Общая характеристика отклоняющегося поведения несовершеннолетних

Оценка любого поведения всегда подразумевает его сравнение с какой-то нормой, проблемное поведение часто называют девиантным, асоциальным, отклоняющимся.

Асоциальным поведением называют поведение, в котором устойчиво проявляются отклонения от социальных норм, как отклонение корыстной, агрессивной ориентации, так и социально-пассивного типа.

К социальным отклонениям корыстной направленности относят правонарушения и проступки, связанные со стремлением получить материальную, денежную, имущественную выгоду (хищение, кражи, спекуляция, протекция и т.д.). Среди несовершеннолетних такие виды отклонений могут проявляться как в виде преступных уголовно-наказуемых действий, так и в виде правопроступков и аморального поведения.

Социальные отклонения агрессивной ориентации проявляются в действии, направленном против личности (оскорбление, хулиганство, побои, такие тяжкие преступления, как изнасилования и убийства).

Отклонения социально-пассивного типа выражаются в стремлении ухода от активной общественной жизни, в уклонении от своих гражданских обязанностей и долга, нежелании решать как личные, так и социальные проблемы. К такого вида проявлениям можно отнести уклонение от работы и учебы, бродяжничество, употребление алкоголя и наркотиков, токсических средств, погружающих в мир иллюзий и разрушающих психику. Крайнее проявление социально-пассивной позиции самоубийство. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся проявления асоциального поведения подростков, с которыми приходится сталкиваться учителям и родителям.

Алкоголизация и ранний алкоголизм

Понятие «аддиктивное поведение» (от англ. addiction пагубная привычка) используется рядом авторов для описания поведения, включающего употребление различных токсикоманичских веществ и алкоголя на том этапе, когда еще не сформировалась физическая зависимость.

Отклоняющееся поведение в подростковом и юношеском возрастах часто сопровождается алкоголизацией и употреблением токсикоманических веществ, во всем мире неизменно растет число молодых людей с аддиктивным поведением, а возраст начала употребления алкоголя и токсикоманических веществ имеет тенденцию к снижению. По данным одного выборочного опроса (Ф.С. Махов), спиртные напитки в восьмом классе употребляли примерно 75%, в девятом 80%, а в десятом 95% мальчиков. Это, конечно, не пьянство, но чем раньше ребенок приобщается к алкоголю, тем устойчивее и сильнее будет его потребность в нем.

Особенность фармакологического воздействия алкоголя на психику заключается в том, что, с одной стороны, он, особенно в больших дозах, подавляет психическую активность, с другой стороны, особенно в малых доза, стимулирует ее, снимая сознательное торможение, тем самым, давая выход подавленным желаниям и импульсам.

Что способствует алкоголизации подростков и юношей? Выпивая, подросток стремится погасить характерное для него состояние тревожности и одновременно избавиться от избыточного самоконтроля и застенчивости. Важную роль играют те же стремления к экспериментированию и особенно нормы юношеской субкультуры, в которой выпивка традиционно считается одним из признаков мужественности и взрослости. И само собой действует отрицательный пример родителей.

Для юношей, употребляющих алкоголь, более характерна мотивация, связанная с гиперактивацией поведения. Прием алкоголя одним облегчает общение, помогает преодолеть замкнутость, придает чувство уверенности в своих возможностях; другим дает возможность продемонстрировать свои способности, блеснуть «сексуальными подвигами».

Для тех, кто употребляет токсикоманические вещества, субъективно более значима мотивация, связанная с редукцией эмоционального напряжения («После вдыхания клея мне было безразлично, что творится вокруг», «Я забывал о ссорах с родителями и неприятностях в школе», «Я хотел избавиться от плохого настроения», «Моя жизнь была скучной, благодаря клею я увидел другой мир»).

Изучение мотивационной сферы подростков и юношей с аддиктивным поведением показало, что многие потребности у них блокированы. Для группы юношей, предпочитающих токсикоманические вещества, значима фрустрация потребности в безопасности; для тех, кто преимущественно употребляет алкоголь, потребность во временной перспективе, для последних характерен также конфликт между выраженными потребностями проявить себя и отсутствием положительной оценки. Если принять во внимание тот факт, что потребности в безопасности, в достижении цели, во временной перспективе закладываются достаточно рано и становятся актуальными уже к 7 годам, то становится очевидным, что сохранение их блокировки в подростковом, а тем более в юношеском возрасте свидетельствует о значительном эмоциональном неблагополучии, в первую очередь в семье.

Чаще всего юноши с аддиктивным поведением растут в неполных семьях или же в семьях полных и внешне вполне благополучных, но внутренне негармоничных. В этих семьях не реализуются такие важные функции, как обеспечение базисных потребностей подростка в родительской любви и внимании. В них велик удельный вес эмоционального отвержения, обусловленного такими личностными психологическими проблемами родителей, как неразвитость родительских чувств, проекция на подростка собственных нежелаемых качеств, игнорирование потребностей подростков.

Курение и наркомания (употребление наркотиков)

Если говорить о здоровье подростков, начинать надо с курения. По выборочным данным ЦНИИ санитарного просвещения, среди московских десятиклассников курят 62% юношей и 16% девушек, причем каждый шестой курящий выкуривает более 20 сигарет в день и каждый второй – от 10 до 20 (А. Бойко). Растет употребление наркотиков и их различных заменителей.

С каждым годом число подростков, употребляющих наркотики, увеличивается в несколько раз. Точное количество лиц, злоупотребляющих наркотиками в нашей стране, определить вряд ли возможно из-за несовершенства системы социального контроля, но по некоторым оценкам в 1994 г. их было от 1,5 до 6 млн человек, т.е. от 1 до 3% всего населения России. Уровень потребления наркотиков может рассматриваться как угрожающий генофонду нации, если 5% населения страны потребляют наркотики. По данным социологических исследований, в 1998 г. в России данное процентное соотношение выше. Подавляющее большинство наркоманов (до 70%) это молодые люди в возрасте до 30 лет. Соотношение мужчин и женщин составляет примерно 10:1 (на Западе 2:1). Более 60% наркоманов впервые пробуют наркотики в возрасте до 19 лет. Таким образом, наркомания это, прежде всего, молодежная проблема. Наркомания имеет тяжелейшие негативные социальные последствия: рост преступности, рост смертности, стремительный процесс деградации личности и потери трудоспособности. По данным МВД РФ, в 1997 г. количество преступлений, связанных с участием подростков в наркобизнесе, возросло в 12 раз по сравнению с 1996 г. По данным социологических опросов, в 1997 г. 8% молодежи периодически принимают наркотики, а еще 19% - пробовали употреблять наркотики. Наркотизация в России приобретает характер национального бедствия, уже сейчас значительная часть молодежи (29,4%, т.е. почти одна треть) причастна к наркотизации. Быть «обколотым», «обкуренным» стильно, модно, престижно в молодежной среде. Вовлечению подростков в наркотизацию способствуют стрессовые, социально-экономические условия современности, девальвация духовных ценностей в нашем обществе, отступления от норм нравственности, насаждения культа «потребительско-эгоистического отношения к жизни», безразличия к другим. Если в ближайшее время со стороны государства не будут осуществлены законодательные, социальные, психологические, медицинские меры по ограничению применения наркотиков, то по прогнозам экспертов при нынешнем темпе наркотизации к 2050 г. 80% учащейся молодежи и подростков станут потребителями наркотиков, произойдет генетическое и физическое самоуничтожение.

