Идеи народного представительства в политической мысли России

Впервые в русской политической мысли вопрос об ответственности князя перед подданными поставил митрополит Иларион еще в XI веке в своей знаменитой работе "Слово о законе и благодати" (см.: Розов Н.Н. Синодальный список сочинений Илариона – русского писателя XI в. - Praha, 1963).

Князь – правитель государства или государственного образования. На Руси старший из князей назывался великим, остальные – удельными.

Эта проблема сформулирована у него в общих чертах, но она обозначена и в дальнейшем породила целую самостоятельную линию в русской политической литературе. Непосредственно вслед за Иларионом обращение к данной проблеме встречается у автора "Повести временных лет" Нестора, в которой говорится, что "за злые действия князя будет отвечать вся страна", но ответственность самого князя предусматривается только перед Богом (Повесть временных лет. – М.: Л., 1951. Ч. 1, с. 39).

Митрополит Киприан, продолжая обсуждение этой темы, сформулировал положение

"о княжеском грехе" под которым он понимал плохое управление подданными, и поставил вопрос о взаимной ответственности правителя и его подданных (см.: Русская историческая библиотека. - М., 1965. Т. 4. С. 176).

Эти идеи прозвучали еще в трудах Владимира Мономаха. В его "Поучении детям" ведущее место занимает проблема организации и осуществления верховной власти. В. Мономах советует будущим великим князьям все дела решать совместно с советом дружины (см.: Повесть временных лет. С. 157).

В духе складывающейся традиции русской политической мысли Даниил Заточник в своем "Молении" также последовательно проводит мысль о необходимости князю иметь при себе думцев и опираться на их совет в своей деятельности (см.: Русская историческая библиотека.

Т. 3. С. 17).

О необходимости совета как органа, ограничивающего самовластие правителя, много и часто писал Максим Грек, который в своих трудах разработал ряд вопросов политической теории, затронув большой круг политико-правовых тем. Его интересовали проблемы, связанные с выяснением происхождения и сущности верховной власти, формы ее организации, способы реализации высших властных полномочий.

Совет – высший совещательный орган при великом князе, государе, не столько ограничивал их власть, сколько выступал именно как консультационный орган.

К законным способам происхождения власти Максим Грек относит не только наследственное занятие престола, но и выборное. Всенародное избрание правителя он считает законным получением престола.

Предпочтительной формой власти, по Греку, является такая организация, при которой

царь управляет подвластными "в синклитских советах царских". Во всех высказываниях

Максима Грека проводится одна мысль – единоличное управление государством ведет к гибели.

К власти должны быть допущены "благохитреяные советники" и "крепкодушные воеводы". Советники должны быть мудры и доброхотны, а плохих советников, "говорящих и советующих что-нибудь развратное", следует немедленно удалять, чтобы не подвергнуться их влиянию. Перечисляя состав "советующих лиц", М. Грек почти везде наряду с боярством упоминает и дворянство (служилые люди). Подчеркивал он и почетную роль воинства в государстве как одной из сил, при помощи которой осуществляется главная задача государственной деятельности – обеспечение мира и стабильности жизни подданных державы.

Бояре – в Древнерусском государстве потомки родоплеменной знати, дружинники, вассалы и члены княжеской думы. Имели своих вассалов, пользовались правом отъезда к другим князьям.

Дворяне – наряду с духовенством одно из высших сословий в феодальном обществе. Обладали закрепленными в законе и передаваемыми по наследству привилегиями.

В определении формы власти М. Грек подошел к мысли о сословно-представительной монархии, которая смогла бы воплотить идею координации основных политических сил Русского государства (духовенства, боярства и дворянства), объединенных вокруг сильной великокняжеской власти.

Максим Грек последовательно развивает мысль об ограничении верховной власти не только советом, но и законом, а также суммой нравственных критериев, которым должен соответствовать наделенный высшими властными полномочиями глава государства (см.: Грек М. Сочинения в

трех частях. – Казань, 1859-1862. Ч. II. С. 298-323).

После объединения русских земель вокруг Москвы ощущалась необходимость в новой организации формы правления и государственного устройства. В трудах русских мыслителей появился предметный анализ политических и юридических категорий. Такой подход заметен в произведениях Федора Карпова – публициста и дипломата конца XV – начала XVI веков, близкого к Максиму Греку и его окружению. Его политические воззрения изложены в "Послании митрополиту Даниилу", написанном приблизительно в 30-х годах XVI столетия, когда уже наметилась тенденция формирования сословно-представительных институтов и учреждений в стране. Во всех высказываниях мыслителя явно прослеживается одобрение формирующимся представительным формам организации власти. Обращает на себя внимание и неоднократное употребление публицистом такого выражения, как "дело народное" – сам термин напоминает буквальный перевод с латинского (respublica). Ссылки на произведения Аристотеля, обращение к политическим воззрениям Цицерона, в которых отдается предпочтение республиканскому образу правления с выборной магистратурой, а также прослеживается прямое заимствование терминологии этих мыслителей, являются хотя и косвенными, но существенными доказательствами симпатий Карпова к коллегиальному, а не единоличному принципу в организации форм власти (см.: Памятники литературы Древней Руси. – М., 1984. С. 511-512).

Широкую программу политико-юридических преобразований предложил в XVI веке служилый дворянин И.С. Пересветов. В своей политической теории (излагается в виде государственного устройства некой восточной страны) он рассмотрел вопросы, касающиеся формы правления и объема полномочий верховной власти. В теоретической схеме он определил структуру и форму деятельности ведущих звеньев государственного аппарата, наметив основную линию дальнейшего государственного строительства, предугадав пути его развития.

Вопрос о форме власти занимал в системе его политических взглядов одно из центральных мест. При этом, однако, не надо смешивать теоретические представления о верховной власти и ее пределах, объеме полномочий, участии в ее осуществлении Боярской думы как законодательного органа – с практической критикой боярского самовластия. Понятие боярского самовластия совершенно не равнозначно представлению о Боярской думе. Критикуя боярское самоуправство, И.С. Пересветов явно призывает в своих сочинениях к монархии, ограниченной советным органом, в состав которого включены основные сословные категории феодалов: сеиты, абызы и молны (духовенство), паши (бояре) и санчакбаи – военачальники (дворяне). Этот состав расширяет рамки простого родового боярского представительства и отражает интересы всех феодалов. Пересветов предлагает такую структуру высшего советного органа при государе именно в тот период развития русской государственности, когда Боярская дума уже выступала ядром формирующегося сословного представительства. Пользуясь весьма распространенным в его время в литературе "турецким образцом", Пересветов четко формулирует мысль о необходимости ограничения верховной власти сословно-представительным органом, участвующим вместе с царем во всех важнейших делах, то есть обладающим правом принимать законы. Этот орган имеет общегосударственный статус и предполагает, что его деятельность в дальнейшем будет залогом централизации страны (см.: Сочинения И.С. Пересветова. – М., 1956. С. 182-183).

Близкие взгляды на представительную власть выражал и A.M. Курбский. Сословно-представительная монархия, сформировавшаяся в своих основных чертах в середине XVI века, предусматривала необходимость соборного решения всех общегосударственных дел. В этой исторической ситуации наметились две тенденции в развитии государственности и сопровождавшей ее политической идеологии, которые отвечали идеалам различных социальных групп господствующего класса. Одна из них, опиравшаяся на реформы 1550-х годов, предполагала развитие принципа сочетания учреждений приказного аппарата с органами сословного представительства в центре и на местах.

Другая, проводимая непосредственно самим Иваном IV, заключалась в обосновании права сосредоточения неограниченной власти в руках царя посредством установления деспотического политического режима системой опричных нововведений.

Князь A.M. Курбский, принимавший активное участие в деятельности правительства

Ивана Грозного ("Избранной рады"), в своей политической теории развивал положения первой из названных тенденций, выражавшей взгляды, оппозиционные по своему содержанию идеалам феодальной группы во главе с царем, в руках которых сосредоточивалось реальное обладание властью.

Наилучшим вариантом государственной организации Курбскому представляется монархия с выборным сословно-представительным органом, участвующим в разрешении всех наиважнейших дел в государстве. Только царству, управляемому "правильно", считал он, сопутствуют победы и успехи в делах его. Под "правильной" организацией Курбский понимал создание не только представительного органа из "всенародных человек", но и различных "синклитов", состоящих из советников – "мужей разумных и совершенных во старости мастите сущих, благолепием и страхом Божьим украшенных... и во среднем веку, такое же предобрых и храбрых и тех и онех в военных и земских вещах искушенных", то есть специалистов самых различных профилей, без которых "ничего же устроити или мыслити" в государстве невозможно. Таким образом, по Курбскому, высшие властные полномочия в стране осуществляются царем совместно с представительным органом, а вопросы управления решаются правительством, опирающимся в своей деятельности на различные "синклиты" (см.: Курбский А.М. История о Великом князе Московском. – СПб., 1913. Стр. 11-12, 51-52, 60-61, 66).

Линию, намеченную М. Греком, Ф. Карповым, 3. Отенским, И. Пересветовым и А. Курбским, продолжил И. Тимофеев, но у него она получила более обстоятельную аргументацию. Органу, представляющему собой "совет городов всей земли", Тимофеев придает двойственное значение.

В 1802-1803 годах советником царя по вопросам управления стал М.М. Сперанский.

Он получил задание подготовить общий проект государственных преобразований в России. Этот проект – "План государственного преобразования", или "Введение к уложению государственных

законов", – был готов уже к концу 1809 года.

Цель преобразований, считал Сперанский, – укрепление самодержавного правления на "непременном законе". Средство ее осуществления – организация управления на строгом разделении властей (законодательной, исполнительной и судебной) и допущение выборных представителей народа к законосовещательной деятельности в парламенте – Государственной Думе.

Во главе государства должен стоять монарх, которому принадлежит вся полнота власти. При нем существует Государственный совет – совещательный орган из назначаемых монархом сановников, через который поступают к монарху все дела от нижестоящих органов и в котором обсуждаются все крупные государственные мероприятия. Таким образом, этот орган должен был объединить всю деятельность правительства.

