Внешние эффекты и теорема Р. Коуза

Концепция внешних эффектов - неотъемлемая часть не только современной теории благосостояния, но и новой институциональной экономической теории. Проблема воз­никновения и интернализации внешних эффектов является центральной в экономиче­ской теории прав собственности как одной из исследовательских подпрограмм в рам­ках новой институциональной экономической теории. Через призму внешних эффектов можно изучать как условия возникновения исключительных прав собственности, так и обстоятельства, обусловливающие сохранение режима свободного доступа.

Определение и классификации внешних эффектов. В неоклассической экономической теории внешние эффекты рассматриваются как следствие или форма проявления провала рынка, или механизма цен. Отсюда их определение: внешние эффекты - полезность или издержки, которые не учитываются в системе цен. Вместе с тем рассмотрение различных форм коор­динации действий экономических агентов, которые обладают как сравнитель­ными преимуществами, так и изъянами, показывает, что включение в определе­ние понятия цены необязательно, так как возможны другие способы учета вы­год и издержек (в неценовых компонентах контрактов). Вот почему более об­щим определением понятия внешнего эффекта следует считать следующее:

Внешние эффекты - величина полезности или издержек, которые не отражены (неспецифи-рованы) в условиях контрактов.

Изначально понимание внешнего эффекта было тесно связано с провалами рынка. Рынок принято рассматривать в неоклассической экономической теории как обеспечивающий формирование цен механизм, отве­чающий за размещение ресурсов и эффективное их использование. Одновременно относительные цены являются источником информации для экономиче­ских агентов, принимающих решения. Поскольку предполагается, что внешние эффекты возникают тогда, когда не все выгоды или издержки отражены в сис­теме цен, то это свидетельствует о нарушении принципа оптимальности размещения ресурсов, а значит, об их неэффективном использовании (относительно условий Парето-оптимальности). Иными словами, внешние эффекты отражают недоиспользование теоретически воз-можных выгод от добровольного обмена, что сопряжено с ненулевыми трансакционными издержками.

Многообразие форм взаимодействия между экономическими агентами выража­ется в много-образии возникающих внешних эффектов. Они могут классифицироваться по целому ряду критериев.

Выделяют положительные и отрицательные внешние эффекты (экстерналии). Примером отрицательного внешнего эффекта могут быть издержки, которые несет каждый из экономических агентов, ис­пользующих ограниченный ресурс, находящийся в свободном доступе. Поло­жительный внешний эффект возникает, если, например, пчелы, являющиеся собственностью пчеловода А, опыляют во время цветения садовые деревья, правами собственности на которые обладает садовод В. Тогда садовод получает прибавку к урожаю и соответственно прибыли, не выплачивая за это компенса­ции пчеловоду. В результате масштабы предприятия (объем производства) пче­ловода меньше общественно-эффективных. В качестве примера отрицательного внешнего эффекта можно привести классическую ситуацию взаимодействия скотовода и фермера, в которой возникают потери, обусловливаемые потравой скотом посевов.

По особенностям возникновения (основаниям) внешние эффекты могут быть потребитель-скими, технологическими или денежными.

Потребительский внешний эффект — это экстерналия, возникающая на основе необособляемых друг от друга прямой функциональной зависимо­сти полезности от количества потребляемого бла-га для одного человека и обратной (прямой) функциональной зависимости для другого человека.

Примером потребительской экстерналии является шумовой загрязнение, возникающее при взлете и посадке самолетов, которое негативно влияет на полезность людей, проживающих в населенных пунктах, прилегающих к аэродрому.

Технологический внешний эффект — экстерналия, возникающая на основе существования технологической зависимости выпуска одного экономиче­ского агента от объема производимых товаров или услуг другого экономи­ческого агента.

Примерами технологической экстерналии могут быть классические примеры с пчелами (позитивный технологический внешний эффект) и потравой посевов (отрицательный техноло­гический внешний эффект).

Денежный внешний эффект — экстерналия, возникающая вследствие влияния на величину дохода или издержек одного экономического агента объемов производства, ценовой политики, рекламы и других приемов кон­куренции - другого экономического агента.