Как и пьянство, подростковый наркотизм связан с психическим экспериментированием, поиском новых, необычных ощущений и переживаний. По наблюдениям врачей-наркологов, две трети молодых людей впервые приобщаются к наркотическим веществам из любопытства, желания узнать, что «там», за гранью запретного. Иногда первую дозу навязывают обманом, под видом сигареты или напитка. Вместе с тем - это групповое явление, связанное с подражанием старшим и влиянием группы. До 90% наркоманов начинают употреблять наркотики в компаниях сверстников, собирающихся в определенных местах. У них есть специфический жаргон: «план», «дурь» гашиш, «косяк» папироса с гашишем, «кода» кодеин, «марфа» морфий, «колеса» таблетки, «стекло» ампулы, «машина» шприц, «сесть на иглу» начать внутривенные вливания, «кайф» эйфория, «ломка» абстененция, «дыра» источник снабжения наркотиком и т.п. Есть у наркоманов и стереотипы поведения. Школа большей частью об этом не знает и на соответствующие симптомы не обращает должного внимания.

Длительное эмоциональное напряжение, связанное с депривацией родительской любви, препятствует адекватному психосоциальному развитию, способствует фиксации инфантильных форм поведения, проявляющихся в эмоционально-волевой незрелости, слабо развитом чувстве ответственности за свое поведение, отсутствии планов на будущее, низкой фрустрационной толерантности. Психоактивные вещества, вызывающие визуализацию представлений, носящих яркий, образный характер, или эйфорию с изменением сознания, являются своеобразной формой психологической защиты, в какой-то мере компенсирующей подростку или юноше дефицит родительского тепла, создавая иллюзию переноса в «детский мир радостей».

Помимо вреда для здоровья наркотизм почти неизбежно означает вовлечение подростка в криминальную субкультуру, где приобретаются наркотики, а затем он и сам начинает совершать все более серьезные правонарушения.

Агрессивное поведение

Жестокость и агрессивность всегда были характерными чертами группового поведения подростков и юношей. Это и жестокое внутригрупповое соперничество, борьба за власть, борьба (зачастую без правил) за сферы влияния между разными группами подростков, и так называемая «немотивированная агрессия», часто направленная на совершенно невинных, посторонних людей.

Подростковая агрессия чаще всего следствие общей озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых жизненных неудач и несправедливостей (бросил отец, плохие отметки в школе, отчислили из спортсекции и т.п.). Изощренную жестокость нередко проявляют также жертвы гиперопеки, избалованные «маменькины» сынки, не имевшие в детстве возможности свободно экспериментировать и отвечать за свои поступки; жестокость для них своеобразный сплав мести и самоутверждения и одновременно самопроверки: меня все считают слабым, а я вот что могу!

Подростковые и юношеские акты вандализма и жестокости, кик правило, совершаются сообща, в группе. Роль каждого в отдельности при этом как бы стирается, личная моральная ответственность устраняется («А я что? Я как все!»). Совместно совершаемые антисоциальные действия укрепляют чувство групповой солидарности, доходящее в момент действия до состояния эйфории, которую потом, когда возбуждение проходит, сами подростки ничем не могут объяснить.

Суицидальное поведение

Проблема юношеских самоубийств многие годы была у нас под запретом. Поэтому среди неспециалистов распространены два ошибочных мнения:

что самоубийства вообще и юношеские в особенности совершают только психически больные, ненормальные люди;

что именно юношеский возраст, в силу его кризисного, почти психопатологического характера, дает максимальный процент самоубийства.

На самом деле подростки и юноши совершают самоубийства реже, чем лица старших возрастов. У подростков значительно чаще, чем среди взрослых, наблюдается так называемый «эффект Вертера» самоубийство под влиянием чьего-либо примера.

Какие психологические проблемы стоят за юношескими самоубийствами?

В психологических экспериментах не раз было показано, что у некоторых людей любая неудача вызывает непроизвольные мысли о смерти. Влечение к смерти, фрейдовский «Тантос» не что иное, как попытка разрешить жизненные трудности путем ухода из самой жизни. Для юношеского возраста это характерно.

