения правовых экспериментов и др.

В результате главными итогами деятельности Федерального Собрания, на мой взгляд, стали:

Первое. Становление Федерального Собрания – парламента Российской Федерации – как высокопрофессионального субъекта законотворчества и усиление его влияния на общественные дела, на создание правовых предпосылок для осуществления рыночных реформ и становления правового государства.

Второе. Вклад Федерального Собрания в обеспечение в обществе атмосферы согласия, готовности к компромиссу на базе терпимости и уважения к законным интересам друг друга.

Федеральное Собрание как важнейшая часть современного российского парламентаризма, несмотря на все недостатки, противоречия, болезни становления и роста, превратилось в ключевой фактор укрепления политической стабильности и российской государственности.