Государственная дума и местные думы должны быть выборными. Все имеющие право голоса и старшины государственных крестьян (по одному на 500 человек) составляют волостную думу, которая занимается местными вопросами и избирает депутатов в окружную думу на три года. Окружная дума решает вопросы данного округа и избирает депутатов в губернскую думу. Губернская дума из своих членов избирает депутатов в Государственную Думу – высший представительный орган, призванный обсуждать предложенные ему свыше законопроекты, которые затем поступают в Государственный совет и на утверждение царю.

Принцип выборности был предложен Сперанским и для организации судебной власти: волостной, окружной и губернский суды – выборные, но высшая судебная инстанция – судебный Сенат назначается царем пожизненно из числа лиц, избранных в губернских думах.

В основу выборной системы Сперанский предложил не сословный принцип, а имущественный ценз (владение движимым и недвижимым имуществом).

Исполнительные административные органы, представленные министерствами и подчиненными им инстанциями в губерниях, округах и волостях, должны назначаться и полностью подчиняться верховной власти. Объединять и осуществлять контроль над деятельностью министров должен Правительствующий Сенат (см.: Сперанский М.М. Проекты и записки. – М.; Л., 1961).

План Сперанского был одобрен царем. Сперанский надеялся, что в течение 1810 года он сумеет провести в жизнь весь свой план. Однако сам Государственный совет, созданный по его планам, стал решительным противником дальнейших преобразований. Долго обсуждавшаяся реформа Сената так и не была осуществлена. Реформа министерств, проведенная через Государственный совет, носила технический характер – она лишь улучшила дееспособность министерств, делопроизводство в них. Сам Государственный совет так и не приобрел авторитета.

Обстоятельно разработаны идеи народного представительства в трудах декабристов.

П.И. Пестель, политическим идеалом которого была республика, предлагал верховную власть в стране вручить Народному вече, исполнительную - Державной думе.

Народное вече, по его представлению, – это однопалатный парламент, который избирается на пять лет с ежегодным переизбранием одной пятой его части. (см.: Избранные социальные и политические сочинения декабристов. – М., 1951).

В конституционном проекте Н.М. Муравьева, сторонника конституционной монархии, также предполагалось разделение властей и создание законодательного органа власти – Народного вече, которое должно было бы состоять из двух палат – Верховной думы и Палаты представителей.

Верховная дума избирается сроком на шесть лет и каждые два года обновляется на одну треть своего состава при общем числе 45 членов.

Палата представителей состоит из 450 членов и избирается сроком на два года.

Во второй половине XIX века взгляды русских мыслителей на теорию разделения властей во многом совпадали с основными чертами западноевропейского конституционного государства.

В каждом государстве, писали многие русские юристы на рубеже XX века, должны быть способы вырабатывать и провозглашать право, должна быть власть законодательная, возвещающая как бы волю целого общества отдельным его членам. "Но должны быть и способы применять повеления этой общей воли, правила законов к отдельным случаям, к спорам между частными лицами и к случаям, когда частные лица нарушают законы общества – должен быть суд (см.: Виноградова П.Г. Господство права. – М., 1911. С. 4).

Решительным сторонником теории разделения властей являлся Н.И. Лазаревский. Считая разделение властей основным понятием конституционного права, вместо равноправия трех обоснованных властей (законодательной, исполнительной, судебной) он отстаивал положение о том, что законодательная власть должна стоять над другими властями в государстве

(см.: Лазаревский Н.И. Русское государственное право. – Пг., 1917. С. 90.).

Законодательствуя, государство свободно, оно не связано положительным, обычным и законодательным правом. Нет вечных обычаев и законов. Положительное право тем самым не ставит никаких границ законодательному творчеству государства. По самому существу своему законодательная власть не может быть ограничена законом, считал В. Гессен (см.: Гессен В.М. Правовое государство и народное голосование. – СПб., 1908-1909).

Государственная власть, считал Кистяковский, связана с народом, так как сам народ принимает участие в организации государственной власти и в создании государственных учреждений. Самое важное учреждение правового государства – народное представительство, которое является "соучастником государственной власти, непосредственно создавая одни акты ее и влияя на другие (см.: К. Кистяковский. Государственное право (общее и русское). – М.,

1908-1909).

Таким образом, многие юристы считали народное представительство проводником господства права. В избрании народного представительства должен участвовать весь народ, и не должно быть никакого разделения людей на привилегированных по отношению к праву избирать народных представителей, то есть никакого ограничения в избирательном праве.

Народное представительство – представительство народа через выбранных лиц или назначенных при высшей государственной власти.

С. Котляревский подразумевал под народным представительством законодательный орган, действующий в правовом государстве. В связи с этим четко вырисовывался принцип парламентаризма как режим обязательной политической солидарности между правительством и иными органами.

В советский период высшей формой представительной власти и демократического устройства считались Советы. Принцип разделения властей отвергался.

В современной России анализ роли представительной власти в общественной жизни осуществляется главным образом на основе изучения деятельности парламента – Федерального Собрания Российской Федерации, состоящего согласно Конституции 1993 года из двух палат – Государственной Думы и Совета Федерации.