Профилактика юношеских самоубийств заключается не в избежании конфликтных ситуаций это невозможно, а в создании такого климата, чтобы подросток не чувствовал себя одиноким, непризнанным и неполноценным. В девяти случаях из десяти юношеские покушения на самоубийство не желание покончить счеты с жизнью, а крик о помощи. О подобных желаниях подростки и юноши часто говорят и предупреждают заранее: 80% суицидных попыток совершается дома, в дневное или вечернее время, когда кто-то может вмешаться. Многие из них откровенно демонстративны, адресованы какому-то конкретному лицу, иногда даже можно говорить о суицидном шантаже. Тем не менее, все это очень серьезно и требует чуткости и внимания учителей и психологов-консультантов в школе.

Сексуальное поведение

У современных старшеклассников заметно повысился интерес к проблемам секса, что, в свою очередь, все больше волнует и взрослых родителей, педагогов, медиков, и, прежде всего, из-за снижения возраста первых сексуальных контактов.

Раннее начало половой жизни в обыденном сознании ассоциируется с различными отрицательными явлениями плохой успеваемостью, преступностью, алкоголизмом, нервно-психическими расстройствами и т.п. Существует статистика, в известной мере эту связь подтверждающая.

В настоящее время добрачные и внебрачные сексуальные связи считаются само собой разумеющимися. Добрачные сексуальные отношения больше не рассматриваются как обещание и обязательство вступить в брак. Молодые люди придают большое значение продолжительности и надежности таких связей. Создаются устойчивые пары, которые, впрочем, могут сменяться новыми. Представители обоих полов, разных социальных слоев, городская и сельская молодежь все меньше отличаются друг от друга своим поведением. И юноши, и девушки все раньше и чаще вступают в половые отношения и чаще меняют сексуальных партнеров.

Отношение молодых людей к сексу становится все более легким, все проще игнорируются различные социальные запреты в этой области, разные формы сексуального поведения все чаще встречаются в раннем юношеском и даже подростковом возрасте. Упрощение отношения к ранним сексуальным связям обостряет такие проблемы, как ранняя беременность, рождение детей у слишком молодых матерей, еще обучающихся в школе, и т.п.

Сексуальное поведение подростков и юношей непосредственно зависит только от того, насколько важное и какое именно субъективное значение ему придается (И.С. Кон).

Мотивы вступления в ранние сексуальные связи могут быть различными.

1. Чтобы чувствовать себя менее одинокой или стать популярной. Что при этом говорится вслух? «Я тебя люблю», «Ты мне очень нравишься». Что на самом деле имеется в виду?

«Я отчаянно хочу нравиться». А когда девушка видит, что то, что она «спит со всеми», вовсе не делает ее более популярной, а напротив, идет в ущерб ее репутации, она разочаровывается в сексуальной жизни вообще.

2. Чтобы продемонстрировать свою независимость от родителей.

3. Пытаются утвердить свое «я» через секс только потому, что очень неуверенны, они чувствуют себя незащищенными, хотят таким образом подчеркнуть свою привлекательность. Мужчины пытаются подтвердить свое мужское начало, женщины доказать всему миру и самим себе, что они желанны, что их могут любить.

4. Чтобы удержать любовь. И вновь неправильная предпосылка. Секс важная часть любых отношений, но это не может быть единственным основанием для того, чтобы вы были вместе.

5. Потому что «все это делают». Давлению сверстников сопротивляться трудно... На подростков по этой части оказывается такое давление, что некоторые вступают в сексуальные отношения, только чтобы выполнить свой «долг»! (Д. Снайдер, 1995).

Конечно, перечисленные причины не исчерпывают всех возможных оснований, или мотивов, лежащих за ранним вступлением в половые связи. Педагог и психолог прежде всего должны понять, какой мотив лежит за той или иной формой сексуального поведения девушки или юноши, и уже затем думать о том, как помочь ей или ему, или их родителям в осознании проблемы, в изменении субъективного отношения к ней или как-то еще.

