Отношение партийных масс к внутрипартийной борьбе

Противоборствующие стороны усматривали причины внутрипартийной борьбы в непреодолимых идейных противоречиях. Такие противоречия должны были всколыхнуть партийные «низы», рабоче-крестьянскую массу в целом, ибо ВКП(б) являлась правящей, государственной партией. Какое влияние оказала борьба в «верхах» на партию; какую роль сыграли ее рядовые члены во внутрипартийном противоборстве? Секретные ежемесячные обзоры ГПУ политического положения в стране (составленные «не для печати», а значит, достоверно), письма граждан в высокие партийно-государственные инстанции, вождям СССР проливают свет на положение в массах.

Подавляющее большинство крестьянской бедноты и часть середняков были недовольны сельхозналогом, существовавшем в деревне до осени 1926 г; который без учета классовых различий был фактически одинаковым для всех социальных слоев крестьянства. Вследствие такой политики бедняки во многих областях попросту голодали. Наряду с этим отмечалось экономическое усиление кулачества, а также рост его политического влияния в низовой кооперации и местных органах власти. Все это вызывало обострение классовых антагонизмов в деревне, противоречий между крестьянством и рабочим классом. Значительная часть крестьян открыто говорила о том, что партия не выражает их интересы, о «поправении» Советской власти

и т.п. В то же время новый сельскохозяйственный налог, экономически ударяющий по зажиточному населению деревни, был положительно встречен в бедняцко-середняцкой среде и, наоборот, обострил недовольство со стороны кулачества.

В рабочей массе в связи с низким уровнем жизни были распространены «антинэповские» настроения. Немало рабочих считало, что они оторваны от власти, эксплуатируются «новой буржуазией» и новой властью в лице бюрократии. Однако главная причина недовольства, забастовок рабочих в 20-е годы XX в. - низкая зарплата, задержки, сокращение рабочих мест, безработица, «ножницы» цен.

Как видно, значительная часть рабоче-крестьянской массы (той силы, на которую могла опираться Советская власть) солидаризировалась с левой оппозицией, прежде всего, с ее экономической программой. (Точнее, оппозиция выражала настроения этих слоев.) Чем тогда объясняется тот факт, что громадное большинство партии отвергло оппозицию? Аппаратные манипуляции, страх перед «оргвыводами», ограничение партийной демократии, бесспорно, сыграли в этом немаловажную роль. По итогам дискуссии 1923 г. за платформу оппозиции голосовало 40-50 тыс. человек (10% членов партии) - больше, чем в любой из последующих дискуссий. При этом на XIII партконференцию не был избран с решающим голосом ни один из коммунистов-оппозиционеров. Только в период после XIV съезда и до 15 ноября 1927 г. за оппозиционную деятельность было привлечено к партийной ответственности более

2 тыс. человек. Поэтому не случайно, что во время последней внутрипартийной дискуссии в ноябре 1927 г. за оппозицию проголосовало 4 тыс. человек (0,6% членов партии). Однако сводить поддержку массами сталинского большинства исключительно к данным факторам представляется недостаточным.

Склонность к позерству, покушение на единство партии - все это отталкивало от оппозиции массы. Партия устала от вечных, начиная с 1923 г., политических драк, а так как инициатором дискуссий было меньшинство, то, естественно, оно обвинялось в организации склоки. Рабочие и, особенно, крестьяне не поддержали оппозицию еще и потому, что понимали: любые неурядицы «наверху» негативным образом отражаются на их положении. Стабильность - вот чего хотели массы - а победа большинства ее обеспечивала. Кроме того, сталинская доктрина построения социализма в СССР своими, собственными силами окрыляла народные массы, вселяла в них уверенность.

Кроме того, следует учитывать политическую неграмотность общей массы народа, ее низкий образовательный и культурный уровень. К примеру, 66% делегатов XIV съезда ВКП(б) имели низшее образование, 22% - среднее, и только 5% делегатов было с высшим, стало быть, порядка

6% - не имело никакого образования. Что же тогда говорить о рядовых членах партийных ячеек на местах?! Поэтому «низы» партии нередко были по-детски доверчивы к демагогии с высоких трибун и восприятию всевозможных фальсификаций (для которых у правящего большинства, естественно, имелось больше возможностей) и не склонны к анализу программ оппонентов.

Раздвоенность восприятия (еще вчера лидеры оппозиции - герои революции, а сегодня - чуть ли не контрреволюционеры), помноженная на политическое невежество, приводила подчас к курьезам. На одном из комсомольских собраний стороннику оппозиции не дали возможности выступить, но в то же время каждое появление Троцкого на экране в фильме о революции и Гражданской войне встречалось той же аудиторией бурными аплодисментами.

События в верхнем партийном эшелоне, в силу, мягко говоря, неискушенности общей массы в многочисленных теоретических и тактических нюансах, частностях (по поводу которых, собственно и шла острая борьба), вызывали у рядовых партийцев недоумение, растерянность, непонимание того, что происходит. В этом отношении показательно письмо крестьянина нижегородской губернии Троцкому (декабрь 1927 г.). «Вы вместе с ним (Лениным. – Прим. авт.) прямо и смело смотрели в глаза смерти за дело угнетенных и обездоленных рабочих и крестьян. Вы, не падая духом, упорно боролись со всеми невзгодами и лишениями. И вот, когда только что прошла эта борьба не на жизнь, а на смерть за укрепление Советской власти со своими врагами, когда вся страна стала только оправляться от ран всеобщей разрухи - стала вкрадываться разруха внутри нашей партии. Ведь вы, или как вас называют - оппозиционеры, нам, бедноте, не враги, ведь и на вас были покушения и клевета со стороны капиталистических государств и организаций». И далее автор письма просит Троцкого разъяснить причины всего происшедшего.

Далеко не все члены партии, оперативно «перестроившись» в духе фракционной нетерпимости, считали своих недавних товарищей по общему делу чуть ли не «врагами народа». Интуитивно масса воспринимала и тех, и других вождей как «своих». Смятение вызывал и следующий факт: даже в тяжелейшие годы Гражданской войны партия, несмотря на все внутренние разногласия, сохраняла сплоченность и организационное единство, а теперь, в условиях мирного времени, когда положение постепенно улучшается - все больше вязнет в расколах. Не разбираясь в тонкостях толкования той или иной ленинской формулировки, в общем подходе, в идеологии партийцы не видели различий в программах и лозунгах соперничавших лидеров. Поэтому интерес в партячейках к политическим дебатам на уровне ЦК и Политбюро был весьма незначительным. В источниках того времени, за исключением официальной хроники, крайне редко упоминается о внутрипартийной борьбе как факторе влияния на уровне заводов, артелей, «первичек» и т.п., как предмете обсуждения в массах.

При этом сам процесс соперничества и его итоги оказали серьезное негативное воздействие на партию. Организационные репрессии, окончательная ликвидация внутрипартийной демократии привели к тому, что рядовые члены партии стали послушно голосующими «винтиками». Партийная масса была полностью устранена от управления партией и страной.