Образцом такого типа внешнего эффекта является ситуация, возникающая на конкурентном рынке, когда поведение одной фирмы негативно влияет на уровень среднего дохода и соот-ветственно экономической прибыли другой фирмы. Данная ситуация может быть интерпрети-рована в терминах многосторонней денежной экстерналии. В условиях конкуренции ни одна из фирм не обладает исключительным правом устанавливать на свой продукт цену, которая была бы единственным ориентиром для потребителей. В результате решения конкурентов в пределах тех прав, которыми они обладают, оказывают побочное влияние на величину дохода данного произ-водителя по средством воздействия на условия спроса на товар (услугу) данного производителя.

В зависимости от того, какое отношение возникающий внешний эффект имеет к сторонам, заключающим контракт по поводу обмена правами собственности на соответствующий товар, можно выделить внутреннюю и внешнюю экстерна­лии.

Внешние экстерналии - такие эффекты, которые являются внешними не только по отношению к данному контрактному отношению, но и по отно­шению к группе субъектов, участвующих в контракте.

Внутренние экстерналии - такие эффекты, которые являются внешними по отношению к данному контрактному отношению, но внутренними по отношению к группе, участвующей в контракте.

В дальнейшем мы будем говорить об отрицательных внешних эффектах, поскольку выводы для позитивных внешних эффектов, как правило, будут симметричными.

Теорема Р. Коуза

Изучение проблемы внешних эффектов началось с анализа ситуа­ций, когда один экономический агент оказывал вредное влияние на друго­го экономического агента, что было побочным результатом его основной (про­изводительной) деятельности. На основе этого обстоятельства вредное влияние интерпретировалось как нарушение принципа эффективности (иногда вместо термина «эффективность» используется понятие справедливости, что характер­но для судебной практики), что требовало вмешательства государства.

Ключ к решению данной проблемы дает так называемая теорема Коуза. Общий смысл теоремы состоит в том, что в конечном счете неважно, кто изначально будет обладать правом собственности на ресурс. Важно то, что в результате пра­вами собственности на ресурс будет обладать тот, кто выше всего его ценит. С этой точки зрения нанесения ущерба в обыденном понимании позволяет уви­деть лишь часть возможных вариантов решения данной проблемы.

Воспользуемся основными характеристиками примера, приведенного в работе Коуза «Проблема социальных издержек». В один из домов, расположенных ря­дом с домом, где доктор принимает пациентов, вселяется кондитер. Кондитер создает свое производство, одним из ключевых компонентов которого является электрическая ступка, издающая достаточно сильные шумы во время работы. Шум мешает работе доктора, который из-за этого рискует потерять часть клиен­тов. Таким образом, возникает конфликт прав на пространство вокруг домов. Оцениваемые чистые потери доктора в случае продолжения работы кондитера -2000 единиц, тогда как кондитер в случае прекращения работы потеряет 2500 единиц чистого выигрыша. Рассмотрим несколько возможных вариантов поведения.

Ситуация поведения 1

Если предположить, что первоначально правами собственности наделен доктор (если, например, суд принял во внимание то обстоятельство, что доктор первый использовал данный ресурс), то чистые потери общественного благосостояния составят 500 единиц, так как без разрешения доктора кондитер не сможет про­должать дальше работу. Вместе с тем сумма, которая может быть передана доктору кондитером за права продолжить работу, не должна превышать 2500 единиц.

Соответственно, стоимость права собственности на данный ресурс может оце­ниваться суммой до 500 единиц. При прочих равных условиях доктору выгодно будет отказаться от своей практики (или сократить прием пациентов), согла­сившись на сумму А в пределах между 2000
и 2500 единицами. Каким образом будет установлена сумма, неважно. Предполагается, что достижение соглаше­ния и его выполнение ничего не стоят. В результате чистый выигрыш будет ра­вен 2500. Причем чистый выигрыш доктора равен А, тогда как чистый выиг­рыш кондитера - (2500 - А).

Ситуация 2

Предположим менее «естественный» (на первый взгляд) вариант решения во­проса о первоначальном распределении прав. Они принадлежат кондитеру. Сумма, которую может заплатить доктор за отказ кондитера от продолжения производства, не должна превышать
2000 единиц. Между тем кондитер в ре­зультате достижения соглашения теряет 2500 единиц. Иными словами, чистые потери общественного благосостояния будут составлять 500 единиц. Таким об­разом, рационально отказаться от совершения сделки. В результате окончатель­ные права собственности у кондитера.

