Биодетерминизм в теориях пола

С развитием социологии интерес к понятию «пол» усилился, было создано и продолжают создаваться различные теории пола. Среди традиционных теорий пола наибольшее распространение получили следующие:

- биологизм;

- биодетерминизм;

- теория жесткой дифференциации мужчин (маскулинности) и женщин (феминности);

- социология пола.

Биодетерминизм – убеждение в том, что все в человеке предопределено природой, «биологией».

Биологизм – восприятие человека исключительно как биологического существа.

Представители так называемого биологицистского направления в социологии Лайонел Тайгер и Робин Фокс утверждали, что человеческие существа не являются продуктом культуры. Поэтому они изучали приматов, которые якобы схожи с человеком, но не испытывают на себе влияния социокультурных факторов. Тайгер и Фокс считали, что доминирование мужских особей биологически детерминировано (заложено в специальных биологических программах – биограммах) и характерно для всех животных, в том числе и человека. Поэтому тот факт, что власть в любом обществе принадлежит мужчинам, обусловлен самой их природой.

Другой последователь данного направления – социобиолог Уилсон, «развивая» теорию Дарвина, утверждал, что предметом естественного отбора являются не только физические, но и поведенческие характеристики. Он постоянно проводил параллели и выискивал аналогии между животными и людьми, полностью исключая при этом воздействие культуры на человека.

Дэвид Бэрэш объяснял различия в мужском и женском поведении тем, что каждый биологический пол использует различные способы для увеличения своих шансов на выживание и воспроизводство. Именно это и определяет различные социальные роли женщин и мужчин. Например, «лицам мужского пола выгодно быть агрессивными, горячими, непостоянными и неразборчивыми. Женщинам более выгодно быть стыдливыми, сдерживаться, пока они не смогут найти мужчин с подходящим генотипом». Бэрэш даже объяснял изнасилование как естественное следствие природной мужской агрессивности. Его утверждения не выдерживают никакой критики. Ведь если мы обратимся вслед за ним к миру животных, то увидим, что даже среди самых «агрессивных» видов животных не практикуется «изнасилование» самки самцом.

Под биодетерминизмом, или биологическим детерминизмом, понимают принцип рассмотрения явлений, при котором определяющими для характеристик человека, в данном случае гендерных или половых, считаются биологические природные факторы. Впервые биодетерминизм возник в середине ХIХ века в контексте учения Дарвина о естественном отборе, первоначально для объяснения своеобразия поведения живых систем, к которым впоследствии стали относить и человека. Биодетерминизм восходит к идее детерминизма вообще, как к учению о связи и взаимообусловленности явлений действительности, где большую роль играли законы природы.

Но если раньше в связи с успехами естественных наук природа понималась в «механистическом» ключе, то позднее значительно более важную роль стала играть биология. Основная причина критики биодетерминизма со стороны феминизма состоит в достаточно произвольном толковании «природных факторов» и перенесении биологических законов в область социологию. К тому же в науке сложилась традиция мыслить именно природные факторы как неизменные.

Синтетическая теория эволюции И.И. Шмальгаузена основывается на представлении, что в любой эволюционирующей системе действуют два фактора – оперативный и консервативный, которые обеспечивают изменчивость и эволюцию любых развивающихся систем. Оперативный фактор обеспечивает изменчивость системы в ее взаимоотношениях со средой. Консервативный – стабилизирует накопленные эволюционно оправданные изменения. С этой точки зрения женские «особи» олицетворяют консервативный фактор, а мужские – оперативный.

В России к биодетерминистским концепциям относится довольно популярная в 80-е гг. ХХ в. «информационная» теория В.А. Геодакяна. Он считает, что генетическая структура женщин устроена таким образом, чтобы накапливать, хранить («консервировать») и передавать информацию будущим поколениям. В отличие от этого генетическая и психическая структуры мужчин приспособлены для поиска и сбора новой информации. Вывод, таким образом, напрашивается сам собой: мужчины – это творцы, а женщины–консерваторы (в хорошем, как считает Геодакян, смысле слова). Из этих информационно-биологических рассуждений автор не боится делать и политические выводы о том, что женщинам не следует стремиться изменять своему «природному предназначению». В отечественных исследованиях эта концепция вызывает как критику, так и поддержку. Критически она оценивается, прежде всего, потому, что далеко не всегда женщины составляют консервативную систему. Достаточно очевидно, что современное общество претерпело существенные изменения, особенная женская его часть. Убедительной концепция Геодакяна представляется благодаря трактовке дифференциации полов как экономной формы «информационного контакта со средой, как специализации по аспектам сохранения и изменения генетической информации».

Сторонники психологического толкования жесткой дифференциации мужских и женских ролей исходят из посылки о том, что психические качества врождены. Именно эти врожденные «мужские» и «женские» качества определяют специфику и различия характеров, а тем самым и ролей, которые женщины и мужчины играют в обществе. Так, Эрик Эриксон строит свою теорию на основе наблюдения за играми детей: девочки занимаются домашними интерьерами

(т.е., по его мнению, концентрируются на внутреннем пространстве), а мальчики – высокие дома и башни, располагая игрушки вне стен (концентрируясь на внешнем пространстве). Эриксон поддерживал идею о принципиальном различии воинственной природы мужчин и миролюбивой природы женщин, и, в отличие от Фрейда, считал, что женщины – это спасители человечества. Иными словами, это все та же хорошо знакомая традиционная теория, только вывернутая наоборот.

Другой психолог – Колберг – полагал, что половые различия не биологически врожденны, но являются ребенку по мере знакомства с миром. Овладение половыми ролями и различиями есть процесс овладения миром, его познания и упорядочения. При этом для Колберга несомненно, что мужская роль идентифицируется с властью и престижем, а женская – с приятной внешностью и мягкостью. Научение мальчиков быть мужчинами, а девочек – женщинами он рассматривает как процесс обучения и усвоения моральных норм.

В качестве другого примера можно привести результаты одного важного исследования, проведенного в 80-е гг. ХХ в. психологами Маккоуби и Жаклин. Они проанализировали более 2000 психологических обследований, проведенных различными исследователями, и заявили, что можно считать установленными только четыре различия: женщины превосходят мужчин в тестах по вербальным способностям, а мужчины женщин – по математическим (различия отмечены только у подростков и взрослых, уже прошедших обучение; у детей дошкольного возраста эти особенности в принципе равны). Также взрослые мужчины превосходят женщин в зрительно-пространственной ориентации. Маккоуби и Жаклин считают доказанной большую агрессивность мужчин и физическую, и по вербальным тестам.

Рост критики подчиненного положения женщины в обществе привел к большему вниманию к проблемам пола/сексуальности/биологии со стороны социальных теоретиков. В конце

70-х гг. ХХ века в США стали очень популярными работы в области социологии пола, которые появились как реакция на утверждения некоторых теоретиков феминизма о том, что все различия между половыми ролями женщин и мужчин должны быть устранены, что необходимо создание единой и универсальной роли для обоих полов. Отдельные ученые высказывали сомнение в возможности этого в принципе. Ведь во всех известных обществах мужские и женские роли так или иначе различаются, пол является той характеристикой, которая определяет человека с самого его рождения. Традиционная социология пола стояла на биодетерминистских позициях. В основе объяснительных моделей, развиваемых в рамках традиционной социологии пола, лежала аксиома о том, что дифференциация социальных ролей женщин и мужчин является следствием и естественным продолжением принципиальных различий их биологической конституции. Социологию пола трудно отнести к тому, что принято сейчас называть гендерными исследованиями, т.е. понимают теорию, методологию и практику междисциплинарного изучения общества и культуры на основе гендерного подхода. Основой методологии гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через роли мужчин и женщин и отношения между ними. Гендерные исследования рассматривают, какие роли, нормы, ценности, черты характера общество через системы социализации, разделение труда, культурные ценности и символы предписывает исполнять женщинам и мужчинам. Дело не только в том, что в работах теоретиков по социологии пола не использовалось понятие гендера (социальный пол – понятие, означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола), а употреблялся термин «половые роли». Этот факт чрезвычайно показателен сам по себе, поскольку термин «половые роли» объединяет биологическое понятие «пол» с социологическим «роль». Это, в свою очередь, приводит к тому, что мифы относительно пола некритически интегрируются в социологическое понятие роли.

Попытки отойти от биодерминистского подхода и дать социологические объяснения дифференциации половых ролей предпринимались в 60-70-е гг. ХХ в. разными социологами. Так,

У. Гуд считал причинами дифференциации совокупную систему ценностей, Р. Тернер – систему культуры, Г. Бэрри, М. Бэкон и И. Чайлд – модели социализации, а М. Джоунг и П. Уилмот – степень научно-технического развития общества. Но поскольку сама проблема дифференциации ролей была для этих социологов чем-то вторичным, она не стала предметом глубокого анализа.

Рассмотренные теории, несмотря на все их дисциплинарные их различия, сходны в одном: они покоятся на биодетерминистских позициях. Факт биологических различий между женщинами и мужчинами принимается как природная данность, и все последующие психологические, социологические и даже философские теории просто описывают и оправдывают эти различия. Сегодня гендерные исследователи не пытаются оспорить существование биологических или психических различий между женщинами и мужчинами. Они просто говорят, что существование различий не так важно, как важна их социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий. То, что сегодня принято называть гендерным подходом в социальных науках – это не просто замена одного термина на другой.

За этим словом стоят совершенно иные методологические основания, и, более того, критическое переосмысление самих основ традиционной социальной науки.