Направления развития просветительского кинематографа в дореволюционной России

Как же развивался просветительный кинематограф в дореволюционные годы? Здесь надо выделить три основных направления его развития: в области внешкольного образования в городе, в качестве учебного пособия в городских учебных заведениях и, наконец, в деревне.

Внешкольная работа с просветительным кинематографом обычно была связана с народными университетами и различными курсами для рабочих, существовавшими в больших промышлен-ных городах чаще всего на средства богатых жертвователей.

Дореволюционные «народные университеты» являлись, как правило, узко «культурниче-

скими» организациями, чуравшимися какой бы то ни было постановки социальных проблем. Такими же были и просветительные кинематографы, занимавшиеся внешкольной образовательной деятельностью. Просветительные кинематографы до революции не могли непосредственно содействовать идейному росту своих зрителей, ибо фильмы, которые они демонстрировали, либо обходили социальные проблемы, либо, если и ставили их, то разрешали их в охранительном духе (некоторые кинокартины из русской истории). Но в целом они все же расширяли кругозор народного зрителя, знакомя его с жизнью других стран и народов, изображая историческое прошлое, иллюстрируя произведения классической русской литературы.

Одна из первых удачных попыток устройства просветительного кинематографа была сделана одесским отделением Русского технического общества, которое в декабре 1908 года открыло кинолекторий, рассчитанный главным образом на учащихся средних школ. Был приобретен кинопроекционный аппарат и небольшой запас лент, а энтузиасты кино - члены общества и педагоги - взялись бесплатно сопровождать своими пояснениями каждый сеанс. Уже во втором полугодии учебного 1908/09 года деятельность научного кинематографа в Одессе развернулась вполне успешно. Еще лучше пошла она в следующем учебном1909/10 году. За этот учебный год одесский научный кинематограф обслужил свыше десяти тысяч учащихся. Сеансы научного кинематографа устраивались платными, но цены на билеты были очень невысоки (5 коп. с учащихся городских школ, 10 коп. с учащихся средних учебных заведений - гимназий, реальных училищ и прогимназий и 20 коп. со взрослых зрителей). Несмотря на такую весьма умеренную плату, научный кинематограф не только оправдал расходы по своей эксплуатации (за весь 1909/1910 год они составили всего 850 руб.), но и принес прибыль в сумме около 400 рублей, которая была обращена на приобретение новых лент.

Каждый сеанс одесского научного кинематографа состоял из двух отделений: в первом демонстрировались фильмы на исторические и географические темы, во втором - на естественно-научные и технические. Так как особого производства картин научного содержания еще не существовало (Специальное производство учебных лент к этому времени было создано, по-види-мому, лишь в Англии. В России производство таких лент возникло только в 1912 г. на кинофабрике А. Ханжонкова и велось в очень небольшом объеме.), то материал для кинолекций отбирался из обычных фондов прокатных контор.

В мае 1910 года в Одессе была открыта Художественно-промышленная выставка. Деятель-ность научного кинематографа была перенесена в ее помещение. На выставке кинолекторий функционировал с большим успехом, а организаторы выставки сочли даже возможным посвятить ему специальную брошюру.

По словам Л. Никонова, еще более удачно работал научный кинематограф, основанный Самарским обществом народных университетов: «Устройство научного кинематографа в Самаре было задумано в Обществе народных университетов еще с самого возникновения этого общества, но осуществить задуманное удалось лишь в 1910 году. Деньги на первоначальное обзаведение

(3000 руб.) были пожертвованы А.А. Субботиным. На эти средства были приобретены два кинематографа. Один - для обслуживания учебных заведений (подвижной) и другой - постоянно установленный в Пушкинском народном доме. Главными посетителями... были учащиеся. Плата взималась по 3 коп. с учащихся в низших школах и по 5 коп. с учащихся в средних школах, с не учащихся - 10, 20 и 30 коп. (с нижних чинов 5 коп.). Сеансы обычно состояли из двух отделений - научного и литературно-музыкального».

Образцовой для своего времени была работа нижегородского просветительного кинемато-графа, состоявшего при секции гигиены и воспитания Нижегородского отдела Русского общества охранения народного здравия.

Нижегородский просветительный кинематограф, возглавляемый энтузиастом этого дела

К. Грациановым, существовал главным образом на частные пожертвования, хотя и получил государственную субсидию от Министерства просвещения в 2 тыс. рублей и от губернского земского собрания - 150 рублей. Стараниями К. Грацианова было собрано около 50 тысяч метров картин, имеющих просветительное значение, и из них, путем перемонтажа, создавались специальные просветительные и учебные кинопрограммы на разные темы. Каждый сеанс бесплатно обслуживался квалифицированными лекциями членов общества - педагогов и врачей. Кинематограф располагал постоянным помещением, полученным также бесплатно, - залом Коммерческого училища и, кроме того, устраивал выездные сеансы в коммерческом клубе (специально для «меценатов», от которых он получал материальную помощь), в Сормове, в Канавине, в кадетском корпусе и в других местах. Наконец, нижегородский просветительный кинематограф снабжал кинолентами шесть общественных организаций и учебных заведений города. В 1913 году он располагал 23 кинематографическими программами, из которых 7 были на географические темы, 3 - на темы исторические и историко-литературные, 7 рассчитанные на детей и 2 посвящены вопросам гигиены.

Наибольший подъем в деятельности нижегородского просветительного кинематографа относится к 1912-1913 годам. Смерть его руководителя и организатора К. Грацианова вызвала спад его работы, который еще больше усилился после начала первой мировой войны.

Судя по далеко не полным сведениям, почерпнутым из печати, в дореволюционной России в 1908-1914 годах имелось несколько десятков подобных просветительных кинематографов. Однако в большинстве своем они были организованы гораздо хуже, чем самарский и нижегородский. Многие из них были очень бедны, некоторые занимались только демонстрацией фильмов, не имея возможности сопровождать сеансы пояснениями. Таков был, например, екатеринбургский просветительный кинематограф, основанный местным попечительством о народной трезвости в 1910 году. Он демонстрировал фильмы в самом Екатеринбурге и девяти пунктах, отстоящих от губернского центра на 60-190 верст. Входная плата на сеансы была очень низкой - в Екатеринбурге она составляла от 5 до 30 коп. (причем из 5 тысяч проданных в Екатеринбурге билетов 4400 было продано по цене от 5 до10 коп.). На выездных сеансах плата за вход была еще меньше – от 3 коп. за билет.

Екатеринбургский просветительный кинематограф успешно работал всего один год. За последующие годы нам не удалось найти о нем никаких сообщений, вероятно, он закрылся, потому что располагал только одной программой, составленной удивительно неумело и случайно. В эту программу входили короткометражные картины: «Микробы возвратного тифа», «Датская чета в гостях у русского царя», «Размножение мухи», «Приготовление консервированного молока», «Рыбная ловля в Астрахани», «Кипятите вашу воду» и «Пчелы».

Конечно, репертуар екатеринбургского просветительного кинематографа был исключительно беден и не интересен зрителям. Но проблема репертуара стояла не только перед ним, но и перед всеми учреждениями подобного рода. Фильмов было мало, и в большинстве своем они не отвечали на важнейшие запросы зрителей. Развитию русского просветительного кинематографа после трудностей организационного и материального порядка больше всего препятствовали трудности, связанные с бедностью репертуара учебных и просветительных лент.

Не только разнообразные общественные организации, но и отдельные частные лица брались за организацию просветительного кинематографа и пропаганду знаний средствами кино. Так, например, лаборант Московского политехнического музея В. Репман собрал небольшую коллек-цию картин просветительного характера, приобрел кинопроектор и стал устраивать сеансы в Москве и в других городах. В течение нескольких лет он работал с неплохим успехом. Кроме Репмана в течение нескольких лет устраивал выездные сеансы московский киномеханик М. Шо-рин, специально занимавшийся оборудованием просветительных киноустановок. Располагая собственным проектором и некоторым количеством научно-популярных и видовых лент, он за умеренную плату устраивал выездные сеансы.

Успех как общественной, так и частной инициативы в деле просветительного использования кинематографа зависел от целого ряда обстоятельств. Иногда, несмотря на очень большие материальные и организационные трудности, достигались весьма и весьма хорошие результаты, иногда при отсутствии таких трудностей вновь созданный просветительный кинематограф не привлекал к себе публику и вскоре закрывался.