Очень сложную проблему подростковой и юношеской сексуальности представляют гомоэротические чувства и контакты. Это может быть одной из сторон сексуального экспериментирования в процессе поиска своей половой идентичности, но чаще эта проблема носит пограничный с медициной характер. Конечно, педагог и практический психолог должны достаточно хорошо разбираться в этом вопросе. Ввиду известной его специфичности в учебнике мы не будем на нем подробно останавливаться, а отошлем читателя к работам И.С. Кона (1988), A.M. Свядоща (1974), содержащим достаточное количество сведений по этому вопросу.

Асоциальное поведение

Асоциальным поведением называют поведение, в котором устойчиво проявляются отклонения от социальных норм как корыстной, агрессивной ориентации, так и социально-пассивного типа. В отечественной психологии истоки девиантного поведения и, соответственно, правонарушений подростков и юношей принято искать в трудновоспитуемости и педагогической или социально-культурной запущенности. Трудновоспитуемость как невосприимчивость к положительному социальному опыту является следствием педагогической запущенности, которую определяют как длительное, неблагоприятное для развития состояние личности ребенка, связанное с недостаточным, противоречивым или негативным воздействием микросреды, преломленным через внутренние условия.

Существуют следующие стадии развития асоциального поведения (А.И. Невский):

неодобряемое поведение (эпизодические шалости, озорство);

порицаемое поведение (связанное с более систематическим осуждением со стороны воспитателей);

девиантное поведение (нравственно отрицательные проявления и проступки);

делинквентное (предпреступное) поведение;

преступное поведение;

деструктивное поведение.

Перспективным является подход тех социологов и психологов, которые пытаются рассмотреть асоциальное поведение с точки зрения самого молодого человека. Попытка выяснить субъективное значение конкретного поступка привела к следующим интересным выводам: во-первых, многие действия, рассматриваемые как криминальные, на самом деле являются отражением стремления к необычным ситуациям, приключениям и представляют собой нормальные игровые ситуации; во-вторых, чаще всего подростки с помощью криминальных действий пытаются решить некоторые проблемы например, агрессивность может быть попыткой завоевать признание в школе; в-третьих, большая часть действий, которые внешне оцениваются как криминальные, есть нормальный опыт в рамках процесса познания, испытания границ дозволенного и недозволенного (К. Мяло).

Наибольшую склонность к преступному поведению обнаружили 16-18-летние юноши. Большинство деликвентных подростков живет в неблагополучных семьях, что, в свою очередь, связано с плохими жилищными и материальными условиями, напряженными отношениями между членами семьи и низкой заботой о воспитании детей. Характерные черты этих подростков хроническая неуспеваемость, обособление от школьного коллектива и плохие взаимоотношения с учителями. Исследователями выделяются следующие внутренние психологические факторы, которые могут приводить к совершению преступлений несовершеннолетними:

потребность в престиже, в самоуважении (по некоторым данным, у несовершеннолетних правонарушителей наблюдается потребность в риске);

наличие так называемых искусственных потребностей;

эмоциональная неустойчивость;

агрессивность;

наличие акцентуации характера (к «группе риска» относят гипертимную, истероидную, шизоидную и эмоционально-лабильную акцентуации);

- отклонения в психическом развитии;

- низкое самоуважение;

- неадекватная самооценка и др.

Каждый из этих факторов, в свою очередь, требует объяснения истоков происхождения. Так, английский психолог М. Аптер считает, что потребность в риске проявляется ярко не у всех людей, а лишь у тех, которые характеризуются доминированием процессуальной мотивации, которая, в свою очередь, связана с такими свойствами нервной системы, как сила, высокая активность и низкая реактивность.

И.Ю. Борисов предлагает теорию «гедонистического риска», определяя его как «особый прием психологического воздействия на потребностную сферу, при котором актуализация потребностей достигается путем создания опасных, угрожающих их удовлетворению ситуаций». Целью «гедонистического риска» является получение чрезвычайно сильных, амбивалентных переживаний, возникающих в момент опасности. Таким образом, подросток или юноша реализует потребность в риске просто и быстро провоцируя угрозу своему физическому благополучию (например участвуя в драках) или своей самооценке (для этого необходимо услышать от окружающих «пусковой» вопрос: «А тебе слабо?..»). Это объясняет многие формы отклоняющегося поведения особенно те, которые кажутся «немотивированными».

Для педагога и практического психолога полезно и знание социальных факторов, которые могут приводить к правонарушениям у несовершеннолетних.

К микросоциальным факторам обычно относят три основные сферы жизнедеятельности подростка: семью, школу и референтную группу сверстников (иногда говорят о «группе досуга»).

В сфере семейного воспитания психологи указывают на возможные неблагоприятные последствия таких стилей воспитания, как гипер- и гипоопека. Причем гиперопека оказывается особенно опасной для подростков с неустойчивым типом акцентуации характера с истероидными и гипертимными чертами (в связи с ярко выраженной реакцией эмансипации), а гипоопека для шизоидного и эмоционально-лабильного типов.

Подробно обсуждается два «фрустрационных» типа делинквентности агрессивно-защитный и оппозиционный (А.А. Александров, 1988). Первый формируется в обстановке эмоционального отвержения в семье, а второй при воспитании по типу «кумира семьи». Оба эти типа весьма часто встречаются и именно при этих типах делинквентности оказываются наиболее показательны педагогические и психотерапевтические методы коррекции.

Агрессивно-защитный тип делинквентности характеризует подростков и юношей, отличающихся особенно трудным, агрессивным характером. Они драчливы, враждебны, конфликтны, неуступчивы, являются дезорганизаторами дисциплины в школе, склонны к грубым хулиганским выходкам, к ранней алкоголизации. В силу тех или иных причин рождение ребенка было нежелательно, поэтому можно сказать, что эмоциональное отвержение являлось не следствием его поведения, а предшествовало его рождению. Ребенка не хотели, и он осознает это.

Постоянное нервное напряжение, необходимость защищаться от обид, наносимых старшими членами семьи, формирует агрессивно-защитную установку. В такой атмосфере стимулируется развитие эгоизма, грубости, жадности и недоброжелательности. Дети недоверчиво относятся к окружающим, не верят, что есть хорошие люди, что к ним кто-нибудь может хорошо относиться, от всех ждут подвоха. Возникает порочный круг: перенося опыт семейных взаимоотношений за пределы семьи, подросток своим поведением создает конфликтные отношения с людьми, его начинают отвергать, считая злым, эгоистичным, упрямым.

Это еще больше укрепляет его во мнении, что его не любят, что к нему несправедливы и т.д. Переживание обиды и несправедливости дает моральное право подростку или юноше считать себя хорошим, а других плохими, порождает конфликты и агрессивность. Мысль о том, что причина всех бед лежит в нем самом, не допускается в сознание. Однако для формирования агрессивно-защитного типа делинквентности недостаточно одного лишь фактора неправильного воспитания, а нужен определенный конституциональный фон. Таким фоном является акцентуация характера эпилептоидного, истероэпилептоидного или шизоэпилептоидного типа, поскольку фиксации агрессивно-защитной установки способствуют такие качества эпилептоидной психики, как склонность к застреваниям, чрезмерный эгоизм. В подростковом и юношеском возрасте наилучшие результаты обнаруживаются при групповой личностно-ориентированной психотерапии.

Воспитательная и психокоррекционная работа с агрессивно-защитными подростками должна опираться на принципы Роджерса: безусловного принятия подростка, эмпатического отношения к нему и конгруэнтности. Безусловное принятие подростка подразумевает не одобрение его деструктивного, дезадаптивного поведения, а признание его права на выражение своих чувств, переживаний без риска потерять уважение педагога и психотерапевтa. Недирективный стиль руководства особенно показан в подростковых и юношеских группах еще и потому, что в этом возрасте, особенно в случае делинквентности, ярко выражена реакция эмансипации, и любое давление со стороны педагога или психолога может вызвать протестное поведение. Позиция «старшего товарища», настроенность на «юношескую волну» являются наиболее адекватными в работе с трудными подростками и юношами.

Оппозиционный тип делинквентности наблюдается, как правило, при воспитании по типу «кумира семьи». Слепая родительская любовь, постоянное восхищение ребенком, удовлетворение ВСЕХ его капризов, снисходительное отношение к недостаткам, проступкам формируют у ребенка превратное представление о себе, о своих правах и обязанностях. Искаженные представления о социальных отношениях, полученные в семье, приходят к резкому столкновению с реальными отношениями, когда ребенок выходит за рамки «тепличной атмосферы» своей семьи.

Притязания таких подростков и юношей оказываются выше их действительных возможностей, в силу чего возникает внутренний конфликт, приводящий к эмоциональным расстройствам и нарушениям поведения. Это проявляется в упрямстве, повышенной обидчивости, конфликтных отношениях с окружающими. Учителей обвиняют в предвзятости, занижении отметок, недооценке способностей и т.п. К одноклассникам такие учащиеся относятся как к соперникам, постоянно стремятся выделиться, показать себя, командовать. Не удовлетворив своих амбиций, они стремятся реабилитировать себя «оригинальностью» суждений, демонстративным отвержением общепринятых ценностей, неконформным поведением. В конечном счете, начинают грубить учителям, срывать уроки, прогуливать школу, втягиваются в компании «трудных». Основную массу в этой группе составляют акцентуированные и психопатические личности истероидного типа.

Стремление к независимости от родителей сочетается у них с притязаниями на их безраздельную любовь, внимание и заботу. Сочетание этих двух взаимоисключающих тенденций приводит чисто к психологическому конфликту, который разрешается инфантильно окрашенным оппозиционным поведением. Суицидальный шантаж, делинквентные проступки, прием наркотиков - эти и другие формы нарушения поведения являются в подобных случаях протестными реакциями подростка (юноши) в ответ на жесткий диктат родителей и преследуют цель (часто полуосознанную) обратить внимание родителей на свое поведение и тем самым изменить их тактику по отношению к себе. В ходе коррекционной работы с подростками и юношами, характеризующимися оппозиционным типом делинквентности, необходимо объяснить подростку иррациональный характер его поведения, показать, что выбранный им способ достижения цели является неэффективным и вызывает лишь негативное отношение у окружающих. При патологической реакции эмансипации эффективной бывает работа с семьей.

Сейчас появляется все больше исследований влияния макросоциальных факторов, существующих в обществе идеологических, экономических тенденций на психологию подростков и юношей. В последнее время отмечается рост преступлений несовершеннолетних за счет большого числа корыстных преступлений. Эта статистика отражает изменение в ценностных ориентациях всей молодежи.

Таким образом, асоциальное поведение, различаясь как по содержанию и целевой направленности, так и по степени общественной опасности, может проявляться в различных социальных отклонениях - от нарушения норм морали, незначительных правопроступков до тяжких преступлений. Асоциальные отклонения проявляются не только во внешней поведенческой стороне, к нарушению социальных норм и развитию асоциального поведения ведет и деформация ценностных ориентаций и ценностно-нормативных представлений, т.е. деформации системы внутренней регуляции. Среди асоциальных проявлений целесообразно выделять так называемый докриминогенный уровень, когда несовершеннолетний еще не стал субъектом преступления и его социальное отклонение проявляется на уровне мелких правопроступков, нарушении норм морали, правил поведений в общественных местах, уклонении от общественно-полезной деятельности, в употреблении алкогольных, наркотических, токсических средств, разрушающих психику.

Социальные отклонения, выражающиеся в преступных уголовно-наказуемых действиях, когда несовершеннолетний становится субъектом преступления, которое рассматривается следственными и судебными органами, представляют более серьезную общественную опасность и относятся к криминогенным преступным проявлениям.

Отклоняющееся поведение является результатом неблагоприятного социального развития ребенка.