Просветительские фильмы иностранного производства

Среди картин зарубежного производства наиболее полно был представлен раздел географи-ческих и этнографических фильмов, объединявшихся под общим названием «видовых». Эти «видовые» картины на самом раннем этапе развития кинопроизводства составляли ведущую в количественном отношении группу фильмов. Их снимали во многих сотнях названий еще агенты братьев Люмьер в 1896-1898 годах, путешествовавшие по всему миру с новым аттракционом - кинематографом. Затем, когда братья Люмьер отказались от кинопроизводства, видовые картины продолжали снимать операторы французских фирм Пате и Гомон, английской «Варвик», немец-ких «Месстер» и «Биоскоп», американских «Эдисон», «Вайтаграф», «Байограф» и многих-многих других. Выходившие в тысячах названий вплоть до первой мировой войны, видовые фильмы включались в программу каждого сеанса обычных коммерческих кинематографических театров. После этого, использованные в коммерческом прокате, они передавались по сниженным ценам учреждениям и организациям, использовавшим кинематограф в просветительной деятельности.

Только в двух выпусках каталога «Разумный кинематограф» перечислено 1200 видовых картин, рисующих жизнь зарубежных стран. Из этого количества около 800 было посвящено разным странам Европы, 200 - Азии, преимущественно Индии и мусульманскому Востоку, свыше 100 - Африке, около 60 - Америке, главным образом Северной, Канаде и США, 35 - Австралии. Некоторая часть этих картин изображала природу и быт зарубежных стран в красках (Цветные фильмы раскрашивались вручную, хотя в начале 10-x гг. изобретатель Урбан Смит предложил удовлетворительную для того времени систему цветной киносъемки. Однако, как пишет

Л. Джекобс в «Критической истории американского кино», У. Смиту было заплачено «за смерть его изобретения». Американские киномонополии приобрели его патент и похоронили его в своих сейфах), что делало их особенно привлекательными для зрителей.

Подавляющее большинство имевшихся в русском прокате видовых картин иностранного производства содержало преимущественно географический и этнографический материал. Картин по зоологии и, особенно, по ботанике было сравнительно немного. И только отдельные из них демонстрировали «природную жизнь диких зверей и птиц». Часть подобных фильмов была заснята в зоологических садах, парках и заповедниках, часть имела учебное назначение и была посвящена морфологии и физиологии животных и растений или даже демонстрировала микро-киносъемки. В русском прокате Пате имелось около 200 фильмов д-ра Командона, содержащих киносъемки микроскопических препаратов.

Фильмы по медицине и гигиене были представлены отдельными названиями. Особенным успехом пользовались два медицинских фильма: французский «Операция профессора Дуаэна» и аналогичный, снятый также французским оператором, вероятно, Ф. Месгишем в России, «Опера-ция профессора Модлинского».

Содержание фильмов по сельскому хозяйству было крайне пестрым. В воспоминаниях

В. Бонч-Бруевича «Ленин и кино» сообщается, что Ленин особенно высоко оценил «великолепные фильмы», посвященные показу «сельскохозяйственного производства на мощных тракторах лучшими земледельческими орудиями в сельскохозяйственных латифундиях Северной Америки и Канады». По-видимому, в русский прокат такие фильмы не проникали. Во всяком случае, нам никаких данных об их показе в дореволюционной России не удалось обнаружить.

Зарубежные фильмы по сельскому хозяйству, демонстрировавшиеся в России, никакой инструктивной ценностью не обладали. Они либо иллюстрировали малопригодный для русских условий опыт западноевропейского земледелия, либо были посвящены таким специфическим видам сельского хозяйства, как «Разведение страусов на фермах в Африке» или «Добывание улиток во Франции». Несколько ближе к задачам агрономической пропаганды были некоторые фильмы Пате, предназначенные для узкопленочных аппаратов «КОК». Но о них мы скажем отдельно.

Так же как и сельскохозяйственные картины, лишены были инструктивного значения и фильмы, посвященные промышленности. Среди них не было ни одного, который всерьез знакомил бы с достижениями современной техники или, скажем, с технологией производства в тяжелой промышленности. Большинство имевшихся в прокате сюжетов этого тематического раздела было посвящено производству предметов широкого потребления или кустарным промыслам. А некото-рые сюжеты изображали ремесленный труд в экономически отсталых и полуколониальных странах Африки и Азии, и их по праву следовало бы отнести к этнографическим.

К числу фильмов просветительного репертуара относились также и такие, которые были посвящены спорту, авиации, охоте и рыболовству. Для современников они имели весьма незначи-тельное познавательное значение: воздушные полеты на самолетах и дирижаблях, равно как и очень популярная в те годы французская борьба, представляли интерес, прежде всего, как аттрак-ционы.

Характерно, что просветительными в те годы считались также и фильмы на религиозные сюжеты. За рубежом, главным образом во Франции, выпускалось по заданию католической церкви множество фильмов, иллюстрирующих мифы Ветхого и Нового заветов. В России фильмы на сюжеты из Нового завета и посвященные житиям святых были запрещены синодом; однако некоторые сюжеты из Библии на экран все же просачивались и в таком случае включались в просветительный репертуар.

Среди стандартных 35-мм просветительных фильмов иностранного производства меньше всего имелось учебных картин по физике, химии, астрономии, математике. В каталогах и рекламах они были представлены единичными названиями.

Само собой разумеется, что выбор иностранных просветительных картин в русском дореволюционном прокате отнюдь не отражал реального состояния учебной и научно-популярной кинематографии западных стран. В нашем прокате почти не было фильмов, специально соз¬дававшихся для учебных и просветительных целей. Как правило, репертуар просветительных картин составлялся у нас из отходов коммерческого проката - поэтому-то в нем было так много случайных сюжетов анекдотического характера.

Гораздо более четкую учебную направленность имели узкопленочные фильмы для проек-торов «Кок». К началу первой мировой войны московское отделение Пате накопило их в коли-честве, превышающем 200 названий.

Во втором выпуске каталога «Разумный кинематограф», вышедшем в начале 1914 года, перечислены 184 узкопленочных фильма для аппаратов «Кок». Из них: по сельскому хозяйству (общее и частное земледелие, луговодство, травосеяние, огородничество, садоводство, лесовод-ство, с.-х. машины и орудия, животноводство, переработка с.-х. продуктов) - 81 фильм; по физике и смежным дисциплинам - 64; по технологии - 3; по химии - 5; по зоологии и ботанике – 10; по медицине - 8; по экономике сельского хозяйства (кооперация, кустарные промыслы) - 13 фильмов.

Эти данные могут создать преувеличенное представление о ценности узкопленочной серии научно-популярных и учебных фильмов Пате для русского зрителя. Вполне вероятно, что фильмы этой серии отвечали соответствующим программам общего школьного и специального агрономи-ческого образования, принятым во Франции. В известной мере полезными оказались в России фильмы, рассчитанные на школьников и посвященные физике, химии и смежным дисциплинам. Что же касается сельскохозяйственных фильмов, то их учебная ценность для русского крестьян-ства была ничтожной. Отсталость русского земледелия, совершенно отличные от французских природные условия – все это сводило на нет значение преподаваемых в фильмах рекомендаций. Попытки же фирмы Пате приспособить содержание отдельных картин к русской «специфике»

оканчивались конфузом. Так, например, в раздел сельскохозяйственной экономики был включен фильм о производстве икон во Владимирской губернии.

Что же давали фильмы узкопленочной серии «Кок» русскому зрителю, особенно деревен-скому? В основном только понимание страшной отсталости русского сельского хозяйства, но не практические знания, которые можно было бы применить на деле. Именно по этой причине земские деятели, приобретавшие аппараты «КОК» для демонстрации кинематографа в деревне, уже в 1914 году стали критиковать содержание узкопленочных картин Пате. Как бы не случаен был репертуар просветительных фильмов обычного 35-мм формата, он, бесспорно, был значитель-но полезней и деревенским и городским зрителям, расширяя их кругозор, знакомя их с природой и бытом зарубежных государств и родной страны.

Описывая в самых общих чертах репертуар иностранных фильмов, использовавшихся русским просветительным кинематографом в дореволюционные годы, мы должны еще раз подчеркнуть, что он далеко неполно и не точно отражал подлинное состояние зарубежной научно-популярной и учебной кинематографии.

Многие значительные и ценные фильмы зарубежного научно-популярного и учебного кино в Россию вовсе не попадали и были известны только по кратким газетным и журнальным сообще-ниям. Так, например, в деле выпуска учебных фильмов и использования их в средней и низшей школе первенствующее место в годы, предшествовавшие первой мировой войне, принадлежало, по-видимому, Англии. Однако в Россию ни один из английских учебных фильмов не попал, и о них, равно как и об опыте английских педагогов, применявших кино в школьном обучении, наша педагогическая общественность знала только из прессы.

Совершенно так же в русский прокат не попал ни один фильм, предназначенный для производственного обучения рабочих. Между тем, они очень успешно применялись в США для изучения работы лучших рабочих и для повышения производительности труда. Владельцы прокатных контор, выписывавшие фильмы из-за границы, не покупали инструктивные и учебные фильмы, считая, что их эксплуатация в России себя не окупит. Организациям, использовавшим кинематограф в учебных и просветительных целях, предлагались почти исключительно те фильмы, которые были рассчитаны на общий коммерческий прокат и утратили свою ценность для «торговых», как тогда называли, кинематографов. Репертуар русского просветительного кинема-тографа почти всегда составлялся из порядком потрепанных копий видовых и тому подобных картин, которые до сдачи в удешевленный прокат для школ и народных университетов долго демонстрировались в обычных кинотеатрах.