Таким образом, вне зависимости от того, как распределены права собственно­сти, окончательное распределение прав позволяет максимизировать общественное благосостояние, величина которого равна 2500 единицам. Единственным от­личием являются результаты распределения богатства между заинтересованны­ми лицами.

Принимая во внимание, что количественная оценка общественного благосос­тояния - достаточно сложный и даже спорный (с точки зрения самой постанов­ки) вопрос, можно ограничиться следующей формулировкой теоремы Коуза: «Если трансакционные издержки равны нулю, то окончательное размеще­ние ресурсов Парето-оптимально вне зависимостиот первоначального распределения прав собственности».

Отметим, что формулировка теоремы Коуза имеет массу вариаций. Например, Дж. Стиглер формулировал ее следующим образом: «В условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки будут равны».

В случае с устранимыми внешними эффектами проблема состоит в поиске тако­го механизма отбора институциональных соглашений, который позволял бы учитывать максимальное количество значимых для соответствующей ситуации выгод и(или) издержек. Если выбранная форма институционального соглаше­ния способствует увеличению объема произведенной ренты, это означает, что она оказывается эффективнее статус-кво.

В действительности существует множество способов интернализации.

Вопрос состоит в том, чтобы определить, какой из вариантов интернализации внешнего эффекта следует выбрать или почему ока­зался реализованным один из вариантов, а не другой.

Рассмотрим данный вопрос на простом примере. Предположим, что построен аэропорт Шереметьево-3, который расположен вблизи жилых массивов. Возник конфликт между ним и жителями поселков по поводу права на воздушное про­странство. Для одних — это возможность принимать и отправлять самолеты, для других — наслаждаться тишиной, которая вдруг превратилась в ограничен­ное благо.

Каковы возможные варианты решения этой проблемы и во что оно обой­дется? Все затраты приведены к текущему моменту времени (цифры условные).

Ситуация 3

Перенос аэропорта в другое место будет стоить 20 млрд. руб. Изменение распи­сания движения и уменьшение интенсивности полетов — 12 млрд. руб. Уста­новка в каждом доме шумопоглощающих устройств (третьи рамы, более толстые стены из соответствующего материала) - 10 млрд. руб. Переселение всех жите­лей с их согласия в другое, более тихое место - 15 млрд. руб.

Если предположить, что трансакционные издержки (в том числе и по оценке наносимого ущерба, стоимости мероприятий, обеспечивающих разрешение конфликта) малы, то вне зависимости от первоначального распределения прав собственности выбор будет сделан в пользу установки в каж­дом доме шумопоглощающих устройств.

Обмен между двумя заинтересованными сторонами будет осуществляться тогда, когда издержки спецификации прав собственности и издержки обмена правами собственности равны нулю или достаточно малы по сравнению со взаимными выгодами от обмена.

Если трансакционные издержки равны нулю, то, строго говоря, с точки зрения Парето-оптимальности окончательного использования ресурсов не имеет значе­ния, каким образом будет обеспечена полученная нами структура производства: возможно использование корректирующих налогов Пигу, абсолютных ограни­чений на производимое благо X, вертикальную интеграцию
и т.д.

Установление налога (рис.5) Пигу приводит к изменению частных предель­ных издержек. Это значит, что предельные издержки производителя повысятся на величину ставки данного налога.



Рис. 5. Внешние эффекты и налог Пигу

SMC — общественные предельные издержки, «потолок» издержек; РМС — частные предельные издержки; SMB — общественная предельная выгода; Р"Р* — ставка налога Пигу;
Р' — цена производимо­го продукта до введения налога; Р" — цена производимого продукта
после введения налога;
ABC — величина потерь в благосостоянии вследствие возникновения внешнего эффекта; ЕМС — внешние предельные издержки.

Повышение частных предельных издержек при каждом из возможных объемов производства ведет к сокращению равновесного объема производства и повышению рыночной цены производимого продукта. В результате в условиях равновесия предельные общественные издержки совпадают с частными предельными издержками, так что проблемы избыточного налогового бремени, влияющей на эффективность окончательного распределения благ, здесь не возникает. (В данном случае предполагается, что ставка налога в точности соответствует величине предельных внешних издержек, что обеспечивает Парето-оптимальность равновесия посредством налогообложения).