Полная неудача постигла видного московского театрального деятеля, владельца частной оперы С. Зимина, когда он попытался открыть в Москве кинотеатр научно-популярных фильмов. Попытка С. Зимина была широко разрекламирована прессой. «Кинематографу нужен меценат», - заявил Зимин газетным репортерам. Но если меценаты могли поддержать отдельных деятелей искусств, то широкая пропаганда знаний им была недоступна. Зимин начал новое дело с большим размахом, не жалея денег. В центре Москвы, на Театральной площади, он открыл просвети-тельный кинематограф. Публика в кинематограф не пошла. Чтобы привлечь зрителей, Зимин попытался разнообразить программу и даже соединить показ фильмов с эстрадой. И это не спасло дела. Кинотеатр Зимина оказался настолько непопулярным, что его вскоре пришлось закрыть.

Кинематографическая печать объясняла неудачу культурной антрепризы С. Зимина тем, что он отказался от сопровождения фильмов лекциями. Это объяснение едва ли правильно. Вернее всего, что устройство просветительного кинематографа в центре Москвы, населенном дворянством и буржуазией, лишало предприятие Зимина той аудитории, которая в первую очередь хотела смотреть просветительные картины. Рабочий, мелкий служащий, ремесленник, учащийся городского училища не хотел ездить с окраины в центр на сеансы просветительного кинема-тографа. Что же касается состоятельной публики, то она меньше нуждалась в просветительном кинематографе как средстве образования и посещала его плохо.

Наряду с установками просветительского характера иногда устраивались и другие, рассчитан-ные не только на просвещение, но и на развлечение демократической публики. Попытки устрой-ства некоммерческих иллюзионов «для народа» были предприняты в ряде городов, в том числе в Петербурге и в Москве. Так, в 1907-1908 гг. Общество народных развлечений устраивало в Петербурге в Политехническом институте общедоступные киносеансы, совмещая на них показ просветительных и развлекательных картин. Так как эти сеансы собирали довольно много публики, общество решило расширить свою кинематографическую деятельность и перенесло их в большой кинотеатр «Колизеум» и перешло на показ программ обычного типа (напомним, что в это время на каждом сеансе иллюзионы демонстрировали хронику, видовые и научно-популярные ленты, комические и кинодрамы), только стараясь подбирать такие развлекательные фильмы, которые иллюстрировали бы прописи буржуазной морали. Эти сеансы не были приняты рабочей аудиторией и вскоре прекратились.

Киносеансы развлекательного характера устраивались в Лиговском народном доме графини Паниной в Петербурге. И они не получили признания демократической публики, которая явно не принимала «филантропические» развлечения, устраиваемые для нее специально, и предпочитала им обычные сеансы в дешевых окраинных иллюзионах.

Несмотря на свои многочисленные недостатки, аполитичность общих установок в работе, реакционную направленность части демонстрируемых фильмов, просветительные кинематографы, которых в дореволюционной России было несколько десятков, сыграли положительную роль, как средство повышения культурного уровня демократической публики - рабочих, занимающихся самообразованием, трудовой молодежи, учащихся низшей и отчасти средней школы.

Наряду с просветительными кинематографами в городах (опять-таки чаще всего крупных) устраивались учебные кинематографы и при средних учебных заведениях и в отдельных случаях при учебных округах для обслуживания народных училищ. Такие учебные кинематографы имелись в привилегированных гимназиях, реальных училищах, кадетских корпусах. Точно подсчитать их количество невозможно, однако по тем выборочным данным, которыми мы располагаем, можно предполагать, что их было несколько сотен. В отдельных случаях киноустановки некоторых гимназий или реальных училищ обслуживали не только своих учащихся, но и учащихся других учебных заведений.

Так, например, частное реальное училище Черняева в Петербурге устраивало учебные кино-сеансы не только для своих «реалистов», но и для учеников других петербургских реальных училищ и гимназий. Судя по имеющимся сообщениям печати, эти сеансы не пользовались признанием у руководителей других учебных заведений, может быть, потому, что Черняев, проводя их, стремился извлечь из учебного кинематографа некоторую прибыль.

В течение двух лет учебный кинематограф в реальном училище Черняева был единственным в Петербурге. Затем учебные кинематографы были устроены в других учебных заведениях столицы. Лучше всего использование кинематографа было поставлено в одной из самых передовых петербургских средних школ - в Тенишевском училище.

Тенишевское училище широко применяло кинематографические ленты при преподавании географии, естествознания и истории. Кроме того, оно в содружестве с Петербургским обществом народных университетов устраивало в своем помещении учебные киносеансы-лекции для учащихся других школ и молодежи, занимающейся самообразованием. Деятельность кинолекто-рия Тенишевского училища успешно развивалась, начиная с 1911 года.

Довольно широко применялись учебные фильмы и в петербургских кадетских корпусах. Базой для учебного использования кино служил в данном случае педагогический музей военно-учебных заведений. В то время педагогическими музеями назывались склады учебно-наглядных пособий, обслуживавшие своими передвижными фондами низшие, средние и специальные учебные заведения. Некоторые из педагогических музеев (например, московский) имели также и постоянные тематические выставки своих коллекций, которые демонстрировались экскурсиям учащихся.

В Москве показ учебных фильмов проводился в целом ряде средних школ - гимназии Медведниковых, реальном училище Шелапутина, частной гимназии Флерова и многих других, а также в Пушкинском городском училище. Все эти учебные заведения располагали собственными киноустановками и собственными фильмами.

За пределами Москвы и Петербурга только немногие средние школы имели свои собственные киноустановки. Однако в деле обучения кинематограф применялся нередко. Иногда использова-лись лектории народных университетов и т.п. учреждений, иногда педагоги договаривались с владельцами коммерческих иллюзионов об устройстве сеансов для учащихся. Последняя форма киноработы была широко распространена в Риге, Тарту, Орле, Харькове, Одессе и других городах. Устройство детских сеансов в обычных коммерческих кинотеатрах преследовало и другую цель - отвлечение детворы от общего кинематографического репертуара, нередко оказывавшего на нее развращающее действие. Как правило, договариваясь с владельцами кинотеатров об устройстве детских сеансов по особой программе, руководители учебных заведений одновременно запрещали школьникам посещать сеансы, устраивавшиеся для взрослых.

В ряде учебных заведений дореволюционной России кинематограф успешно применялся в качестве учебного пособия. Однако в целом задача кинофикации школ все же оставалась неразрешенной. Те несколько сотен учебных киноустановок, которые имелись в школах, могли обслужить только ничтожную часть учащихся, притом в основном ту, которая обучалась в привилегированных учебных заведениях и потому меньше нуждалась в кинематографе, так как была обеспечена нужными книгами и наглядными пособиями. Сплошная же кинофикация школ в царской России была невозможна.

Наиболее прогрессивной системой использования кино в обучении было создание центра-лизованных складов фильмов и портативных проекторов, обслуживающих ряд учебных заведений города, уезда или даже губернии. В царской России опыты создания таких складов имели место и полностью себя оправдали, но эти опыты остались единичными из-за косности органов просвеще-ния и недостатка средств, отпускаемых на нужды народного образования.

Из прессы того времени нам удалось узнать только о трех таких складах: один был основан при Педагогическом музее военно-учебных заведений в Петрограде и обслуживал кадетские корпуса, другой возник на базе Московского городского склада теневых картин (диапозитивов) и третий был создан в Петербурге при Педагогическом музее Министерством просвещения.

О первом из этих складов мы не имеем почти никаких сведений, да он для нас и не представляет большого интереса, ибо обслуживал привилегированную группу учащихся специаль-ных закрытых учебных заведений. Второй возник по инициативе Московской городской думы, ассигновавшей на его создание несколько тысяч рублей. Начав свою деятельность в 1912 году, Московский городской кинематограф склада теневых картин располагал сначала только одним проекционным аппаратом передвижного типа, с помощью которого он устраивал учебные сеансы в городских училищах, приютах и работных домах. Уже в 1913 году он имел почти 154 тысячи посещений. В 1914 году был приобретен второй аппарат, и количество посещений удалось удвоить. Дальнейший рост московского городского кинематографа прекратила война.

Судя по печатным отчетам московского городского склада теневых картин, деятельность этого кинематографа была хорошо организована в методическом и учебном отношении. Руково-дила всем делом организации учебных просмотров специальная комиссия, состоявшая из опытных педагогов, которая тщательно отбирала наиболее подходящие для целей обучения фильмы и затем монтировала из них специальные учебные программы, соответствующие изучаемым школьниками материалам по истории, естествознанию и географии.

Подготовка к организации петроградского научного, как тогда называли, кинематографа была начата в 1912 году, когда Бюджетная комиссия Государственной думы утвердила ассигнования на работу Постоянной комиссии по народным чтениям Министерства народного просвещения с кинематографическим отделом в ее составе. Однако открытие учебного кинематографа несколько раз откладывалось и состоялось только в 1915 году. Он был создан при Петроградском педагоги-ческом музее и располагал двумя передвижными проекторами облегченного типа и полутора сотнями фильмов (список этих фильмов сохранился в делах Кинофотоподотдела Государственной комиссии по народному просвещению). В течение 1916 и 1917 годов петроградский научный кинематограф обслуживал учебный процесс в низших и средних школах города. Но работал он значительно хуже московского, потому что им руководили министерские чиновники, а не энтузиасты педагоги.

