ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРАНСПОРТИРОВКИ УГЛЕВОДОРОДНОГО СЫРЬЯ

В изучении проблем нефтегазового законодательства особое место занимают вопросы правового регулирования отношений, складывающихся в сфере деятельности предприятий нефтегазового комплекса по обращению с уже добытым углеводородным сырьем. Эти отношения завершают цепь хозяйственных связей нефтегазового комплекса и попадают в правовое поле нефтегазового законодательства. Отношения в этой области прежде всего регулируются гражданским правом, а значит, преобладать здесь должен диспозитивный метод правового регулирования. Однако, нефтяная и нефтеперерабатывающая отрасли промышленности, магистральные нефтепроводы и нефтепродуктопроводы системы нефтепродуктообеспечения Российской Федерации интегрированы. Поэтому управление потоками нефти и нефтепродуктов в системах магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов должно осуществляться из единого центра, в целях максимального удовлетворения запросов владельцев нефти и нефтепродуктов с минимальными затратами на их транспортировку.

Основными договорами, регулирующими отношения между участниками нефтяного бизнеса в области отношений в нефтяной промышленности, связанной с процессом обращения уже добытой нефти, являются договоры переработки, транспортировки и поставки. Очевидно, что они представляют собой серию последовательных соглашений, обеспечивающих движение нефти и газа от места добычи к конечному потребителю.

Трубопроводный транспорт - вид производственной деятельности, которая направлена на доставку продукции к месту назначения по трубопроводам. В Российской Федерации создана и успешно функционирует разветвленная сеть магистральных газопроводов, нефтепроводов, нефтепродуктопроводов, которые расположены на территориях практически всех субъектов Российской Федерации. Грузооборот, осуществляемый магистральным трубопроводным транс-портом, приобрел большое значение в общем грузообороте страны. С помощью магистрального трубопроводного транспорта перемещается 100% добываемого газа, около 99% добываемой нефти, более 50% производимой продукции нефтепереработки. В общем объеме перемещаемой по магистральным транспортным трубопроводам продукции доля газа составляет 55,4%, нефти - 40,3%, нефтепродуктов - 4,3%.

Следует отметить, что системы магистрального трубопроводного транспорта нефти и газа являются важнейшими составляющими федеральных энергетических систем, ключевым звеном топливно-энергетического комплекса и фактором стабильности и экономического роста в России. Они позволяют осуществлять государственное регулирование внутреннего нефтегазового рынка и экспорта углеводородного сырья, контроль за поставкой и потреблением нефти и газа.

Магистральный трубопроводный транспорт включает в себя большое количество сложных технологических сооружений и агрегатов, перекачивающих продукцию, обладающую горюче- и взрывоопасностью, отравляющими и иными опасными свойствами, что делает его источником повышенной опасности, требующим особого государственного контроля.

В силу этих причин в организационную структуру систем магистрального трубопроводного транспорта заложены принципы единства и централизованного управления.

Транспортировка газа, нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам относится к сферам деятельности естественных монополий и регулируется Федеральным законом

"О естественных монополиях". Естественная монополия - состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров. Собственником единой системы магистральных нефтепроводов является государственная компания «Транснефть». Она была создана в 1993 году на базе Главного производственного управления по транспортировке и поставке нефти (Главтранснефть) Министерства нефтяной промышленности СССР. «Транснефть» является естественной монополией. Государство в установленном порядке регулирует тарифы на ее услуги, а также контролирует 100% голосующих акций компании (обыкновенные акции

ОАО «Транснефть», составляющие 75% уставного капитала, закреплены в федеральной собственности, привилегированные акции (25% уставного капитала) безвозмездно размещены между членами трудового коллектива). В рамках субъектов РФ транспортировку нефти и газа обычно осуществляют юридические лица в форме государственных унитарных предприятий или хозяйственных обществ, в индивидуальном порядке включаемые Федеральной энергетической комиссией РФ в реестр естественных монополий топливно-энергетического комплекса (например, в Краснодарском крае ОАО «Юггазсервис», в Рязанской области ОАО «Рязаньэнерго» и др.). Между «Газпромом», его дочерними предприятиями, с одной стороны, и региональными компаниями, транспортирующими газ, с другой стороны, ведется жесткая конкурентная борьба, в ходе которой «система Газпрома» часто использует свое доминирующее положение на рынке. Например, решением от 25 марта 1999 г. № АЦ/1635 комиссии МАП России по рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства признана деятельность ОАО «Газпром», занимающего доминирующее положение на рынке услуг по «транспортировке» газа по магистральным трубопроводам, противоречащей части 1 статьи 5 Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», что выразилось в препятствии к доступу на рынок другим хозяйствующим субъектам, в частности, компании, то есть в ограничении конкуренции и ущемлении ее интересов. Решением той же комиссии от 25 февраля 2000 г. № НФ/2045 признаны нарушающими статью 10 названного Закона действия ОАО «Газсибконтракт», выразившиеся в направлении писем в адреса ряда нефтяных компаний, компрометирующих конкурента.

Региональные компании также допускают подобные нарушения. Так, решением комиссии МАП России от 15 октября 1999 г. № АЦ/8263 признаны незаконными действия ООО «Томск-трансгаз», занимающего доминирующее положение на рынке услуг по транспортировке газа по магистральным трубопроводам на региональном рынке, выразившиеся в необоснованном отказе от заключения договора с компанией на транспортировку газа при наличии возможности оказания данной услуги.

Причина этого в том, что законодательство о естественных монополиях регулирует только общие аспекты деятельности по транспортировке нефти, не определяет правовые, экономические и организационные особенности отношений, возникающих при создании, функционировании и развитии систем магистрального трубопроводного транспорта. Поэтому многие аспекты отношений, в которые вступают организации магистрального трубопроводного транспорта при выполнении своих функций, до настоящего времени регулируются не законодательно, а на основе решений министерств и ведомств.

Транспортировка нефти и нефтепродуктов - услуги по выполнению заказа и диспетчеризации, обеспечению приема, перекачки, перевалки, слива, налива и сдачи нефти грузоотправителя. Транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным нефтепроводам и нефтепродуктопроводам осуществляется на основе соглашений, годовых и квартальных расчетов балансов добычи и поставки нефти, утверждаемых Минтопэнерго России по согласованию с органами власти субъектов РФ, на территории которых расположены нефтепроводы, по поводу чего с ними заключаются соглашения. Органы государственного управления субъектов РФ по согласованию с органами государственного управления Российской Федерации определяют объемы добычи и поставки нефти и продуктов нефтехимпереработки. Транспортировка нефти и нефтепродуктов осуществляется по графикам, определяемым Минтопэнерго России по согласованию с правительствами субъектов Российской Федерации. Транспортировка нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации осуществляется по единым тарифам независимо от форм собственности предприятий нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности.

Предприятия-производители нефти и нефтепродуктов, экспортирующие нефть и нефте-продукты за пределы Российской Федерации, заключают договоры на транспортировку нефти и нефтепродуктов по магистральным нефтепроводам и нефтепродуктопроводам с соответ-ствующими предприятиями нефтепродуктообеспечения. Предприятия-производители нефти и нефтепродуктов обеспечивают таможенное оформление поставляемых за пределы Российской Федерации нефти и нефтепродуктов в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации и соглашением о таможенном регулировании (это отличает договор транспортировки углеводородов трубопроводным транспортом от договора транспортной экспедиции).

Маршруты транспортировки нефтепродуктов по внутренним и экспортным направлениям согласовываются грузоотправителями с организациями нефтепродуктопроводного транспорта при заключении договоров на транспортировку. Организации нефтепродуктопроводного транспорта, исходя из принципа равнодоступности, осуществляют транспортировку нефтепродуктов в соответствии с графиками, утвержденными Минтопэнерго России. Ответственность за правильность товаросопроводительных документов всегда возлагается на производителя нефтепродуктов, даже если продажей добытой им нефти занимаются другие коммерческие структуры.

Оплата услуг организаций нефтепродуктопроводного транспорта за транспортировку нефтепродуктов и газа производится по тарифам, утверждаемым Федеральной энергетической комиссией Российской Федерации и зарегистрированным в установленном порядке.

Для решения проблемы задолженностей по оплате услуг «Транснефти» установлено, что при поставке нефтепродуктов на внутренний рынок Российской Федерации грузоотправители, не входящие в состав одной нефтяной компании, коммерческие и другие негосударственные организации оплату услуг за транспортировку нефтепродуктов должны производить на условиях предоплаты. Грузоотправители, входящие в состав одной нефтяной компании, осуществляя оплату указанных услуг, производят частичную предоплату (в течение первых двух недель месяца, в котором оказываются услуги по транспортировке нефтепродуктов).

На основе таких актов «Транснефть» в 2001 году разработала форму договора присоединения, предусматривающую полную предоплату своих услуг, право отказывать нефтяникам в услугах и широкую систему штрафных санкций за нарушения оплаты транспортировки нефти. В ответ на предписание МАП об изменении условий договоров «Транснефть» обратилась в арбитражный суд, который признал незаконными требования МАПа к «Транснефти» устранить нарушения в договоре присоединения на транспортировку нефти. Позднее федеральный арбитражный суд округа это решение отменил и отправил дело на новое рассмотрение. В этом деле «Транснефть» оспаривала не только свою вину в нарушении антимонопольного законодательства, но и право антимонопольных органов предписывать и вносить конкретные изменения в договоры.

Особенность транспортировки трубопроводным транспортом состоит также и в том, что после поступления в сеть нефть не может быть индивидуализирована, следовательно, производитель фактически теряет право собственности на нефть, сохраняя только право требования к транспортировщику. Компании-транспортировщики имеют возможность распоря-жаться находящейся у них нефтью по своему усмотрению. (Например, в 2000 г. рассматривался спор между «Транснефтью», «Сибнефтепроводом» и «Роснефть-Пурнефтегаз» о взыскании стоимости транспортируемой нефти «Роснефть-Пурнефтегаза», которую «Транснефть» изъяла в погашение долга).

Следует отметить, что договор на перевозку грузов трубопроводным транспортом практически не имеют специального законодательного регулирования, в отличие от договоров железнодорожной перевозки грузов, перевозки грузов водным транспортом и др. Даже в проекте Закона «О магистральном трубопроводном транспорте» нет положений, регулирующих договорные отношения в этой сфере. В настоящее время единственным актом на уровне федерального закона, регулирующим имущественные отношения в этой сфере, является Гражданский кодекс РФ. При этом, поскольку договор транспортировки трубопроводным транспортом специально в Гражданском кодексе не прописан, то к нему применимы только нормы общей части Гражданского кодекса о договоре, а нормы особенной части кодекса – по аналогии. Единственным подзаконным нормативным актом, специально регулирующим отношения по нефтепроводной транспортировке нефти, до сих пор остается приказ Минтопэнерго от 5 октября 1995 г. № 20, утвердивший Положение «О приеме и движении нефти в системе магистральных нефтепроводов».

Предмет договора транспортировки нефти по трубопроводу. Предметом в договорах, заключаемых «Транснефтью» с клиентами указаны: «услуги по транспортировке нефти грузоот-правителя по системе магистральных нефтепроводов». При этом термин «транспортировка» здесь означает: «услуги по выполнению заказа и диспетчеризации, обеспечению приема, перекачки, перевалки, слива, налива и сдачи нефти грузоотправителя». Основной целью такого договора является доставка и сдача нефти грузоотправителя в пункте назначения. В таком виде цель и предмет договора полностью совпадают с договором перевозки груза. Вывод основан на допущении, что «нефть грузоотправителя» является грузом, то есть индивидуально определенной вещью.

В качестве «груза» сдаваемую в систему магистральных нефтепроводов нефть рассматривает Инструкция по учету нефти, которой установлено, что: нефть является грузом для транспортирования по системе магистральных нефтепроводов, а также, что «предприятия ОАО «Транснефть»: производят транспортировку нефти (в качестве груза) по магистральным нефтепроводам на основании договоров, заключаемых с производителями (грузоотправителями) нефти в порядке, установленном Минтопэнерго России».

Однако, другие положения договоров, заключаемых между «Транснефтью» и ее клиентами и практика их исполнения не дают оснований рассматривать нефть как обычный груз. Основными обязанностями «Транснефти» являются следующие: осуществление координации транспорти-ровки нефти; обеспечение приема нефти грузоотправителя в пункте отправления для ее последующей транспортировки в соответствии с маршрутными поручениями; обеспечение транспортировки соответствующей партии нефти грузоотправителя от пункта отправления до пункта назначения в течение срока, указанного в маршрутном поручении; обеспечение сдачи нефти в пункте назначения в количестве, указанном в маршрутном поручении. Основными обязанностями грузоотправителя являются обязанности сдать «Транснефти» в пункте отправления нефть, заявленную для транспортировки; произвести оплату услуг «Транснефти»; обеспечить прием нефти в пункте назначения.

Анализ текста договоров показывает, что в одних положениях они оперируют понятием «нефть грузоотправителя», в других – «партия нефти грузоотправителя», а в третьих – «нефть». Только один из этих терминов "нефть грузоотправителя" - подразумевает идентификацию нефти как груза, ее отделение от любой другой нефти, принадлежащей другим грузоотправителям. Как показано выше, этот термин используется лишь при описании обязанностей «Транснефти» по приему нефти от отправителя в пункте отправления.

Для описания объекта действий «Транснефти» при транспортировке договор использует термин «соответствующая партия нефти грузоотправителя». Согласно Инструкции по учету нефти «партией нефти считается количество нефти (смеси нефтей), однородной по показателям качества, сопровождаемое одним транспортным документом и направляемое на один конечный ПСП (приемо-сдаточный пункт)». Следовательно, под партией нефти грузоотправителя понимается не индивидуально определенная нефть, но лишь определенное количество однородной нефтяной смеси.

Когда в договоре речь идет о сдаче «Транснефтью» нефти в пункте назначения, используется термин «нефть». При этом у такой «нефти» есть только две характеристики - качество и количество.

Таким образом, в соответствии объектом действий «Транснефти» по транспортировке, а также объектом действий обеих сторон по сдаче-приему нефти в пункте назначения является нефть родовая, а не индивидуально определенная.

Это в действительности соответствует тому, что происходит при исполнении договора транспортировки трубопроводным транспортом. Попадая в систему нефтепроводов, нефть грузоотправителя смешивается с нефтью других грузоотправителей. В силу этого в пункте назначения грузополучателю в действительности выдается не сданная грузоотправителем нефть, а нефть, схожая с «нефтью грузоотправителя» лишь по количеству и качеству.

Следует отметить и еще одну особенность исполнения договора транспортировки трубопроводным транспортом. В системе магистральных нефтепроводов нефть перемещается в общем потоке, и выделить нефть конкретного грузоотправителя невозможно. Фактически это означает, что «Транснефть» не может точно проследить и определить, достигла ли нефть грузоотправителя пункта назначения или нет. Таким образом, перемещение нефти конкретного грузоотправителя является лишь предположением, фикцией. Теоретически «Транснефть» может выполнить свою обязанность по сдаче нефти в пункте назначения, вообще не осуществляя какого-либо перемещения нефти грузоотправителя. Обязанность же «Транснефти» обеспечить перемеще-ние и сдачу конкретной нефти в большинстве случаев является технически невыполнимой.

В соответствии с Положением о движении нефти «предприятия нефтепроводного транспорта производят взаимопередачу соответствующих количеств нефти, указанных в маршрутных телеграммах, начиная с производственного объединения магистральных нефтепроводов, прини-мающего нефть от производителя (грузоотправителя), в порядке очередности их поступления» (п. 12).

Следовательно, действия «Транснефти» заключаются не в перемещении конкретного груза, а в обеспечении функционирования всей системы магистральных нефтепроводов или определенных ее частей с тем, чтобы к определенному сроку обеспечить наличие заданного количества нефти в пункте назначения. Таким образом, у действий «Транснефти» появляется овеществленный результат, поэтому предмет договора усложняется по сравнению с отношениями по оказанию услуг, в частности, по перевозке грузов, где такой результат отсутствует.

Поскольку действия «Транснефти» не направлены на нефть конкретного грузоотправителя, интересы последнего смещаются от действий «Транснефти» по перемещению нефти грузоотпра-вителя к получению определенного количества нефти в пункте назначения. Именно это становится главной целью договора для отправителя, а не то, каким образом «Транснефть» будет управлять своей системой нефтепроводов. В силу этого договор приближается к группе договоров о передаче имущества, и его предмет может быть сформулирован следующим образом:

По договору транспортировки нефти трубопроводным транспортом «Транснефть» обязует-ся принять определенное количество нефти от отправителя на одном узле магистрального нефтепровода (пункт отправления) и выдать управомоченному на получение нефти лицу такое же количество нефти (с учетом технологических издержек) на другом узле магистрального нефтепровода (пункт назначения). Отправитель обязуется передать соответствующее количество нефти «Транснефти» в пункте отправления, принять нефть в пункте назначения и оплатить установленный тариф.

Если анализировать договор транспортировки трубопроводным транспортом, как договор о передаче имущества, то в его предмете следует выделить два объекта. Объектом первого рода здесь выступают действия сторон по передаче определенного количества нефти, а объектом второго рода, соответственно, является определенное количество нефти. В таком случае неясным остается только объем передаваемых имущественных прав на нефть, т.е. кто является собственником нефти, находящейся в системе. Договор не содержит каких-либо указаний относительно этого вопроса.

Что же происходит с нефтью и с правом собственности на нее при исполнении договора транспортировки трубопроводным транспортом. Приводит ли смешение нефти в системе магистральных нефтепроводов к возникновению права общей долевой собственности на смесь у всех соответствующих отправителей?

По общему правилу, установленному ст. 44 ГК РФ, имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности (п. 1 ст. 244). В силу указанной статьи ГК общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц лишь неделимого имущества либо имущества, не подлежащего разделу в силу закона. В случаях с делимыми вещами общая собственность возникает лишь в случаях, предусмотренных законом или договором. Последнее правило распространяется на смесь нефти, образующуюся в нефтепроводе, поскольку это вещь делимая (ее раздел возможен без изменения ее назначения). Закон режима общей собственности в этом случае не предусматривает. Не делают этого и стороны рассматриваемого договора транспортировки.

Учитывая эти положения ГК, остаются лишь два варианта решения вопроса собственности на нефть в системе: право собственности сохраняется за отправителем либо переходит к «Транснефти».

В первом случае сложность заключается в том, что сданная отправителем нефть смешалась с нефтью третьих лиц и не может быть идентифицирована. Сдав в соответствии с договором нефть в систему, отправитель лишается возможности истребовать ее обратно либо распорядиться ею. Вместо этого у него появляется лишь право требования выдать определенное количество нефти, распорядиться которым (в порядке цессии прав по договору) он вправе только с согласия «Транснефти». Таким образом, признать право собственности на нефть в системе за отправителем невозможно.

Второй вариант предусматривает переход права собственности на сданную отправителем нефть к «Транснефти». Сдавая свою нефть «Транснефти», отправитель передает право собственности на нее «Транснефти», а «Транснефть», в свою очередь, обязуется передать в собственность отправителю другую нефть. В этом случае договор транспортировки трубопро-водным транспортом максимально приближается к договору мены, по которому в обмен на нефть отправителя в пункте отправления «Транснефть» предоставляет отправителю другую нефть в пункте назначения. На данный момент это единственный путь объяснить отношения собственности между «Транснефтью» и отправителем.

Как уже говорилось, на данный момент ни один из закрепленных в Гражданском кодексе договоров не отвечает полностью природе отношений транспортировки нефтепродуктов трубопроводным транспортом. Договор транспортировки трубопроводным транспортом следует признать смешанным, состоящим из элементов договора перевозки, договора мены и договора иррегулярного хранения.

Рассмотрим каждый из этих элементов (рассматривая договор перевозки, необходимо сразу уточнить, что речь пойдет о двух договорах - договоре перевозки конкретного груза и договоре об организации перевозок грузов).

Существенное различие первого договора и договора транспортировки нефти трубопро-водным транспортом, как уже отмечалось выше, заключается в отсутствии в отношениях по транспортировке трубопроводным транспортом понятия груза, как индивидуальноопределенного имущества, являющегося объектом отношений. Несмотря на это различие, у отношений по транспортировке трубопроводным транспортом и перевозке много общего. Прежде всего, основной деятельностью «Транснефти», как и любого перевозчика, является перемещение вещей в пространстве. Как в перевозке, так и в транспортировке трубопроводным транспортом ключевое место занимает обязанность по доставке: перевозчик обязан доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу; «Транснефть» обязана обеспечить доставку в пункт назначения и сдачу управомоченному лицу определенного количества нефти определенного качества. Именно благодаря схожести видов деятельности перевозчика и «Транснефти» они используют одинаковый порядок расчета вознаграждения - тарифный.

Схожи и основания ответственности. Перевозчик отвечает за несохранность груза, если не докажет, что несохранность вызвана обстоятельствами, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (ст. 796 ГК). В соответствии с договором транспортировки «Транснефть» освобождается от ответственности во всех случаях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение «Транснефтью» своих обязательств вызвано обстоятельствами, предотвратить наступление которых она не могла даже при проявлении исключительной, самой высокой степени заботливости, которую можно ожидать при данных обстоятельствах.

Применение к отношениям транспортировки нефти трубопроводом норм об ответственности перевозчика позволяет ответить на ряд вопросов, не урегулированных в договоре. К примеру, каковы пределы ответственности транспортировщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств? Должна ли «Транснефть» отвечать в полном объеме, как того требуют ст. 15 и 393 ГК, либо нести ограниченную ответственность, подобно перевозчикам, на основании ст. 793 ГК РФ. Применение норм о договоре перевозки позволяет «Транснефти» ограничить свою ответственность рамками ч. 2 ст. 796 ГК.

Договор транспортировки нефти трубопроводным транспортом имеет много общего с договором об организации перевозок грузов. Помимо урегулирования вопросов планирования объемов и сроков, взаиморасчетов и учета договор об организации перевозок грузов, как и договор транспортировки нефти трубопроводным транспортом, регулирует вопросы подачи транспортных средств. При перевозке подача транспортных средств заключается в предоставлении определенных емкостей (вагонов, контейнеров, трюмов и т.д.). При транспортировке нефти трубопроводным транспортом речь идет о предоставлении свободных емкостей в системе магистральных нефтепроводов и пропускной мощности. Несмотря на технологическую разницу этих процессов, их юридическая природа идентична, а следовательно, должна подчиняться одним и тем же правилам.

Применение к договору транспортировки нефти трубопроводным транспортом норм ст. 794 ГК позволяет отправителям оспорить ряд положений договора, освобождающих «Транснефть» от какой-либо ответственности за непредоставление пропускных мощностей, т.к. в соответствии с этой статьей перевозчик освобождается от ответственности в случае неподачи транспортных средств, если это произошло вследствие: непреодолимой силы, а также иных явлений стихийного характера (пожаров, заносов, наводнений) и военных действий; прекращения или ограничения перевозки грузов в определенных направлениях, установленного в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или Кодексом; в иных случаях, предусмотренных транспортными уставами и кодексами.

Применение модели договора мены к договору транспортировки нефти трубопроводным транспортом возможно исключительно благодаря отсутствию как в ГК, так и в договоре положений, регулирующих вопрос права собственности на нефть в системе магистральных нефтепроводов. Использование данного договора позволяет решить этот вопрос и признать право собственности на нефть в системе за «Транснефтью». Это, в свою очередь, разрешает вопрос о том, на ком из участников отношений транспортировки нефти трубопроводным транспортом лежит риск случайной гибели и повреждения такой нефти, а именно - на «Транснефти» (ст. 211 ГК РФ).

Факт смешения нефти в системе магистральных нефтепроводов и, соответственно, обязанность «Транснефти» передать получателю определенное количество нефти определенного качества схожи с ситуацией, имеющей место при иррегулярном хранении. В соответствии со ст. 890 ГК, когда принятые на хранение вещи смешиваются с вещами того же рода и качества, поклажедателю возвращается равное или обусловленное количество вещей того же рода и качества. Несмотря на существенную разницу в экономической сущности процессов транспортировки/доставки и хранения, гл. 47 ГК «Хранение» содержит ряд положений, которые могут найти применение при решении вопросов, не урегулированных договором транспортировки нефти трубопроводным транспортом.

К примеру, в случае предотвращения затоваривания и приостановки работы системы в случае неисполнения отправителем обязанности принять нефть в пункте назначения, «Транснефть» может на основании ст. 899 ГК, посвященной обязанности поклажедателя взять вещь обратно, при неисполнении им этой обязанности, после письменного предупреждения отправителя самостоятельно продать соответствующее количество нефти по стоимости, сложившейся в пункте назначения, а вырученную сумму, за вычетом сумм, причитающихся «Транснефти», передать отправителю.

Развитие отношений, связанных с трубопроводной транспортировкой нефти и газа, а также реформа существующих естественных монополий неизбежно приведут к возникновению проблем гражданско-правовой квалификации отношений транспортировки нефти трубопроводным транспортом.

Проблемным для предприятий трубопроводного транспорта является вопрос о выделении им земель и эксплуатации их (площадь этих земель больше, чем можно предположить, поскольку в нее входит и территория охранных зон магистрального трубопроводного транспорта). Часто земельные участки предоставлялись несколько десятилетий назад без надлежащего оформления, что теперь вызывает трудности с определением их статуса. Например, в 2001 году в Президиуме ВАС РФ в порядке надзора рассматривался спор между ООО «Тюментрансгаз» и Надымским комитетом по земельным ресурсам и землеустройству о признании недействительным постановления государственного инспектора по использованию и охране земель Надымского района о наложении штрафа за нарушение земельного законодательства, выразившееся в уклонении от заключения договора аренды занятого земельного участка. Выяснилось, что право постоянного пользования указанными участками, начиная с 1983 по 1991 год, закреплялось за обособленным подразделением предприятия «Тюментрансгаз». Теперь же ООО «Тюментрансгаз» использует эти участки само, считая, что оно не утратило право постоянного пользования земельными участками. Однако в переоформлении документов на землю обществу было отказано местной администрацией.

В проекте Закона «О магистральном трубопроводном транспорте» предполагалось предоставить льготный режим для получения земельных участков под нефтепроводы. Предполагалось, что участки земли, которые необходимы для строительства производственно-технологических объектов систем магистрального трубопроводного транспорта, предоставляются эксплуатирующей организации в постоянное безвозмездное пользование. Однако, этот закон так и не вступил в силу. В настоящее время ст. 28 Федерального закона «О газоснабжении в РФ» устанавливает право собственника системы газоснабжения получать в постоянное пользование земельные участки для строительства технологических объектов по добыче и хранению газа, объектов магистрального газопровода с переводом таких участков в категорию земель промышленности и транспорта. Во всех «соглашениях о сотрудничестве» между администра-циями регионов и нефтегазовыми предприятиями есть положение о помощи властей в выделении земельных участков.

Газоснабжение - одна из форм энергоснабжения, представляющая собой деятельность по обеспечению потребителей газом, в том числе деятельность по формированию фонда разведанных месторождений газа, добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа.

Таким образом, предоставление земельных участков является одним из наиболее действенных инструментов воздействия властей на политику нефтяных компаний.

Как упоминалось в начале параграфа, деятельность по транспортировке и хранению углеводородов представляет собой повышенную опасность для окружающих, поэтому с целью государственного регулирования в области обеспечения безопасности промышленных произ-водств (объектов) и работ повышенной опасности, а также защиты промышленного персонала, населения и окружающей среды от воздействия опасных факторов производственной деятельности, все работы, с нею связанные, подлежат обязательному лицензированию. Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору выдает лицензии на хранение нефти, газа и продуктов их переработки. К компетенции центрального аппарата этой службы относится выдача лицензий на проектирование магистральных газо-, нефте-, нефтепродуктопроводов; газонаполнительных станций и пунктов и на изготовление оборудования для магистрального трубопроводного транспорта. Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору при организации и осуществлении лицензионной деятельности координирует свои действия с заинтересованными центральными органами федеральной исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ и местными администрациями. Ее структуры могут лишить предприятие лицензии (аннулировать лицензию) за нарушения действующего законодательства или действий, в результате которых возникает опасность аварий, катастроф, жизни и здоровью персонала и населения.

Минтопэнерго разработана специальная методика, предназначенная для определения ущерба, наносимого окружающей природной среде при авариях на магистральных, а также промысловых нефтепроводах. Величина ущерба, определяемая по данной методике, включается в "Акт технического расследования отказов магистральных нефтепроводов" и используется при оформлении исков, претензий и рекламаций.

Основными факторами, определяющими величину ущерба, наносимого окружающей природной среде при авариях на нефтепроводах, являются следующие: количество вылившейся из нефтепровода нефти и распределение ее по компонентам окружающей среды; площадь и степень загрязнения земель; площадь и степень загрязнения водных объектов; количество углеводородов, выделившихся в атмосферу.

Заслуживающим внимания представляется вопрос о взыскании ущерба, причиненного окружающей среде при непосредственной передаче нефти от транспортировщика к получателю. Судебная практика возлагает на перевозчика обязанность убедиться в том, что получатель готов к приему нефтепродуктов по топливопроводу, иначе ответственность возлагается только на собственника топливопровода как источника повышенной опасности.

Лицензионными требованиями и условиями при осуществлении деятельности по транспортировке по магистральным трубопроводам нефти, газа и продуктов их переработки являются:

а) соблюдение требований нормативных правовых актов Российской Федерации и норма-тивных технических документов, регламентирующих деятельность по транспортировке по магистральным трубопроводам нефти, газа и продуктов их переработки;

б) подтвержденное документами наличие у лицензиата принадлежащих ему на праве собственности или на ином законном основании производственных помещений и сооружений, соответствующих техническим нормам и требованиям эксплуатации технологического оборудования и инвентаря;

в) наличие у лицензиата работников, имеющих специальное высшее или среднее профес-сиональное образование либо иное высшее или среднее профессиональное образование, при условии прохождения ими переподготовки с целью осуществления лицензируемой деятельности, а также специалистов, прошедших специальную подготовку в установленном порядке;

г) наличие в штате лицензиата лица, имеющего соответствующую квалификацию, ответствен-ного за безопасность эксплуатации магистральных трубопроводов и их ремонт.

Для получения лицензии соискатель лицензии представляет в лицензирующий орган следующие документы:

а) заявление о предоставлении лицензии с указанием: наименования, организационно-правовой формы, места нахождения - для юридического лица; фамилии, имени, отчества, места жительства, данных документа, удостоверяющего личность, - для индивидуального предприни-мателя лицензируемой деятельности;

б) копии учредительных документов и копия документа, подтверждающего факт внесения записи о юридическом лице в Единый государственный реестр юридических лиц; копия свидетельства о государственной регистрации соискателя лицензии в качестве индивидуального предпринимателя;

в) копия свидетельства о постановке соискателя лицензии на учет в налоговом органе;

г) копии документов, подтверждающих соответствующую установленным требованиям квалификацию должностного лица, ответственного за безопасность эксплуатации магистральных трубопроводов и их ремонт;

д) копии документов, подтверждающих квалификацию работников соискателя лицензии;

е) документ, подтверждающий уплату лицензионного сбора за рассмотрение лицензирующим органом заявления о предоставлении лицензии.

Если копии документов, предусмотренных подпунктами «б» и «в» настоящего пункта, не заверены нотариусом, они представляются с предъявлением оригинала. Требовать от соискателя лицензии представления иных документов не допускается.

За предоставление недостоверных сведений соискатель лицензии несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Лицензирующий орган принимает решение о предоставлении или об отказе в предоставлении лицензии в срок, не превышающий

60 дней с даты получения заявления со всеми необходимыми документами. Соответствующее решение оформляется приказом руководителя лицензирующего органа. Лицензирующий орган при проведении лицензирования имеет право проводить проверки соответствия соискателя лицензии лицензионным требованиям и условиям.

Лицензия на осуществление деятельности по транспортировке по магистральным трубо-проводам нефти, газа и продуктов их переработки предоставляется на 5 лет. Срок действия лицензии может быть продлен по заявлению лицензиата в порядке, предусмотренном для переоформления лицензии.

8. Лицензирующий орган ведет реестр лицензий, в котором указываются:

а) наименование лицензирующего органа;

б) лицензируемая деятельность;

в) сведения о лицензиате:

- наименование, организационно-правовая форма, место нахождения (с указанием мест нахождения территориально обособленных подразделений, осуществляющих лицензируемую деятельность) - для юридического лица;

- фамилия, имя, отчество, место жительства, данные документа, удостоверяющего личность, - для индивидуального предпринимателя;

- код лицензиата по Общероссийскому классификатору предприятий и организаций и иденти-фикационный номер налогоплательщика;

г) адреса сооружений, используемых для осуществления лицензируемой деятельности;

д) дата принятия решения о предоставлении лицензии;

е) номер лицензии;

ж) срок действия лицензии;

з) сведения о регистрации лицензии в реестре лицензий;

и) сведения о продлении и переоформлении лицензии;

к) основания и даты приостановления и возобновления действия лицензии;

л) основание и дата аннулирования лицензии.

9. Контроль за соблюдением лицензиатом лицензионных требований и условий осущест-вляется путем проведения лицензирующим органом проверки на основании распоряжения (приказа) его руководителя, в котором указываются:

а) фамилия, имя, отчество и должность лица (лиц), уполномоченного осуществлять проверку;

б) цели, задачи и предмет проверки;

в) даты начала и окончания проверки.

Продолжительность проверки не должна превышать 1 месяц. Плановая проверка проводится лицензирующим органом не чаще 1 раза в 2 года. Внеплановая проверка проводится для подтверждения устранения лицензиатом выявленных при проведении плановой проверки нарушений лицензионных требований и условий.

По результатам проверки составляется акт с указанием конкретных нарушений и срока их устранения. Акт составляется по установленной лицензирующим органом форме в 2 экземплярах, один из которых вручается лицензиату. К акту при необходимости прилагаются копии документов, подтверждающих наличие выявленных нарушений.

Если лицензиат не согласен с результатами проверки, он имеет право отразить в акте свое мнение. В случае отказа лицензиата от ознакомления с результатами проверки должностное лицо (лица) фиксирует этот факт в акте и заверяет его своей печатью.

Лицензиат обязан уведомить (в письменной форме) лицензирующий орган об устранении выявленных нарушений. Лицензиат обязан проинформировать (в письменной форме) в 15-дневный срок лицензирующий орган об изменении места своего нахождения, а также мест нахождения территориально обособленных подразделений, осуществляющих лицензируемую деятельность.