Немецкая классическая философия о проблемах пола

У великого немецкого философа Иммануила Канта есть рассуждения, специально посвященные сравнению мужского и женского характера. По Канту, природа в соответствии со своими целями четко распределила качества душевного строя между полами, ни один из которых не имеет преимуществ перед другим, и единственное, что требуется от человека в этом смысле, – точно следовать в поведении своему природному предназначению. Мужчине он приписывает следующий набор природных качеств: благородство, глубокомыслие, способность к преодолению трудностей, принципиальность, трудолюбие, абстрактное мышление. Что касается женщины, то в ней в идеале заложено следующее: красота, чувствительность, скромность, участливость, добросердечность, сострадательность, благожелательность, приятность, благосклонность и т.п. Она явно проигрывает мужчине в качествах разума, зато выигрывает в сфере чувств:

«У прекрасного пола столько же ума, сколько у мужского пола, с той лишь разницей, что это прекрасный ум, наш же, мужской, – это глубокий ум, а это лишь другое выражение для возвышенного». Для понимания существенной разницы между полами интересны взгляды Канта на половые различия в контексте моральной философии, поскольку, с его точки зрения, именно моральность составляет высшую ценность характера человека, т.е. делает его в собственном смысле человеком вообще. Моральная же ценность поступка определяется его мотивом. По Канту, только один вид мотива может быть определен как действительно имеющий моральное достоинство – это долг. Совершать благодеяния только потому, что у тебя есть к этому природная склонность, что это само по себе доставляет тебе удовольствие, приносит удовлетворение – малоценное занятие. «Я утверждаю, – пишет Кант, – что в этом случае всякий такой поступок, как бы он ни сообразовывался с долгом и как бы он ни был приятным, все же не имеет никакой истинной нравственной ценности... Именно с благотворения не по склонности, а из чувства долга и начинается моральная и вне сравнения высшая ценность характера». И дальше: «Красота поступка заключается в том, что его совершают легко и без всякого напряжения; усилия и преодоленные трудности вызывают восхищение». Первая часть цитированного текста относится к женскому типу поступков, вторая – к мужскому. Женщиной благодеяния осуществляются легко, согласно ее природным склонностям и потому не имеют никакой моральной ценности. Иное

дело – мужские; ведь поступки из чувства долга всегда требуют усилий и преодоления трудностей. Такого рода поступки требуют следования категорическому императиву («поступай так, чтобы человечество, как в твоем лице, так и в лице всякого другого рассматривалось как цель и никогда как одно только средство»), который является краеугольным камнем всех моральных действий. Но женщина вследствие своей природы неспособна совершать поступки, исходя из принципа, значит, она не может обладать высшей ценностью характера. Словом, как замечает философ Галина Брандт, «Критика практического разума» написана не о ее разуме.

И. Кант не только поддерживал идею о более низких ментальных способностях женщин, но и считал такое положение дел необходимым условием существования общества. Недостаток абстрактного мышления, как утверждал Кант в «Эссе о возвышенном и прекрасном», развивает в женщинах вкус, чувство прекрасного, чувствительность, практичность. В семейной жизни, которая играет значительную роль в функционировании общества, мужчина уравновешивает женские недостатки, и таким образом создается гармоничная пара, в которой мужское и женское начала играют взаимодополняющую роль. Здесь, как и всегда в западной интеллектуальной традиции, женское/феминное конституируется через статус низшего, неполноценного, вторичного по отношению к маскулинному.

Согласно учению Г.В.Ф. Гегеля, пол помогает субъекту постигнуть себя как род: «Род в нем как напряжение, вызванное несоразмерностью его единичной действительности, становится стремлением достигнуть сочувствия в другом представителе того же рода, восполниться через соединение с ним и через это опосредование сомкнуть род с собой и дать ему существование». Правда, для того чтобы два пола могли сблизиться, по мнению Гегеля, должна произойти их дифференциация. Рассматривая в «Феноменологии духа» семью, он определил ее как низшую стадию гражданского общества, поскольку отношения в ней разворачиваются между кровными родственниками, а не между гражданами. Это, по Гегелю, «низший мир», и так как женщины – не граждане, это – мир женщин. Для женщин, по его мнению, не существует участия в формах духа, которые лежали бы за пределами семьи. Гегель утверждает, что, поскольку отношения в семье носят частный характер – фокусируются на определенном муже и определенном ребенке, постольку эти отношения и не находятся в сфере этического. Мужчины, в отличие от женщин, имеют дополнительную сферу активности, где они работают для «универсального и этического». Для мужчин семейные отношения остаются на уровне частного, им не приходится жертвовать своей этической жизнью. Женщина может приобщиться к этической жизни, только трансформируя частности семейных отношений в этические, универсальные принципы, то есть трансформируя свои отношения с конкретным мужем и детьми в служение принципу Семьи, Мужьям и Детям как таковым. Но это порождает конфликт между мужским/универсальным и женским/семейным сознанием. Женское становится угрозой гражданскому обществу, и поэтому должно быть оттеснено в частную сферу.

Гегелевский подход к феминности, как и у Руссо, двойственен. С одной стороны, это рационализация исключения женщин и женского из социокультурной сферы. В «Философии права» Гегель писал, что женщины отличаются от мужчин как растения от животных. Принцип, который руководит их развитием, это чувство, а не понимание универсальности, поэтому женщин и связанные с ними формы бытия и сознания следует вывести за сферы гражданского общества и морали. С другой стороны, существование низшего женского мира – необходимая составная часть гражданского общества, поскольку этот мир позволяет мужчинам процветать как самосознающим этическим существам. Результатом этой двойственности является идея о подавлении всего феминного.