Для нас петроградский научный кинематограф представляет особый интерес потому, что после Великой Октябрьской революции он стал базой первой советской киноорганизации - Кинофотоподотдела Внешкольного отдела Государственной комиссии по просвещению. Отобрав относительно лучшие фильмы из его небогатого фонда, кинофотоподотдел в 1918 году демонстри-ровал их на одной передвижке (вторая была украдена) в рабочих аудиториях, совмещая кинопоказ с массовой просветительной и агитационно-политической работой.

По сравнению с теми задачами, которые стояли перед просветительным кинематографом, его достижения в дореволюционной России были, разумеется, ничтожными. Но если сопоставить эти достижения с возможностями, которыми он тогда располагал, то их уже следует признать очень большими. С огромным упорством, бескорыстием и самоотверженностью, ценою унижений перед богачами, которых надо было уговорить «пожертвовать» деньги на киноаппарат и ленты к нему, и власть имущими, от которых зависело разрешение на использование кино, как средства обучения и внешкольного образования, учительство боролось за каждую просветительную киноустановку.

Но особенно велики заслуги русского учительства в деле продвижения просветительного кинематографа в деревню. Здесь трудности были вовсе неимоверными. А значение каждого кинопоказа - огромно. Деревня, обреченная в царской России на нищету и невежество, обретала в кинематографе могучее средство наглядного, достоверного познания жизни.

Учителя понимали, что просветительный кинематограф мог дать малограмотной деревне больше, чем книга. Вот почему они боролись за продвижение кинематографа в деревню.

Вначале добивались успеха только одиночки. Сельский учитель из глухого Оханского уезда далекой Пермской губернии Платунов на свои грошовые заработки купил кинопроектор и некото-рое количество лент. Он ездил «зимой 1909/10 года по школам Оханского уезда Пермской губер-нии. Для школьников он демонстрировал ленты обычно даром, а со взрослых брал небольшую плату 10-15 коп. с человека».

Платунову в общем повезло. Он не только не был взят на подозрение за проявленную инициа-тиву, но даже вознагражден. «Оханское уездное земство в виде поощрения выдало ему небольшую сумму на переезды из одной школы в другую. Возобновив и пополнив запас лент, он продолжал свои поездки и в 1910/1911 году».

Учитель Платунов был не единственным пионером кинофикации русской деревни. Однако борьба таких одиночек, как он, в общем приносила мало ощутимые результаты. Одиночки энтузиасты кино из числа сельских учителей, занятые повседневной работой в деревенской школе, могли заниматься показами фильмов от случая к случаю, да и то лишь тогда, когда их обеспечивали транспортом для перевозки киноаппаратуры и помещением для показа фильмов в других деревнях. Деревенский кинематограф и поныне в какой-то части остается передвижным.

В условиях царской России он мог быть только передвижным. Но для этого он должен был опираться на поддержку уездных властей.

Учительство, обсудив на своих съездах возможности продвижения просветительного кинема-тографа в деревню, с удивительным упорством стало добиваться организации его на местах. И во многих губерниях борьба учителей за устройство деревенских просветительных кинематографов, поддержанная прогрессивно мыслящими земскими деятелями, увенчалась известным успехом.

Этому способствовало появление дешевых и легких проекционных аппаратов. В течение ряда лет отсутствие таких аппаратов мешало создавать сельские кинопередвижки. Большинство продававшихся в России кинопроекторов стоило дopoгo, отличалось большим весом и было рас-считано на питание от дорогостоящих и тяжелых аккумуляторов (которые негде было заряжать в деревенских условиях) или от сети электрического тока (также отсутствовавшей в деревне). Только в 1912 году фирма Пате выпустила в продажу недорогой проектор, исключительно удобный для эксплуатации в условиях русской деревни. Этот проектор «Кок» стоил 175 рублей, весил всего 36 фунтов (14 кг) вместе с динамо-машиной, используемой для накала источника света. Работал проектор от ручного привода, который одновременно приводил в действие и динамо-машину. Фильмы на этом аппарате можно было проецировать на относительно большой экран размером 3 х 4 метра.

Аппарат «Кок» был узкопленочным, рассчитанным на фильмы с особой перфорацией. Фильмы для него печатались на ацетатной негорючей пленке, что, согласно правилам противо-пожарной безопасности, утвержденным Министерством внутренних дел, позволяло их демонстри-ровать в любых помещениях.

Коммивояжеры фирмы Пате, разъезжавшие по всей России, сумели продать значительное количество таких аппаратов. Кинопроекторы «Кок» приобретались уездными земствами, обществами трезвости и тому подобными организациями, потребительскими обществами, которые по утвержденному правительством уставу имели право заниматься улучшением «нравственных условий» жизни своих членов, и др. Всего в дореволюционной России, главным образом для использования в сельских местностях, было продано не менее 400-500 аппаратов «Кок» с комп¬лектами лент.

Несмотря на все достоинства аппаратов «Кок», трудно сказать, принесли ли они больше пользы или вреда развитию деревенского просветительного кинематографа. Отличаясь хорошим техническим качеством, относительной дешевизной, легкостью, эти аппараты делали своих владельцев данниками фирмы Пате. Рассчитанные на фильмы с нестандартной перфорацией, они могли быть использованы только для демонстрации специально для них выпускавшихся (по довольно дорогой цене) фильмов Пате. Фабрики Пате выпускали сравнительно немного фильмов для аппаратов «Кок», причем содержание этих фильмов в большинстве случаев отнюдь не отвечало запросам деревенских зрителей. Когда же из-за обстоятельств военного времени импорт фильмов из Франции в Россию почти прекратился, деревенские киноустановки, оборудованные аппаратами «Кок», не только не могли обновить свой репертуар, но даже заменить изношенные копии новыми.

В 1915 году работники просветительного кинематографа поняли, что они стали жертвами ловкой спекуляции французского кинофабриканта. Но было уже поздно. В условиях военной разрухи сеть просветительных киноустановок в городе и деревне стала непрерывно сокращаться, и о замене аппаратов «Кок» не приходилось даже мечтать.

Сельская сеть просветительных киноустановок развивалась в России в тех формах, которые были предложены общеземским и всероссийским съездами по народному образованию. Уездные земства Московской, Пермской, Костромской, Екатеринославской (ныне Днепропетровской), Харьковской, Херсонской и др. губерний, приобретая аппараты, использовали их как передвижки, перебрасываемые из одной школы в другую.

Некоторые уездные земства приобретали даже несколько аппаратов и создавали у себя склады просветительных фильмов. Сеансы проводились не специальными киномеханиками, а учителями, каждый раз получавшими для своей школы киноустановку из уездного земства.

Кинематографы, принадлежавшие общественным организациям - обществам трезвости, потребительским обществам и др., были, в отличие от земских, стационарными и существовали на входную плату, имея в своем штате киномеханика. Такие стационарные просветительные кино-театры устраивались либо в помещениях школ, либо в помещениях чайных потребительских обществ.

Наибольший подъем движения за развитие просветительного кинематографа в деревне относится к 1914-1915 годам. Вопрос об использовании кинематографа в массовой просветитель-ной деятельности обсуждался в эти годы в ряде уездных земств, на съезде, созванном харьковским обществом грамотности (1915), в центральной и местной печати. Затем в работе просветительного кинематографа как в городе, так и в деревне наступил резкий спад. Мобилизация значительной части учителей в армию, экономический и политический кризис, переживаемый страной, - все это не могло не повлиять и на состояние просветительного кинематографа. К моменту Февральской революции почти вся сеть просветительных киноустановок бездействовала, продолжали по-прежнему работать только учебные кинематографы в отдельных гимназиях, а также московский и петроградский городские учебные кинематографы.

По осторожным подсчетам, количество просветительных киноустановок в дореволюционной России достигло к 1915 году значительной цифры и составляло тысячи действующих аппаратов, установленных в народных домах, обществах трезвости и грамотности, киноаудиториях народных университетов и различных общеобразовательных курсов, сети учреждений народного образова-ния в городе и деревне.

Если сопоставить эту цифру с цифрой действующих коммерческих кинотеатров, то можно прийти к выводу, что на каждые три-четыре «иллюзиона» приходился один просветительный кинематограф.

А если учесть, в каких неимоверных трудностях приходилось создавать каждую просвети-тельную или учебную киноустановку, то надо признать, что русское учительство в борьбе за использование кинематографа, как средства обучения и образования, добилось выдающихся успехов.

Будет полезно почитать по теме: