Крученых Алексей Елисеевич

В ином направлении развивалось творчество других «гилейцев». Алексей Елисеевич Крученых (1886–1968), поэт и теоретик кубофутуризма, пытался в своем творчестве наиболее последовательно реализовать программные установки литературных манифестов футуристов. Идея «самотворчества», «самовитого» слова обернулась в его произведениях гранью, разрушающей искусство. Поэт программно бунтовал против красоты и логической речи. Весь мир поэзии он свел к «слову как таковому», выступив с проповедью «заумного языка» как поэтической самоцели. Широко известно пятистишие поэта, в котором Крученых видел больше национального и поэтического, чем во всей поэзии Пушкина:

дыр бул шыл

убещур

скум

вы со бу

рлэз

Крученых стремился разрушить слово, чтобы создать некий «внесловесный» язык, который, по его представлению, и даст возможность подлинного поэтического самораскрытия. Эта концепция поэтического слова определялась футуристической теорией искусства: искусство не отражает действительность, но деформирует, переделывает ее, подчеркивая ассимметричность, дисгармонию мира. «Освобождение слова» от смысла исходило из отрицания всякой координации поэзии с миром, его отношениями и пропорциями. Этим объясняется и интерес футуристов к уродливому, ассимметричному, контрастному, эстетизация безобразного, уродование высоких поэтических образов. Образцами звуковой и графической зауми стали сборники А. Крученых «Возропщем» (1913) и «Утиное гнездышко... дурных слов...» (1914), которые набраны шрифтами разных размеров, стих в них построен на сочетаниях диссонирующих (резкое, не сливающееся звучание) звуков, в произведениях отсутствуют знаки препинания.