Контрактный подход к исследованию институциональных соглашений

В новой институциональной экономической теории контракт (договор) рас­сматривается как разновидность институционального соглашения. В терминах последнего контракт можно определить следующим образом: контракт — это совокупность правил, структурирующих в пространстве и во времени, обмен между двумя (и более) экономическими агентами посред­ством определения обмениваемых прав и взятых обязательств и определе­ния механизма их соблюдения.

Типы контрактов. Из принятого определения контракта становится очевидным, что одним из решающих условий заключения соглашения яв­ляется наличие механизма принуждения к его выполнению. От выбора механизма принуждения и соответствующего гаранта контракта зависит способ разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в процессе обмена. Данная характеристика может быть положена в основу типологии контрактов, опираю­щейся на трехзвенную классификацию юридических концепций контракта Я. Макнейла, в основе которой лежит деление контрактного права на классиче­ское, неоклассическое и «отношенческое».

В рамках классического контрактного права процесс обмена может быть об­легчен путем увеличения дискретности и «презентативности» соглашений. Под презентативностью понимается желание как можно полнее описать будущую ситуацию с позиций ее сегодняшнего понимания. Подобная договорная практи­ка подразумевает, что все относящиеся к делу изменения, требующие адапта­ции, заранее описываются, и рассчитывается вероятность различных сценариев развития ситуации. Фактически речь идет о заключении полного формализо­ванного контракта.

В условиях полноты контракта можно выделить ряд существенных характери­стик контрактных отношений. Во-первых, личные качества участников такого взаимосогласованного обмена не влияют на его условия, то есть необязатель­ным является соответствие сторон друг другу. Во-вторых, после тщательного определения сути соглашения стороны, осуществляющие обмен, в первую оче­редь руководствуются юридическими нормами и формализованными условиями договора. В-третьих, точно определяются средства преодоления трудностей с реализацией контракта. Разрешение споров, возникающих между участниками подобных соглашений, может происходить в гражданском суде. Строго говоря, услуги третьей стороны в этом случае необходимы лишь для обеспечения дос­товерности угрозы наказания, поскольку решение суда изначально очевидно. Если понятно, что один из контрагентов нарушил условия договора, отношения с ним сразу же прерываются, то есть трансакция самоликвидируется. Вот поче­му подобные контракты можно считать самовыполняющимися.

Классический контракт является полным и формализованным, предпола­гает расторжение соглашения при возникновении конфликтной ситуации, гарантом его выполнения является государство.

Неоклассическая модель контрактации используется, преимущественно, при заключении долгосрочных контрактов, неизбежно содержащих пробелы, то есть являющихся неполными.

Для придания договору определенной гибкости стороны используют специали­зированные механизмы, позволяющие ликвидировать пробелы в процессе вы­полнения соглашения. В этих условиях помощь независимого арбитра в разре­шении конфликтов и оценке хода реализации контракта часто имеет преимуще­ство над судебными процедурами. Во-первых, третейский судья может исполь­зовать ряд методов быстрого обучения для исследования ситуации, требующей экспертной оценки. Во-вторых, предусматривается непрерывность отношений сторон и предполагается, что после улаживания споров сделка может быть ус­пешно завершена. Одним из важнейших условий заключения соглашений здесь становится доверие сторон механизму урегулирования споров.

Неоклассический контракт является неполным, предполагает непрерыв­ность отношений сторон при возникновении конфликтной ситуации до за­вершения сделки. Гарант выполнения контракта — третья сторона.

По мере увеличения продолжительности и сложности контрактов все большее значение приобретает соответствие сторон соглашения друг другу. В условиях, когда замена партнера становится практически невозможной, неоклассические методы приспособления вытесняются «отношенческими», в предельном случае - административными. Как отмечает О. Уильямсон: «Контрактные отношения приобретают свойства мини-общества с обширным спектром норм, не ограничивающимся теми из них, которые непосредственно связаны с актом обмена и сопровож-дающими его процессами».

При достаточно тесном взаимодействии контрагенты предпочтут решать споры между собой, не прибегая к помощи третьей стороны. Это будет сделано по ря­ду причин. Во-первых, обращение к внешнему арбитру, скорее всего, пошатнет доверие сторон друг к другу. Во-вторых, с увеличением сложности используе­мых активов и других характеристик сделки во всех нюансах не сможет разо­браться даже квалифицированный эксперт. Многие относящиеся к осуществле­нию обмена переменные оказываются неверифицируемыми третьей стороной. В-третьих, заключаемые в таких условиях контракты являются неполными, с большой неформализованной составляющей, при их выполнении стороны осно­вываются не столько на пунктах, написанных на бумаге, сколько на опыте всех предыдущих отношений. Поэтому третья сторона при разрешении спора сможет только догадываться об истинных намерениях партнеров, и эти догадки в дан­ных условиях с высокой вероятностью окажутся неверными.

Отношенческий контракт является неполным, он предполагает длительное сотрудничество сторон. Гарант выполнения контракта - один или оба контрагента.

Механизмы  управления  трансакциями.  Заключая контракт, стороны одновременно определяют цену и количество обмениваемого блага, используемую технологию (обмена или производства) и гаран­тии как средство защиты от оппортунистического поведения контрагента (пре­жде всего в форме вымогательства). Выбор того или иного типа гарантий озна­чает выбор определенного механизма управления контрактными отношениями.

О. Уильямсон выделяет четыре типа структур управления контрактными отно­шениями: рыночную, трехстороннюю, двустороннюю и одностороннюю.

Рыночное управление наиболее эффективно при реализации трансакций, не требующих осуществления инвестиций в специфические активы. В этом случае защитой от оппортунис-тического поведения является легкость прерывания от­ношений. Если предполагается регулярное повторение сделок, то стороны, про­анализировав свой собственный опыт, могут принять решение о продолжении отношений либо о смене партнера с минимальными издержками. При случай­ных сделках ориентиром в выборе партнера служит его репутация на рынке данной продукции. В этих условиях цены выполняют доминирующую роль в обеспечении координации, контроле и стимулировании, что характерно для конкурентного рынка.

Трехстороннее управление необходимо при осуществлении разовых трансакций, эффективностькоторых повышается от использования специфических ак­тивов, что предопределяет важность непрерывности отношений. Снижение уг­розы расторжения договора требует поиска других форм предотвращения оп­портунистического поведения.

Риск проявления оппортунизма возрастает и в связи с тем, что подобные трансакции требуют, как правило, заключения сложных долгосрочных контрактов, которые в условиях радикальной неопределенности и ограниченной рациональности индивидов оказываются неизбежно неполными. Изменение условий, в которых совершается сделка, может существенным образом повлиять на доходы от специфических активов, вызывая непредвиденные распределительные последствия. В связи с этим строгая оговоренность на предконтрактной  стадии  действий  контрагентов  приведет  к  серьезным конфликтам.

Для осуществления регулярно повторяющихся трансакций, требующих инве­стирования в специфические активы, оправдана разработка специализирован­ных структур управления: двусторонней, при которой сохраняется автоном­ность участников сделки, и объединенногоуправления, предполагающего пере­нос трансакций с рынка в границы фирмы, где они реализуются на основе ад­министративных решений. В этих условиях значение соответствия взаимодей­ствующих сторон друг другу становится доминирующим и прекращение тран­сакций из-за возникновения спора будет связано с запретительно высокими из­держками.

Изучая различные типы контрактов в данном разделе, мы предполагали, что стороны заключают их осознанно и добровольно, явно декларируя свои намерения.

Явным (эксплицитным) называется контракт, заключение которого происходит в явном виде в устной или письменной форме. Оба контрагента так или иначе выражают свою готов­ность к сотрудничеству.

Неявный (имплицитный) контракт - это молчаливое понимание и признание сторонами обязанностей, которое не подкреплено юридической или внешней защитой.

Строго говоря, в случае имплицитных контрактов сам факт вступления сторон в кон­трактные отношения может быть чаще всего зафиксирован лишь сторонним наблюдателем, ре­конструирующим «соглашение», основываясь на данных о поведении «контрагентов».

Неявные контракты можно в свою очередь разделить на социальные и конвенциальные.

Анализ первого типа имплицитных контрактов предполагает знание надконституционных норм, традиций, обычаев определенного социума и правил делового этикета, принятого в различных странах, среди членов профессиональных сообществ. Стороны, вступающие в по­добные контрактные отношения, могут лишь подразумевать, что были даны какие-либо обяза­тельства, основываясь на представлениях о существующих в данном социуме нормах. С одной стороны, подобные соглашения являются наиболее эффективными, обеспечивая минимизацию издержек заключения контракта. Имплицитные контракты самовыполняющиеся и, следователь­но, возможна экономия на издержках принуждения. Риск постконтрактного оппортунистическо­го поведения также минимален, поскольку исполнение обязательств гарантируется принадлеж­ностью контрагентов к одной социальной (иногда профессиональной) группе. С другой сторо­ны, те же обстоятельства обусловливают ограниченную возможность применения имплицитных контрактов, а также трудность их анализа. Лишь члены сообщества, имеющие одинаковое пред­ставление о социальных нормах и правилах делового этикета, будь то необходимость отдавать долги или приходить на работу вовремя, могут интерпретировать отношения в терминах импли­цитного контракта и выполнить его таким образом, какой ожидает противоположная сторона. Фактически речь здесь может идти об односторонне взятых обязательствах. Односторонние обязательства рассматриваются в рамках теории социальных контрактов (более подробно об этом можно узнать, прочитав соответствующий раздел в главе о государстве).

Конвенциальные имплицитные контракты имеют, как правило, основанием некийпервоначальный договор, заключаемый в явном виде. Далее, по мере развития тесного сотрудниче­ства, стороны в меньшей мере ориентируются на формализованную часть соглашения, переходя в пределе на осуществление действий, логика которых основывается на совокупном опыте пре­дыдущего взаимодействия. Безусловно, на поведение контрагентов воздействуют и социальные нормы, и понятия профессиональной этики, но для целей исследования может быть полезным выделение аспектов поведения, обусловленных взаимоотношениями с определенным партне­ром, поскольку такие факторы, как репутация, непрерывность отношений, достоверность обяза­тельств, могут иметь особую ценность именно в рамках данного контракта. Проведение анализа неявных составляющих контрактов в общем виде практически невозможно, для этого необхо­димо сфокусированное исследование определенных контрактных отношений.

Будет полезно почитать по теме: