Взаимоотношения лидеров партии накануне политического соперничества

Внутрипартийная борьба в ВКП(б) в середине 20-х гг. XX в. имела свою предысторию. Сразу после Октябрьской революции в высшем, руководящем эшелоне партии, выступающем как реальный субъект политической истории России, возникали конфликты, порой весьма острые и затяжные (правительственный кризис ноября 1917 г., вопрос о заключении Брестского мира, «военная оппозиция» на VIII съезде РКП(б), дискуссия о профсоюзах и др.). Их главными действующими лицами были многие вожди большевизма (Ленин, Зиновьев, Каменев, Рыков, Ногин, Бухарин, Троцкий, Дзержинский, Ворошилов и др.). Однако такая борьба, происходившая по важнейшим вопросам и не имевшая в своей основе далеко идущих личных устремлений ее участников, заканчивалась сразу после разрешения спорных вопросов; она не оставляла глубокого следа в личных взаимоотношениях. Только при столкновениях Троцкого и Сталина дело обстояло иначе.

Недомолвки, еще в дореволюционные годы, перешедшие во взаимное неприятие, ярко высветились осенью 1918 г. во время так называемого «царицынского конфликта». В письме Ленину от 3 октября 1918 г. Сталин требует «обуздать Троцкого», отмечая пристрастие последнего к позерству и крикливым жестам, мимоходом обращая внимание и на небольшевистское прошлое председателя Реввоенсовета. В свою очередь, Троцкий призвал Ленина немедленно отозвать Сталина из Царицына, а также нелестно отозвался о военных способностях Ворошилова.

Ленин по мере сил и возможностей стремился максимально сгладить личные противоречия между Сталиным и Троцким. Лидер русской революции в этом конфликте выступал как прагматик, умный и проницательный политик, стараясь примирить двух амбициозных и честолюбивых вождей, используя их громадный положительный потенциал для формирования ядра политической организации, перед которой стоит задача небывалых в истории преобразований.

Конечно, до «выплескивания» амбиций наружу было далеко, и неприязненные отношения двух большевистских вождей еще относительно долгое время оставались тайной для подавляющего большинства партийцев. Так, например, в официальной статье в «Правде», посвященной первой годовщине революции, Сталин высоко оценивал роль Троцкого в петроградском вооруженном восстании.

В это же время на Украине было сформировано Временное рабоче-крестьянское правительство во главе с Пятаковым, после чего встал вопрос о командующем нового Украинского фронта. На этой почве в январе 1919 г. возник новый конфликт. Сталин выдвигал на должность командующего Ворошилова. Троцкий, обвиняя будущего «первого красного офицера» в партизанщине и неспособности к планомерной, систематической работе, предложил Антонова-Овсеенко. Группа «царицынцев» при поддержке Сталина пошла на самовольное смещение Пятакова и назначение на высшие военные должности в украинском правительстве Артема (Сергеева), Рухимовича, Межлаука и Ворошилова. По настоянию Троцкого ЦК отстранил Ворошилова и Рухимовича от военной работы. Командующим Украинским фронтом остался Антонов-Овсеенко, а его бывшие оппоненты заняли места в правительстве Украины. Период относительного «затишья» во взаимоотношениях Сталина и Троцкого сменился новой серией взаимных выпадов после провала «польской кампании» в августе 1920 г.

Нейтралитет и примиренчество Ленина мгновенно исчезали, когда внутрипартийные распри, личностные по сути, становились причиной идейно-политических неурядиц. В таких случаях вождь был неумолим и безоговорочно оказывал поддержку то одному, то другому члену Политбюро в зависимости от их позиции.

Первая половина 1921 года стала пиком недоверия Ленина к Троцкому. После многочисленных дискуссий с последним по коренным проблемам внутренней и внешней политики и в особенности - после «профсоюзной» дискуссии 1920-1921 гг. у Ленина, вероятно, возникло подозрение, что Троцкий создал (или создает) свою фракцию. Ленин крайне опасался разделения партии на фракционные группировки. Он не располагал абсолютным большинством в ЦК, что создавало благоприятный фон для подобного мнения. В этом ракурсе надо рассматривать введение поста генсека и назначение на него Сталина (апрель 1922 г.), казавшегося в тот период единственным человеком, способным обеспечить Ленину стабильную организационную поддержку в ЦК и на съездах.

Будет полезно почитать по теме: