Система прав, свобод и обязанностей человека

Права и свободы можно подразделить на четыре группы: социально-экономические, полити-ческие, личные и социально-культурные. Все они имеют самостоятельную ценность и значение для правового статуса личности. С течением времени содержание и основные виды прав и свобод человека претерпевали определенные изменения. Не ставя в данной работе цели раскрытия исто-рии прав человека как ценности и как реальных правоотношений, автор будет по мере необходи-мости обращаться к генезису конкретных прав и обязанностей человека, поскольку это поможет раскрыть содержание соответствующих категорий.

Разветвленная и хорошо разработанная система норм, регулирующая социально-эко-номические права и свободы, появилась в конституциях сравнительно недавно. Более или менее подробное конституционное регулирование социально-экономических прав начинается на заре XX в., хотя одно из прав, отнесенных к этой группе, – право на частную собственность, получает закрепление с момента появления первых буржуазных конституций. Право частной собст-венности лежит в основе капиталистической экономики, поэтому, естественно, оно получает закрепление с первых шагов буржуазного конституционализма (при этом законодательно частная собственность защищалась и до буржуазных революций).

Вместе с тем для лиц, располагающих частной собственностью, последняя в состоянии удо-влетворить потребности, связываемые с реализацией других социально-экономических прав (пра-ва на труд, на отдых, на охрану здоровья и т.п.). Однако в течение длительного времени борьба

ведется за то, чтобы государство обеспечивало соблюдение социально-экономических прав граж-дан (подданных) и в отсутствие у них частной собственности. Буржуазное государство уже в XVIII и XIX вв. осуществляет социальные функции (выделяет средства на содержание приютов, на увеличение занятости и т.д.). Но для признания и широкой регламентации социально-экономических прав время еще не пришло, хотя первые шаги в этом направлении были сделаны. Так, во время революции 1848 г. во Франции, когда рабочий класс в первый раз выступил как

политически самостоятельная сила, было признано право на труд, и даже предпринята попытка обеспечить это право путем создания за государственный счет мастерских. Правда, вскоре после кровавого подавления выступления рабочих от этой идеи отказались. Борьба за конституционное закрепление социально-экономических прав велась во многих странах.

Следует отметить, что и конституционное регулирование частной собственности за двести с лишним лет претерпело изменения. Если в XVIII и начале XIX вв. конституции и другие законо-дательные акты содержали формулировки об абсолютном, ничем не ограниченном праве соб-ственности, то к концу XIX в. в эти формулировки были внесены существенные коррективы. Вы-яснилось, что интересы частного собственника и общества зачастую могут не только не совпадать, но и противоречить друг другу. При этом нарушение интересов общества частными собственниками в конечном счете бумерангом наносит удар и по интересам последних. В силу этого некоторые ограничения, налагаемые на право частной собственности, служат интересам и общества в целом и самих частных собственников.

Практически все конституции капиталистических государств, принятые в XX в., закрепляя право частной собственности, указывают, что собственность должна выполнять социальную функцию. В Конституции Бразилии 1988 г. так прямо и сказано: "Собственность выполняет свою социальную функцию" (п. XXIII ст. 5). Основной закон ФРГ 1949 г. (п. 2 ст. 14) говорит о том, что "собственность обязывает. Пользование ею должно одновременно служить общему благу".

В некоторых странах существуют ограничения по объектам, которые могут находиться в частной собственности. Например, Конституция Мексики (ст. 21) содержит весьма обширный перечень объектов, являющихся собственностью Нации, которая "является неотчуждаемой и безусловной", а использование и эксплуатация этих объектов частными лицами или обществами может осуществляться лишь путем концессий. Среди таких объектов находятся твердое минеральное топливо, нефть и все другие углеводороды в твердом, жидком и газообразном состояниях, природные

ресурсы континентального шельфа и зоны морского дна островов, территориальные морские воды и т.д. Следует отметить, что Мексика в подобном решении данного вопроса не одинока. Правда, в

отдельных странах эти вопросы отнесены к регулированию текущим, а не конституционным законодательством.

Для большинства стран характерно введение законодательных ограничений на право распо-ряжения земельной собственностью, относящейся к сельскохозяйственным угодьям: могут уста-навливаться предельные размеры, требования к гражданству покупателя, к его образовательному уровню или практическому опыту, позволяющим использовать землю по назначению.

В настоящее время большинство конституций не ограничиваются в социально-экономической сфере закреплением права на собственность (частную, личную). Одним из важ-нейших социально-экономических прав, борьба за законодательное закрепление и реальное обеспечение которого

ведется уже давно, является право на труд. В СССР оно впервые было закреплено в Конституции 1936 г., что в определенной степени стимулировало и укрепляло движение за включение его в конституции зарубежных стран. Право на труд в настоящее время содержится в текстах основных законов таких стран, как Италия, Испания, Португалия, Греция, Бельгия, Япония, Бразилия, Рос-сия, Словакия и др. В то же время в полной мере обеспечить данное право в этих странах не уда-ется, так как капиталистическая система хозяйства с неизбежностью порождает известный избы-ток рабочей силы. Количество безработных может колебаться, но полностью безработица в усло-виях капитализма, как показывает исторический опыт, не может быть преодолена, разве что в

отдельных странах во время крупных войн, когда значительная часть населения находится на

военной службе.

Право на труд закреплено также в Европейской социальной хартии (открыта для подписания в 1961 г., вступила в силу в 1965 г.), действующей в рамках Совета Европы, подписанная более чем 21 государствами и ратифицированная двадцатью. Ст. 1 ч. II этой хартии гласит, что высокие

договаривающиеся стороны, имея в виду обеспечение права на труд, принимают в качестве одной из своих приоритетных целей достижение и поддержание как можно более высокого уровня занятости, стремясь к достижению полной занятости, защищают при помощи эффективных мер право трудящегося зарабатывать себе на жизнь на свободно подобранном для себя рабочем месте, учреждение или поддержание деятельности бесплатной службы занятости, доступной для всех трудящихся, создают и развивают соответствующие учреждения, осуществляющие профессиональную ориентацию, обучение, переподготовку и реабилитацию всех трудящихся, в том числе инвалидов и молодежи. При этом право на труд занимает важнейшее место в хартии и другие ее статьи

довольно тесно связаны с указанным правом, хотя многие из закрепленных в других статьях прав имеют также и самостоятельное значение (ст. 2 ч. II – право на разумную и обоснованную про-должительность рабочего времени, ст. 3 ч. II – право на безопасные и ненаносящие вреда здоро-вью условия труда, ст. 4 ч. II – право на справедливое возмещение за труд, ст. 5 ч. II – право на объединение и т.д.).

Право на труд связано с целым рядом других индивидуальных трудовых прав (прежде всего, на помощь со стороны государства по трудоустройству и право на получение пособия по безрабо-тице), которые фактически подкрепляют и развивают это право. Так, во многих странах после второй мировой войны были поставлены вне закона принудительный труд, использование труда

детей, а также женщин на трудных и вредных для здоровья работах. В ряде стран (Франции, США, Италии, Великобритании) запрещена дискриминация при найме трудящихся на работу и увольнении, а также в отношении условий труда.

Тесно связано с правом на труд и право на отдых. В большинстве стран право на отдых кон-кретизируется нормами, устанавливающими продолжительность рабочего дня (чаще всего 8 ча-сов), рабочей недели (например в России – 41 час, в Болгарии, Чехии и Словакии – 42,5 часа, на Кубе – 44 часа и т.д.), обязательный ежегодный оплачиваемый отпуск и т.п. Для лиц, не достиг-ших

совершеннолетия, устанавливается сокращенный рабочий день (например в России для лиц в воз-расте от 15 до 16 лет – 4 часа, а в возрасте от 16 до 18 лет – 6 часов).

К этим правам примыкает право на материальное обеспечение в случае болезни, утраты тру-доспособности, потери работы и по старости. Данное право должно обеспечиваться системой

социального страхования, через различные формы пенсионного и иного социального обеспечения, путем развития сети социальных учреждений по обслуживанию престарелых и нетрудоспособных граждан. В большинстве стран более подробно эти вопросы, закрепленные в конституциях лишь в общем виде, регулируются текущим законодательством. Однако встречаются современные конституции, в которых достаточно много внимания уделяется регламентации системы социального страхования. Одним из наиболее ярких примеров такого рода исключения из общего правила

является Конституция Бразилии 1988 г., в тексте которой много места занимают положения, по-дробно регулирующие функционирование системы социального страхования (порядок и величина отчислений, распределение средств из фондов и т.п.).

Во многих странах за счет фондов социального обеспечения осуществляются программы под-держки семьи. В международно-правовых документах, тем или иным способом имплементиро-ванных во внутригосударственное право ряда стран, конституциях и текущем законодательстве имеются положения, закрепляющие обязанность государства оказывать заботу о семье. Так, п. 1 ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (который обя-зателен для применения во многих странах, в том числе и в России) гласит: "Семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая ши-рокая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании". Многодетные и молодые семьи обладают в ряде стран правом на различные льготы и дотации. Женщины практически во всех странах в на-стоящее время имеют право на оплачиваемый предродовой и послеродовой отпуск.

Важное место в системе социально-экономических прав занимает право на охрану здоровья. Право на охрану здоровья реализуется через сеть бесплатных медицинских учреждений, содержа-щихся за счет государства или благотворительных фондов. Бесплатные медицинские учреждения, существующие преимущественно на государственные средства (аккумулированные, правда, раз-личными способами), составляют основу системы здравоохранения в таких странах, как Швеция, Куба, Вьетнам, Россия, Финляндия, Дания, Великобритания, Исландия, Норвегия, Китай, Греция, Италия, Португалия, Испания и др. Правда, способы государственного финансирования в разных странах применяются различные. Куба, Вьетнам, Китай, например, используют бюджетное

финансирование медицинских учреждений. В России создан внебюджетный Фонд медицинского страхования с обязательными отчислениями в него из средств юридических лиц и иных организа-ций. Финансирование из этого Фонда медицинских учреждений осуществляется через страховые компании. Через страховые учреждения производится оплата медицинского обслуживания за счет государственных средств и в ряде других стран. Однако уровень медицинского обслуживания в различных странах неодинаков.

В последнее время российское (а ранее – советское) здравоохранение подвергалось и подвер-гается обоснованной критике. Но практически все критики основной корень зла видят в бесплат-ности медицинского обслуживания в России. Вместе с тем опыт Швеции и даже такой небогатой страны, как Куба, показывает, что при надлежащей постановке дела уровень бесплатного меди-цинского обслуживания может быть очень высоким. Кроме того, практически во всех современ-ных странах наряду с учреждениями, где за медицинское обслуживание человек должен платить сам, имеется и сеть бесплатных медицинских учреждений, уровень обслуживания в которых в

целом выше, чем в медицинских учреждениях России (при этом речь здесь не идет об отдельных талантливых, самоотверженных и просто добросовестных врачах, а о системе здравоохранения в целом).

Право на охрану здоровья реализуется также через систему охраны труда. Каждое предприя-тие обязано создать своим работникам такие условия труда, которые бы обеспечивали этим по-следним сохранение трудоспособности и здоровья. Законодательство, как правило, предусматри-вает сокращенный рабочий день для лиц, занятых на вредном производстве или производстве с тяжелыми условиями труда.

В конституциях некоторых стран (в частности, Греции, Югославии, Польши и др.) говорится об охране окружающей среды как об обязанности государства либо о праве человека, а ведь это также способствует охране здоровья.

Среди социально-экономических прав можно выделить право на жилище, формулировки о котором содержатся в текстах ряда современных конституций. Но следует отметить, что право на жилище нигде полностью не реализовано. Так, согласно оценкам Центра ООН по населенным пунктам, в 90-е гг. XX в. "в различных районах мира свыше одного миллиарда человек не имеют достаточного жилища, причем более 100 млн человек живут в условиях, позволяющих отнести этих людей к категории бездомных".

К социально-экономическим правам относятся права граждан на коллективные действия в защиту своих законных интересов в социальной и экономической сферах. Такие действия вклю-чают в себя подписание коллективного трудового договора и борьба за его исполнение, экономи-ческие забастовки и др.

Подводя итог, можно сказать, что законодательное закрепление социально-экономических прав нацелено на обеспечение достойной жизни человека. А "право человека на достойную жизнь, – как пишет Ю.Л. Дмитриев, – в современных условиях может рассматриваться... как комплексный конституционно-правовой институт, как принцип правового статуса человека и гражданина, а также как одна из основ конституционного строя страны".

В другую группу объединены политические права и свободы, т.е. такие, благодаря которым граждане имеют возможность участвовать в управлении государственными и общественными

делами. К этой группе относится, в частности, субъективное избирательное право. Следует разли-чать субъективное и объективное избирательные права. Субъективное избирательное право представляет собой право избирать и быть избранным, которым обладает каждый отдельно взятый гражданин. Объективное избирательное право – это основанная на определенной системе представлений о должном и справедливом совокупность норм, исполнение которых обеспечивается государством и которые регулируют процесс избрания членов представительных органов и

отдельных должностных лиц. Субъективное избирательное право включает в себя активное и пассивное избирательные права. Под активным избирательным правом понимают право гражданина избирать лиц в состав представительных органов и на отдельные должности, а также право участвовать в референдуме. Пассивное избирательное право – это право быть избранным, т.е. право выдвигаться в установленном порядке в качестве кандидата на выборную должность.

Обладание как активным, так и пассивным избирательными правами законодательство раз-личных стран связывает с определенными требованиями, которым должен отвечать гражданин. Такие требования именуются избирательными цензами. В прошлом веке весьма распространен-ным был имущественный ценз, который отстранял от участия в выборах лиц, не имевших имуще-ства установленной величины. Чаще всего имущественный ценз определялся исходя из прямого налога, который уплачивает то или иное лицо. Только лица, уплачивавшие довольно высокий налог (что говорило об уровне их доходов), допускались к выборам. Иногда в качестве имуще-ственного ценза вводилось требование обладать недвижимостью. В отдельных случаях встреча-лись и другие разновидности исчисления имущественного ценза. В ряде штатов США, например, до 1964 г.

существовал избирательный налог. Лица, не уплачивавшие этот налог, в выборах не участвовали. Имущественный ценз носил открыто классовый характер, и против него вели борьбу трудящиеся, а также все демократические силы. К началу XX в. результаты этой борьбы стали сказываться, и постепенно имущественный ценз стали отменять в различных странах. В настоящее время от него практически повсеместно отказались.

В прошлом существовали также ограничения допуска к участию в выборах в зависимости от рода занятий (например не могли принимать участия в выборах некоторые категории лиц, работа-ющих по найму и т.п.). В России после установления Советской власти избирательных прав

были лишены лица, служившие до революции в карательных органах, а также лица, использую-щие наемный труд для извлечения прибыли, другими словами, этот запрет касался лиц, которые не трудились сами, если они были собственниками средств производства или если они имели до-машнюю прислугу. Количество граждан, лишенных избирательного права в целом по СССР во второй половине 20-х гг. – первой половине 30-х гг. составляло в разные годы от 1 до 2,5% взрос-лого населения. В отдельных же регионах процент лишенцев (как тогда называли лиц, лишенных избирательного права) мог быть и выше, и ниже.

Конституция СССР 1936 г. не знает института лишения избирательного права каких-либо

категорий лиц, кроме умалишенных и отбывающих наказание по решению суда. На основе этой Конституции 17 марта 1937 г. Президиум ЦИК СССР принял Постановление "О прекращении производства дел о лишении избирательных прав граждан СССР по мотивам социального проис-хождения, имущественного положения и прошлой деятельности и о ликвидации Центральной комиссии". Но, как известно, вслед за принятием Конституции 1936 г. огромного размаха достиг-ли жесточайшие массовые репрессии. Сегодня цензов, связанных с родом занятий (при условии, естественно, что эти занятия не являются уголовно-наказуемыми), практически нет ни в одной стране, за исключением некоторых ограничений для военнослужащих в отдельных странах

(например в Мексике и Бразилии военнослужащие, находящиеся на действительной службе, не имеют пассивного избирательного права). В Китае военнослужащие избирают депутатов по спе-циально создаваемым для них избирательным округам. Таким образом, часть депутатского корпу-са выбирается исключительно военными и, следовательно, представляет военнослужащих как

определенную социальную группу и одновременно как обособленный территориальный коллек-тив. Это ставит военнослужащих в известной мере в привилегированное положение по сравнению с другими социальными группами.

Указанные выше ограничения субъективного избирательного права в Советской России и в СССР (что, конечно же, само по себе не выглядело как шаг в направлении всемерного развития демократии) явились ответной реакцией на ограничения в избирательном праве, существовавшие до революции 1917 г. В частности, в результате введения в действий Положений "О выборах в

Государственную Думу" (в 1906 и 1907 гг.) активное избирательное право было предоставлено только 15% взрослого населения Российской Империи. Таким образом, доля граждан, имевших избирательное право при советской власти, в несколько раз превосходила процент подданных

дореволюционной России, обладавших избирательным правом. Различные избирательные цензы были весьма распространены в зарубежных странах в XIX и первой половине XX вв., при этом значительная часть граждан (подданных) соответствующих государств (превышавшая в несколько раз процент лишенцев в РСФСР и затем в СССР в целом) не допускалась к участию в выборах.

Существовавшие в XIX в. избирательные цензы (и в первую очередь – имущественный ценз) серьезно суживали электорат различных государств. Так, в Англии до избирательной реформы 1832 г. активным избирательным правом обладало 4,4% взрослого населения страны, в результате ее проведения – 7,5%, а после проведения реформы 1867 г. – 16,4%. Во Франции в 1791 г. только 16% взрослого населения были вправе участвовать в выборах, после принятия Конституции 1791 г. имущественный ценз был увеличен, а доля имевших право на участие в выборах снизилась до 8%, причем выборы были косвенными двустепенными. А французская Конституция 1791 г. вво-дила косвенные трехстепенные выборы. В 1817 г. выборы стали прямыми, а имущественный ценз был установлен в размере 300 франков прямого налога (лишь 0,3% взрослого населения страны уплачивало такой налог). Революция 1830 г. принесла снижение имущественного ценза для пользования активным избирательным правом до 200 франков прямого налога. Таким образом, продвижение к установлению всеобщего избирательного права и расширение электората в европейских

государствах в XIX – начале XX вв. со всей наглядностью иллюстрируют замечание А. Камю о том, что "история XIX века до 1914 года – это история восстановления народовластия в борьбе со старорежимными монархиями, то есть история утверждения гражданского принципа".

Еще один ценз – возрастной. В течение длительного времени действовал, как правило,

довольно высокий возрастной ценз: 20–21 лет. С прошлого века демократическая общественность выступала за снижение возрастного ценза. И это понятно. С одной стороны, введение возрастного ценза оправдано тем, что избиратель может вполне сознательно сделать свой выбор лишь в том случае, если он уже в целом сформировался как взрослая личность, имеет достаточно устойчивые и осознанные политические убеждения, основанные на определенном уровне знаний и хотя бы на минимальном жизненном опыте. Естественно, конкретные люди приобретают указанные качества в разном возрасте – кто раньше, кто позже. Однако, исходя из общих закономерностей взросления человека, а также особенностей социальных условий развития человека в каждой стране, можно определить средний возраст, когда эти качества более или менее вызрели. Поэтому, с другой стороны, искусственное завышение возрастного ценза является недемократичным, поскольку

необоснованно сужает избирательный корпус. В России возрастной ценз для активного избира-тельного права в 18 лет был установлен сразу же после Октябрьской революции и закреплен в Конституции РСФСР 1918 г. В большинстве других стран возрастной ценз для активного избира-тельного права был снижен до 18 лет гораздо позже. В частности, в США – в 1971 г., в Велико-британии, ФРГ и Франции – в 1974 г., в Италии – в 1975 г. В настоящее время в большинстве стран активное избирательное право предоставлено гражданам с 18 лет. Имеются и примеры более низкого возрастного ценза. Так, в Корейской Народно-Демократической Республике граждане имеют право голоса с 17 лет, на Кубе и в Никарагуа – с 16. Конституция Бразилии 1988 г. предоставляет гражданам право голоса с условием обязательного участия в голосовании с 18 лет, но граждане, достигшие 16 лет и желающие принять участие в голосовании добровольно, согласно этой Конституции, могут зарегистрироваться в качестве избирателей.

Пассивное избирательное право предполагает, как правило, более высокий возрастной ценз

(а раньше – и более высокий имущественный ценз). В России, к примеру, депутатом Государ-ственной Думы вправе стать гражданин не моложе 21 года. Сенатором в США может стать граж-данин не моложе 35 лет. Обычно довольно высокий возрастной ценз устанавливается для лица, баллотирующегося на пост президента. В России, США, Португалии, Бразилии, Индии и др. пре-зидентом может стать лицо не моложе 35 лет, в ФРГ – не моложе 40 лет, в Италии – не моложе

50 лет.

До настоящего времени в отдельных странах имеет место дискриминация женщин. Правда, сегодня это относится лишь к некоторым государствам Востока (например Иордании), где жен-щины лишены избирательных прав. В прошлом же веке отстранение женщин от участия в выбо-рах было практически повсеместным. Женщины, а вместе с ними и вся демократическая обще-ственность, боролись за право участия в выборах. Движение женщин за равные с мужчинами из-бирательные права называлось суфражистским и являлось частью феминистского движения. Но

добиться равного с мужчинами избирательного права женщинам впервые удалось лишь на рубеже XIX и XX вв. Впервые женщины получили доступ на избирательные участки в странах англосаксонского права, но для них, как правило, устанавливались повышенные имущественный, возрастной и образовательный цензы. При этом вначале женщины получили возможность голосовать на выборах в местные органы власти или органы власти субъектов федерации в федеративных государствах. В штате Вайоминг (США) женщины приняли участие в выборах в первый раз в 1888 г. К началу XX в. еще в двух штатах – Колорадо и Айдахо – женщины получили право голоса. К концу XIX в. в Великобритании женщины были допущены к выборам в органы самоуправления приходов и графств (но не в парламент). В Новой Зеландии женщинам было предоставлено избирательное право при формировании представительных органов всех уровней в 1891 г. За период

с 1891 по 1916 гг. только в 6 странах мира женщины получили право участвовать в выборах: в

Новой Зеландии, Австралии, Финляндии (до декабря 1917 г. обладала автономией в составе Рос-сийского государства), Дании, Исландии, Норвегии. В Советской России женщины получили равное с мужчинами избирательное право сразу же после Октябрьской революции (но также женщины были допущены к выборам членов Учредительного Собрания по закону, одобренному до

Октябрьской революции, но претворенному в жизнь уже после нее), причем в голосовании на

выборах в Советы женщины принимали участие с момента их появления (1905 г.), хотя Советы не признавались органами государственной власти до 21 октября 1917 г.

Во многих странах существует ценз оседлости. Для активного избирательного права он

составляет, как правило, от одного месяца до двух лет. Это означает, что гражданин, чтобы полу-чить доступ к избирательной урне, должен постоянно прожить на территории данного избира-тельного округа установленный промежуток времени, предшествующий голосованию (непродол-жительные отлучки по делам или на отдых в расчет не принимаются). Для пассивного избирательного права могут вводиться и более жесткие требования. Так, в США гражданин, чья кандидатура выставляется на пост президента, должен постоянно прожить на территории страны не менее

14 лет, предшествующих выборам (опять же кратковременные поездки за рубеж не учитываются). Наибольший ущерб действие ценза оседлости наносит субъективному избирательному праву

сезонных рабочих, а также других лиц, вынужденных по роду своих занятий часто менять место своего жительства.

В законодательстве ряда стран предусмотрен ценз грамотности, или образовательный. К уча-стию в выборах допускаются лишь граждане, имеющие некий минимум образования (чаще всего говорится о том, что граждане должны "уметь читать и писать"). Сторонники сохранения данного ценза обосновывают свою точку зрения тем, что неграмотность мешает гражданам следить за

политической жизнью, разобраться в позициях партий и отдельных политических деятелей, сде-лать свой выбор вполне обдуманно. Таким образом, неграмотные люди, неискушенные в полити-ке, могут легко оказаться объектом манипуляций нечистых на руку политиканов. В какой-то мере это так. Однако сегодня радио и телевидение получили весьма широкое распространение не толь-ко в развитых, но и в развивающихся странах. Благодаря этим средствам массовой информации граждане (в том числе и неграмотные) получают достаточно сведений, чтобы быть в курсе поли-тических событий и составить себе представление о партиях и политических деятелях. К тому же многим неграмотным гражданам жизненный опыт помогает разобраться в том, кто является их другом, а кто пытается использовать их голоса в узкокорыстных целях. Поэтому в настоящее вре-мя ценз грамотности является чаще всего антидемократичным и наносит удар по политическим правам малоимущих слоев населения, которым бедность не позволила получить даже начатки

образования. Следует отметить, что для развитых стран наличие или отсутствие этого ценза не

актуально, ибо в них с массовой неграмотностью практически покончено. Оставшиеся отдельные неграмотные не могут сколько-нибудь существенно повлиять на политический процесс.

Иначе обстоят дела в развивающихся странах. Там неграмотных, как правило, огромное коли-чество, причем наибольшая их часть занимает активные политические позиции. В этом случае

отстранение их от голосования составляет существенную проблему. Неудивительно, что в ряде латиноамериканских стран демократическим силам удалось добиться отмены ценза грамотности или его смягчения. Так, согласно Конституции Эквадора 1977 г. голосование объявляется обяза-тельным для умеющих читать и писать и факультативным для неграмотных. Другими словами,

неграмотные вносятся в списки избирателей только по их собственной инициативе. Таким обра-зом, политически активным, а значит интересующимся политикой и стремящимся в ней разобраться

неграмотным гражданам открыт доступ к участию в голосовании. Естественно, ценз грамотности сохраняется для пассивного избирательного права. И это оправдано, поскольку для лица, занимающего выборную должность, мало определить, кто защищает его интересы, а надо самому участвовать в разработке основных направлений политики страны, а также в выработке различных документов, в том числе и нормативных актов, а это уже требует совсем другого уровня компетентности.

Избирательного права лишены граждане, признанные в судебном порядке недееспособными вследствие психического заболевания. Кроме того, по решению суда в ряде стран лишаются права участвовать в выборах в течение некоторого времени граждане, осужденные за определенные преступления. В некоторых странах лица, подвергшиеся тюремному заключению, автоматически лишаются избирательного права на срок, равный сроку отбывания этого наказания. В СССР, по Конституции 1977 г., избирательное право граждан, отбывающих наказание в виде лишения свободы, формально не могло быть приостановлено и не приостанавливалось, но на практике такие граждане к выборам не допускались.

Кроме избирательного, к числу важнейших политических прав относится право объединения (иногда в специальной литературе встречается другое наименование этого же права – право ассо-циации или свобода ассоциации, но такое наименование – просто калька при переводе с одного из европейских языков). Реализация этого права проявляется в создании различного рода общественных организаций и движений, вступлении в их ряды, а также в участии в деятельности самих

организаций и движений. На заре буржуазной эпохи на создание организаций налагался запрет (закон Лё-Шапелье 1791 г. во Франции, аналогичный закон 1791 г. в Англии и т.д.). Предполага-лось, что организации ограничивают свободу индивидуума. Однако жизнь брала свое. Обще-ственные начала заложены в сущности человека. Поэтому совместная деятельность не ограничи-вает свободу человека, а в определенных случаях именно через совместную деятельность человек реализует свою свободу. Отдельные свои права и законные интересы гражданин может осуще-ствить только благодаря коллективным действиям и в ходе таких действий. Вместе с тем, есте-ственно, это возможно, когда вступление и выход из объединения добровольный, а само объеди-нение – союз единомышленников. Несмотря на упомянутые запреты, организации все равно со-здавались, потому что в них была объективная потребность. Уже спустя несколько десятилетий, данные

запреты были смягчены, а затем и вовсе сняты. Позже появилось правовое регулирование дея-тельности организаций и движений, но законодатель уже подходил к ним как к обычным и даже

полезным институтам общественной жизни. Свобода ассоциации, в частности, закреплена в ст. 21 Международного пакта о гражданских политических правах, а также в ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Право на объединение в профсоюз и права профсоюзов специально регулируются ст. 8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и конвенцией Международной организации труда относительно свободы

ассоциаций и защиты права на организацию (1948 г.). Причем последняя из упомянутых конвен-ций содержит также права союзов предпринимателей.

Уже в XX в. из права объединения выделяется самостоятельный институт – право на создание партии. В некоторых странах право на создание партии в настоящее время закреплено в конституциях и законодательных актах наряду с более широким понятием права объединения. В дальнейшем будет специальное внимание уделено рассмотрению основных тенденций и закономерностей правового регулирования создания, деятельности и прекращения существования партий в разных странах, поэтому нет необходимости сейчас подробно анализировать это явление.

К числу политических прав и свобод относится право граждан подавать коллективные и

индивидуальные петиции во все государственные органы, вплоть до парламента и главы государ-ства. Слово "петиция" пришло в европейские языки из латыни (petitio означает "требование",

"домогательство", "притязание", "иск", "просьба") и по смыслу ближе всего к русскому слову "об-ращение". В петициях обычно содержатся жалобы на действия или бездействия представителей государственной администрации, предложения по совершенствованию работы различных звеньев государственного аппарата, по принятию тех или иных законов, по осуществлению каких-либо мер, требования по защите прав и законных интересов граждан. Традиция обращаться с петициями к высшим органам государственной власти сохранилась с эпохи средневековья (на Руси

использовался термин "челобитная", а не "петиция"). Однако в настоящее время право подачи

петиции означает не только возможность направления их в соответствующие государственные

органы, но и обязанность этих органов рассмотреть полученные петиции и дать на них ответ. Это не означает, что все предложения принимаются и все требования удовлетворяются, но все подле-жат рассмотрению, и на все петиции в той или иной форме реагируют. А реализация пред-ложений или удовлетворение требований и жалоб зависит от их обоснованности.

В законодательстве СССР и входивших в него республик термина "петиция" не было и нет. Конституция СССР 1977 г. содержала ст. 49, предусматривающую право граждан вносить в госу-дарственные органы и общественные организации предложения об улучшении их деятельности. Специально оговаривалась обязанность должностных лиц в установленные законом сроки рас-смотреть предложения и заявления граждан, дать на них ответ и принять надлежащие меры. При этом законодатель тесно взаимоувязывал право граждан 'вносить предложения с правом критико-вать недостатки в работе государственных органов и общественных организаций. Кроме того, в

ст. 51 было закреплено право граждан обжаловать в суд решения должностных лиц, государствен-ных и общественных органов. Конституция РФ 1993 г. содержит сходное положение (п. 2 ст. 46). Порядок судебного обжалования таких решений подробно регламентируется Законом РФ 1991 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан". Что касает-ся порядка и сроков рассмотрения жалоб, то Конституция отсылала к текущему законодательству. Ряд положений ст.ст. 49 и 51 Конституции СССР был конкретизирован и регламентирован в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. в редакции от 4 марта 1980 г.

"О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан". Так, были установлены еди-ные сроки рассмотрения предложений, заявлений и жалоб получившими их должностными лица-ми. По общему правилу они должны быть рассмотрены, и по ним должны быть приняты решения в срок до одного месяца, а если не требуется дополнительной проверки и изучения, то – безотлагательно, но не позднее 15 дней с момента их поступления в компетентный орган. Основные положения этого законодательства сохраняют свое действие в настоящее время в Российской

Федерации.

В настоящее время в большинстве демократических государств право подачи петиций пони-мается как широкая возможность лиц обращаться индивидуально и коллективно к различным центральным и местным органам и должностным лицам разного уровня. Однако и в современных

условиях иногда встречаются ограничения. Так, Конституция Испании (ч. 2 ст. 21) запрещает

военнослужащим и служащим вооруженных сил, а также военных ведомств или учреждений, подчиненных военной дисциплине, подавать коллективные обращения.

К числу важнейших политических свобод относятся также свобода слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций. Нет почти ни одной страны, обладающей конститу-цией, в которой не провозглашались бы указанные свободы. Правда, в конституционном и теку-щем законодательствах практически всегда содержатся ограничения этих свобод. Некоторые из

ограничений оправданы и даже служат наилучшей реализацией самих прав и свобод, другие фак-тически нацелены на их ущемление. Так, для проведения массовых митингов, демонстраций и

манифестаций на улицах и площадях города, естественно, требуется предварительное согласова-ние места и времени проведения такого мероприятия с местными органами власти, поскольку

необходимо таким образом организовать уличное движение и потоки немитингующих пешеходов, чтобы ни данное мероприятие не мешало нормальной жизни города, ни городской транспорт и пешеходы не мешали демонстрантам и митингующим. Вместе с тем важно, чтобы два разных массовых мероприятия не были назначены для проведения в одно и то же время в одном и том же месте. Иначе говоря, в этом случае предварительное согласование времени и места проведения демонстрации и митинга не является актом разрешения или неразрешения проведения мероприятия, а уточнением деталей, позволяющим лучше организовать его проведение. Однако вряд ли

оправдано предварительное согласование места и времени проведения мероприятия с какими-либо органами власти, если оно организовано в местах, где нет большого количества спешащих куда-либо пешеходов и транспорта (например в парках, на пустырях, внутри зданий и т.п.). В Лондоне, например, в Гайд-парке, имеется уголок ораторов, где каждый желающий может выступить по любому поводу перед собравшимися. Нет необходимости, по-видимому, предварительно согласовывать с органами власти проведение массовых мероприятий (например пикетирования, голодовки протеста и т.п.), для организации которых не надо специально регулировать потоки пешеходов и транспорта.

Свобода выражения своего мнения, которая проявляется и в свободе слова, и в свободе печа-ти, и в свободе митингов, демонстраций и шествий, не безгранична, да и не может быть безгра-ничной даже при .самом демократичном режиме. Права человека ограничены правами других

людей. В высказываемых мнениях не должно быть оскорблений в адрес других, призывов к наси-лию, пропаганды национальной и расовой ненависти, порнографии и т.п. Разумеется, в недемо-кратических государствах ограничения свободы выражения своего мнения производятся не только по этим критериям; ограничения могут практически свести на нет свободу, оставляя возможность для выражения только официальной точки зрения, хотя при этом могут допускаться некоторые вариации в трактовке официальной точки зрения без выхода за ее рамки.

Третья группа прав и свобод – социально-культурные права и свободы. Одним из основных прав в этой группе является право на образование. Сегодня во всем мире признано право людей на получение обязательного бесплатного начального образования. Но не везде дела обстоят одинаково. В странах Европы, Северной Америки, Австралии, в Японии, Китае и некоторых других государствах задача ликвидации массовой неграмотности уже давно решена, хотя некоторые проблемы, связанные с начальным образованием (качество образования, методические вопросы и т.п.), остаются. Большинству стран Азии, Африки, Латинской Америки и Океании еще предстоит

добиться, чтобы все взрослое население научилось читать и писать. Причем данная задача остро стоит и даже перед столь развитыми в экономическом плане странами этих регионов, как Брази-лия, Мексика, Аргентина, Индия. Значительные усилия прилагают многие страны Африки для преодоления почти поголовной неграмотности населения.

Конституция РФ (ч. 2 ст. 43) гласит: "Гарантируется общедоступность и бесплатность до-школьного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или

муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях". К принципам государствен-ной политики в области образования, закрепленным в Законе РФ "Об образовании" 1991 г.

(с последующими поправками), относятся: гуманистический характер образования; приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности; воспи-тание гражданственности, любви к Родине; единство федерального культурного и образовательного пространства; защита системой образования национальных культур и региональных культурных традиций в условиях многонационального государства; общедоступность образования; адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитанников; светский характер образования в государственных, муниципальных образовательных учреждениях; свобода и плюрализм в образовании; демократический, государственно-общественный принцип управления образованием; автономность образовательных учреждений. Во многих современных конституциях устанавливается бесплатность начального, а в некоторых конституциях и среднего образования. Это соответствует сегодняшним международным стандартам. Так, в Конвенции "О правах ребенка" (принцип 7) предусмотрено, что "ребенок имеет право на получение образования, которое должно быть бесплатным и обязательным, по крайней мере, на начальных стадиях"

В России стремятся создать условия, позволяющие любому человеку получить образование на своем родном языке. Правда, на пути к этому идеалу имеется естественное ограничение: наличие достаточного количества учеников для формирования полноценных классов. Только при этом

условии существование школ с обучением на каком-либо языке является экономически и в опре-деленной мере методически возможным. В Советской России, а позже в СССР во всех местностях компактного проживания различных наций и народностей за государственный счет создавались школы с обучением на соответствующем языке. Для некоторых языков, не имевших письменно-сти, в 20–30-е годы XX столетия были разработаны и внедрены в жизнь алфавиты. При этом

нерусские школы открывались не только в соответствующих союзных и автономных республиках и иных национально-автономных образованиях, но и в крупных городах с многонациональным населением. Например, в Москве после 1917 г. был открыт целый ряд школ для детей нерусских национальностей (так называемые национальные школы).

На рубеже 1980–90-х годов в городах с многонациональным населением в России вне преде-лов республик и других "национальных" субъектов Федерации стали вновь создавать нерусские школы. Например, в Москве к началу 1991 г. имелись 32 национальные государственные школы (еврейские, татарские, литовская, украинская и т.д.). Кроме того, создаются и частные националь-ные школы. В Москве к концу 90-х гг. XX в. стало возможным получить высшее образование,

например, на украинском языке. В большинстве современных развитых демократических странах с многонациональным населением из государственного бюджета выделяются средства на создание и содержание школ, в которых представители национальных меньшинств, не имеющих территориально-административной автономии, могут получить образование на родном языке.

В Европе, однако, встречаются отдельные страны, где права негосподствующих националь-ных групп серьезно ущемляются, что, конечно же, свидетельствует отнюдь не о демократичности политических режимов этих стран. В частности, в Латвии, где при общей численности населения в 2,4 млн человек этнические русские составляют примерно 722 тыс. человек, количество государственных русских школ постоянно сокращается после выхода Латвии из СССР, и поставлена задача к началу XXI в. вообще ликвидировать все государственные русские школы. Дискриминационные меры принимаются также в Эстонии и Литве в отношении этнических русских и в отношении других этнических неэстонцев и нелитовцев, соответственно.

В США высшее образование платное, причем не только в частных, но и в государственных университетах, хотя в государственных высших учебных заведениях плата ниже. Стипендии,

которые назначаются лишь отличившимся студентам в ряде высших учебных заведений США, не покрывают всей платы за обучение. В странах Западной Европы стипендии являются наиболее распространенной формой финансовой поддержки студентов. Их предоставление зависит, прежде всего, от материального положения студентов, но могут учитываться также и успехи студентов в учебе. Так, в Дании и Нидерландах в 90-е гг. XX в. все студенты имеют право на получение стипендий. При этом в Нидерландах 100% студентов имеют стипендии. Правда, начиная с сентября 1991 г., для студентов, чьи оценки на экзаменах в конце учебного года недостаточно высоки, стипендии превращаются в возвращаемые займы.

В большинстве стран Западной Европы высшее образование в основном бесплатное. Преам-була Конституции Франции 1946 г., сохраняющая в настоящее время юридическую силу в каче-стве одного из конституционных актов, гласит: "Организация бесплатного и светского публичного образования всех ступеней является долгом государства". С начала 90-х гг. XX в. в России наряду с бесплатным высшим образованием было введено и платное.

К социально-культурным правам относится также право на пользование достижениями куль-туры, что обеспечивается государственным надзором за охраной памятников истории и культуры, поддержкой театра, кино и т.п., доступом по приемлемым ценам или бесплатно в музеи, библио-теки и т.д. В ряде стран (например Франции, Канаде и др.) во всех (или некоторых) государствен-ных музеях, вход в которые обычно платный, выделяется день, когда за вход не требуется плата. Это сделано для того, чтобы малообеспеченные слои населения имели возможность посещать

музеи. В США вход во все федеральные музеи бесплатный, но плата может быть назначена только за посещение некоторых передвижных выставок.

Конституция Болгарии 1991 г. (ст. 51), к примеру, так формулирует право на доступ к куль-турным ценностям: "Каждый имеет право пользоваться национальными и общечеловеческими культурными ценностями и развивать свою культуру в соответствии со своей этнической принад-лежностью, что признается и гарантируется законом". В Конституции РФ (ч. 2 ст. 44) говорится: "Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям".

Еще одним правом из числа социально-культурных является свобода творчества, которая про-является в различных сферах науки и культуры. Так, Конституция РФ (ч. 1 ст. 44) указывает, что "каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и дру-гих видов творчества, преподавания". А в Конституции Турции специальная статья говорит о

"защите искусств и художников" (ст. 64). Реализация свободы творчества защищается и регулиру-ется более детально авторским правом. Свобода творчества схожа по форме проявления со свобо-дой слова и печати – самореализации в области политики.

К личным правам и свободам относятся неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, тайна почтовых и телеграфных отправлений, тайна телефонных переговоров, свобода

совести, право на доброе имя и уважение достоинства и т.п. Наиболее полные юридические гарантии неприкосновенности личности и неприкосновенности жилища содержатся в уголовном и уголовно-процессуальном законодательствах. Неприкосновенность личности должна пониматься в двух аспектах: личность необходимо оградить от преступных посягательств других лиц, не обладающих властными полномочиями, и от злоупотребления властью со стороны государственных

органов и должностных лиц. При этом те же органы, которые борются с преступностью, и в одних случаях ограждают лицо от неправомерных посягательств, в определенных обстоятельствах могут выступать в качестве субъекта нарушения неприкосновенности личности. Для того, чтобы снизить вероятность этого, создаются различные контрольные органы и даже самостоятельные системы

органов. Так, в России надзор за законностью, в том числе и в ходе расследования преступлений, осуществляется органами прокуратуры. Ввиду этого всякий арест осуществляется только с санкции прокурора соответствующего уровня. Но это – в ходе предварительного следствия. После вынесения и вступления в силу приговора суда, только он имеет законную силу. В других странах санкцию на арест также дает либо прокурор, либо судья. Правда, в некоторых странах институт судейского должностного лица – магистрата – шире института судьи, т.е. должностного лица, обладающего полномочиями по вынесению решений и приговоров в суде после разбора дел в соответствии с установленными процессуальными правилами. Магистраты же в таких странах являются не только судьями, но и работниками прокуратуры. Например, во Франции, согласно Органическому закону "О статусе магистратуры", утвержденному Ордонансом № 58–1270 от 21 декабря 1951 г.

(с. многочисленными позднейшими дополнениями и изменениями), в число магистратов включа-ются судьи, прокуроры и магистраты, входящие в штат центрального управления Министерства юстиции. При этом магистраты, работающие в Министерстве юстиции, являются фактически

государственными служащими в рамках исполнительной, а не судебной ветви власти. Но они входят в судебный корпус в широком смысле слова. Прокуратура во Франции организована и функционирует во многом сходным с российской прокуратурой образом. Следственные судьи во Франции по сути своей деятельности практически аналогичны следователям в бывшем СССР и в современной России. Формально ордер на арест, выдаваемый во Франции должностным лицом, имеющим статус магистрата, хотя и не являющегося судьей, все же может с точки зрения фран-цузского законодательства рассматриваться как судебная санкция, но, по сути, такая санкция не отличается от санкции прокурора в России, где прокуроры в законодательстве не рассматрива-ются как судейские должностные лица.

За рубежом весьма распространен институт habeas corpus. Впервые он появился в Англии в 1679 г., когда был одобрен Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предотвращении заточений за морями. Согласно этому Акту, всякое лицо, будучи арестованным, имеет возмож-ность написать прошение судье, который обязан потребовать доставить к нему арестованного с тем, чтобы разобраться в его деле предварительно. Если арест был недостаточно хорошо обосно-ванным, то судья освобождал арестованного. Если арест был обоснован, то судья, исходя из

обстоятельств дела, мог отпустить арестованного под залог до суда или оставить его до суда в

заключении. Арестованный доставлялся к судье на основе приказа, написанного по латыни и

начинающегося словами, которыми теперь обозначается данный институт и которые прочно

вошли в юридический лексикон многих зарубежных стран – habeas corpus. Если должностное

лицо, ответственное за арест, не доставляло арестованного к судье, несмотря на его приказ, то следовало наказание, а в случае упорствования – отстранение от должности (не считая штрафа и т.п.). Таким образом, habeas corpus представляет собой судебный контроль за деятельностью

административно-полицейских органов по обеспечению неприкосновенности личности. Именно в таком качестве институт habeas corpus был воспринят многими странами мира.

С неприкосновенностью личности тесно связано и право на жизнь. В п. 1 ст. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится, что "право человека на жизнь охраняется законом". С одной стороны, это означает, что государство должно применять законы, квалифицирующие в качестве преступлений убийства (в первую очередь преднамеренные),

совершенные частными лицами. С другой стороны, должны быть гарантии от произвольного

лишения жизни государством. Поэтому п. 1 ст. 2 продолжается так: "Никто не может быть лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преодо-ления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание". Вместе с тем Протокол

№ 6 к Конвенции указывает, что "смертная казнь отменяется", хотя и он допускает смертную казнь во время войны или неизбежной угрозы войны. Ряд стран (Португалия, Франция, Австрия и др.) отменили смертную казнь (всего таких стран и субъектов федераций, в которых уголовные законы относятся к их ведению, – около 60). Другие страны (Великобритания, Андорра и пр.) не применяют смертную казнь, хотя формально она не запрещена (всего таких государств и субъек-тов федерации в настоящее время около 30). К числу государств, отменивших смертную казнь,

относят иногда и государства, законодательно запретившие применение смертной казни в мирное время, но допускающие применение смертной казни в военное время за военные преступления (Бразилия, Испания, Италия и др.). В целом сегодня почти 100 государств сохраняют смертную казнь в своем законодательстве и применяют ее на практике, причем в 13 государствах – членах ООН смертная казнь законодательно закреплена и в отношении несовершеннолетних преступни-ков. В США, к примеру, в 34 штатах из 50 применяется смертная казнь. В России смертная казнь в настоящее время не отменена (ранее отсутствовала как вид наказания в 1917–1918 гг., в 1920–1921 гг., в 1947–1950 гг.), но в связи со вступлением России в Совет Европы был разработан Федеральный закон о моратории на смертную казнь. Вместе с тем формальная отмена смертной казни еще не означает, что осужденного нельзя поместить в такие условия, которые повлекут за собой его скорую кончину. Следует отметить, что общественное мнение вовсе не однородно в отношении проблемы сохранения смертной казни. Многие полагают, что отмена смертной казни за такие преступления, как, например, геноцид, вряд ли оправдана. В некоторых странах уже в 90-е гг. XX столетия отмененная ранее смертная казнь вновь восстановлена. Например, в Ливане в 1991 г. была восстановлена смертная казнь.

Неприкосновенность жилища означает, что войти в чье-либо жилище можно только с разре-шения самого лица, в нем проживающего, или с санкции компетентных надзорных или судебных органов.

Важное значение имеет тайна почтовых и телеграфных отправлений и тайна телефонных

переговоров. Исключение в демократических государствах может быть сделано только в том слу-чае, если есть веские основания полагать, что прослушивание телефонных переговоров и просматривание писем и телеграмм позволит раскрыть преступление. Такое прослушивание и просматривание производится правоохранительными органами с санкции прокурора или судьи.

Свобода совести заключается во внутреннем убеждении каждого отдельного человека в том, чтобы по своему выбору исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. В этом сво-бода совести отличается от свободы вероисповедания, согласно которой человек не вправе быть атеистом, но свободен в выборе религии, которую хотел бы исповедовать. Свобода совести обес-печивается отделением церкви от государства и школы от церкви, что создает условия для под-линной свободы выбора в вопросе, верить в Бога или нет, и в вопросе выбора религии. В этом случае человек не испытывает внешнего давления при осуществлении своего выбора. Свобода совести провозглашается в таких государствах, как Россия, Франция, Португалия, Китай, Бразилия, Вьетнам, Куба и др. Конституция Польши, к примеру, провозглашая свободу совести и религии

(ч. 1 ст. S3), дает разъяснение, что "свобода религии включает свободу исповедания или принятия религии по собственному выбору, а также проявления индивидуально или совместно с другими людьми, публично или частным образом своей религии путем отправления культа, молитвы, уча-стия в обрядах, исполнения религиозных правил и обучения" (ч. 2 ст. 51).

В некоторых странах определенная религия провозглашается государственной, что ставит в привилегированное положение церковь, исповедующую данную религию. Эта церковь финанси-руется из государственного бюджета, она ведает регистрацией браков, рождений и т.п., формулы, основанные на догматах этой религии, используются в текстах различных государственных при-сяг, дети обучаются основам данной религии. Такое положение занимает англиканская религия в Великобритании, лютеранство – в некоторых Скандинавских странах, ислам – в Иране, Марокко, Ливии, Пакистане и ряде других стран, иудаизм в Израиле..

От свободы совести следует отличать право на создание конфессиональной организации или на вступление в нее. Свобода совести – это личное право, связанное с внутренним убеждением

человека независимо от его организационной принадлежности к какому-либо конфессиональному или иному объединению. Право на создание конфессиональной организации, а также на вступление в нее или выход из нее относится к числу политических прав (даже если организация с политикой ничего общего не имеет и не желает иметь), поскольку в этом праве реализуются возможности человека совместно с другими людьми на самоуправление в конкретной сфере деятельности

(в данном случае – в религиозной), т.е. право объединения.

Право на доброе имя и уважение достоинства реализуется в защите человека от оскорблений, а также от распространения о нем ложной и унижающей его достоинство информации. Соответ-ствующие гарантии содержатся в уголовном и гражданском законодательствах. Кроме того, в не-которых странах (например в Бразилии такое право называется habeas data) законодательно за-креплено право гражданина получать всякий раз по его собственному желанию доступ ко всей информации, хранящейся о нем в государственных органах, а также сообщать государственным органам все достоверные сведения о себе и требовать сохранения ими этих сведений. К этим пра-вам примыкает также право на неприкосновенность частной и семейной жизни, личную и семейную тайну.

В некоторых конституциях (например в Конституции Португалии, ст. 36) предусмотрено право на создание семьи или на вступление в брак. Право на создание семьи (вступление в брак) как личное право человека следует отличать от социально-экономических прав, связанных с государственной поддержкой семьи, материнства, отцовства и детства.

Необходимо сказать, что упомянутые в данной главе права и свободы не представляют собой исчерпывающего перечня, ибо развитие человечества влечет за собой и расширение прав и свобод человека, и конституции различных государств (не говоря уже о текущем законодательстве) могут закреплять какие-либо иные, не упомянутые в данной работе права и свободы человека с учетом региональной, страновой или исторической специфики. При этом отдельные права и свободы,

получившие первоначально закрепление только в одной стране, со временам могут превратиться в общепризнанные и приобрести юридическую защиту в самых различных странах мира и даже на международном уровне. Так, на протяжении тысячелетий человеческой истории институт рабства считался допустимым, хотя и осуждался отдельными мыслителями. И только в XIX в. окончательно произошел перелом в общественном сознании, и постепенно все шире, во все большем количестве стран, а также на международном уровне личная свобода стала признаваться в качестве

вышей ценности и неотъемлемого права каждого человека, но лишь в XX в. с рабством было по-кончено как с правовым институтом во всем мире.

Еще М.Т. Цицерон писал: "Ведь ни одна сторона нашей жизни – ни дело государственное, ни частное, ни судебное, ни домашнее, ни случай, когда ты заключаешь соглашение с ближним, не может быть свободна от обязанности. И в служении ей вся нравственная красота жизни; в прене-брежении ей – позор". На заре Нового времени из-под пера С. Пуфсндорфа вышел объемный труд "Об обязанности человека и гражданина согласно естественному закону "в двух книгах" (1673 г.). И сегодня во всех странах в конституционном и/или законодательном порядке закреплены не только права и свободы граждан (там, где они закреплены), но и обязанности. Так, все лица, нахо-дящиеся на территории данной страны, должны соблюдать соответствующие конституции и зако-нодательные акты, без чего невозможно обеспечить поддержание правопорядка на высоком уровне, а значит – и реализацию прав и свобод граждан. Наряду с этим граждане практически во всех странах несут обязанность по уплате налогов. Редким исключением в этом отношении явля-ется в настоящее время Корейская Народно-Демократическая Республика. В указанной стране граждане не платят прямых налогов. В подавляющем же большинстве стран мира граждане упла-чивают

налоги, хотя малоимущие слои (студенты, пенсионеры и т.д.) могут освобождаться от их уплаты или им могут предоставляться значительные льготы.

В последнее время в конституциях многих стран стали закреплять такую обязанность, как обязанность трудиться (в Японии, Испании, Габоне, Гватемале, Эквадоре, Китае, Турции, Кубе и т.д.), хотя необходимость труда провозглашалась с весьма давних времен. Еще св. ап. Павел писал фессалоникийцам: "Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь". Правда, зачастую данная консти-туционная обязанность может толковаться весьма расширительно, что в конце концов может пре-вратить формулировку о данной обязанности во фразу, лишенную реального содержания.

В начале 1990-х гг. в ходе проведения заявленных рыночных реформ из Конституции России 1978 г. была исключена обязанность трудиться (до этого она была предусмотрена ст. 51). Сделано это было под причитания многих сторонников рыночных реформ о том, что в России отсутствие протестантской этики мешает развитию предпринимательства. Но в протестантской этике, по словам М. Вебера, "труд... как таковой является поставленной Богом целью всей жизни человека". На Западе потребовалась целая (во многом внутренне противоречивая) эпоха Реформации, чтобы труд утвердился в качестве этической ценности, что, с одной стороны, было порождено развитием капиталистических отношений, а с другой, – послужило толчком для развития производительного (а не криминального и ростовщического, как на постсоветском пространстве конца XX в.)

капитализма.

В большинстве стран мира сохраняется воинская обязанность (воинская повинность) граждан, что вытекает из обязанности граждан любого государства защищать свою родину. Более чем в

20 странах отказ от службы в вооруженных силах наказывается лишением свободы. Однако воин-ская обязанность закреплена в законодательстве не всех стран. Например, вооруженные силы США формируются исключительно из вольнонаемных военнослужащих.

При реализации воинской обязанности возникает проблема, если гражданин чувствует невоз-можность исполнять данную обязанность в силу того, что его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы. Эта проблема появилась в весьма отдаленные от нас вре-мена. Уже в древности в разных странах появлялись мыслители, осуждающие насилие, войны и, следовательно, провозглашающие отрицательное отношение к службе в вооруженных силах. Уче-ния, разработанные такими мыслителями, встречали определенную поддержку у населения. Так, среди ранних христиан довольно широкое распространение получил отказ от армейской службы. Однако уже к началу IV в. н.э. христианская церковь практически повсеместно отошла от прежнего отрицательного отношения к военной службе. Позже некоторые возникавшие христианские

течения и секты время от времени реставрировали отказ от службы в армии. В отдельных случаях такой отказ возникал в процессе эволюции какого-либо вероучения, исповедовавшегося в той или иной христианской секте. К примеру, духоборы, выделившиеся в начале XVIII в. в России в самостоятельное течение, на основе которого сформировалась секта, более 15 лет лояльно относи-лись к военной службе и лишь в 1891 г. отказались от службы в вооруженных силах. Квакерство (появилось в Англии в середине XVII в.) с самого начала в своих идейных установках содержало отказ от какой-либо службы с оружием в руках.

Только в XX в. стали узаконивать в качестве общего правила право человека на отказ от

армейской службы по своим убеждениям с заменой такой службы иной общественно-полезной работой. Данное право было закреплено в Великобритании в 1916 г. и Дании в 1917 г. Одним из первых государств, закрепивших право граждан на отказ от военной службы по религиозным убеждениям с заменой ее по решению суда иной общеполезной работой, была Советская Россия. Декрет об этом был издан Советом Народных Комиссаров (СНК) РСФСР 4 января 1919 г. Издание этого декрета было связано с тем, что с развитием гражданской войны началась мобилизация в Красную Армию. Ведь вначале, согласно Декрету СНК РСФСР "О рабоче-крестьянской Красной армии" от 28(15) января 1918 г., вступление в армию рассматривалось как право и осуществлялось только при наличии рекомендаций. Другими словами, лица, не желавшие служить в армии, вначале просто могли не подавать заявлений о зачислении их на армейскую службу. Но даже и после введения всеобщей мобилизации в условиях Гражданской войны и до принятия упомянутого Декрета об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям существовали юридические основания для замены военной службы альтернативной гражданской службой.

В настоящее время право на альтернативную военной гражданскую службу закреплено во многих странах: Франции, Италии, Германии, Австрии, Норвегии, Бразилии, Мексике, Венгрии, Испании, Португалии, Швеции, Польше, Латвии и др. При этом в настоящее время в ряде стран допускается отказ от несения военной службой с заменой ее альтернативной гражданской службой не только по религиозным, но и по философским, морально-политическим (например следование принципам пацифизма) и иным этическим убеждениям. Комиссия ООН по правам человека в

резолюции от б марта 1989 г. призвала все государства принять законодательные положения о введении различных форм альтернативной гражданской службы. Таким образом, если в начале XX в. Советская Россия была в авангарде введения альтернативной гражданской службы, то в 90-е годы Российская Федерация оказалась в этом вопросе позади многих стран.

Конституции некоторых государств провозглашают участие в выборах юридической обязан-ностью граждан (подданных). В частности, так обстоят дела в Австралии, Бельгии, Нидерландах, Австрии, Италии и др. В этих странах неучастие в голосовании без уважительных причин влечет за собой определенные санкции. Ими могут быть запрещение в течение определенного времени заключать деловые контракты, денежный штраф, общественное порицание и даже возможно

непродолжительное тюремное заключение.

В последнее время все большее распространение приобретает законодательное закрепление обязанности сохранять окружающую среду и заботиться о природе. В Конституции России

(ст. 51), например, данная обязанность сформулирована следующим образом: "Каждый обязан

сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам". Восста-новление и поддержание экологического равновесия превращается в одну из глобальных задач

человечества, нарушение которой может привести к крушению цивилизации, гибели человека как биологического вида, практически полному исчезновению жизни на Земле. Поэтому во многих странах мира законодательство предусматривает разные виды ответственности (административную, гражданскую, уголовную и т.п.) за нарушение обязанностей в сфере экологии.

В законодательстве некоторых стран встречается даже обязанность заботиться о своем здоро-вье, прибегать к лечебной помощи в случае заболевания (в Уругвае). Практически все современ-ные государства возлагают на своих граждан обязанность получения начального образования, а в

некоторых – и среднего. Правда, никаких санкций за нарушение этой обязанности ни в конститу-ции, ни в текущем законодательстве не предусмотрено.

В ряде стран конституции или текущее законодательство возлагают на родителей обязанность воспитывать детей и заботиться о них. Точно так же на взрослых детей налагаются обязанности оказывать заботу о престарелых родителях.

Следует отметить, что люди обязаны подчиняться не только законам, но и предписаниям раз-личных государственных органов. Однако они могут обжаловать такие предписания, если они противоречат законам, неправомерно нарушают их интересы или приняты в результате злоупо-требления властью.

В некоторых странах закреплена обязанность лиц соблюдать права человека. Это одна из важнейших обязанностей. В принципе, она предполагается и в тех странах, где такая обязанность не зафиксирована непосредственно в конституции, но где провозглашаются права человека, а

текущее законодательство закрепляет соответствующие механизмы защиты прав человека.

Закрепление обязанностей в конституционном и текущем законодательствах тесно связано с закреплением прав и свобод, поскольку права и обязанности являются неотъемлемыми составны-ми частями статуса личности. Добросовестное исполнение гражданами своих обязанностей созда-ет условия, необходимые для реализации прав и свобод.