Стратегия сочетания интересов

Существуют две противоположные точки зрения в вопросе о том, кто должен проявить инициативу в урегулировании политических проблем между Россией и ЕС. Одна из них, российская, состоит в том, что решать эти проблемы должен ЕС, коль скоро он их и создает в процессе своего расширения. Например, известный политолог Г. Павловский считает, что «проблему создает не Россия. Это очень важный момент, потому что в Европе все время пытаются изобразить, что мы создаем какую-то проблему. Не Россия расширяется – расширяется Евросоюз, и, соответственно, именно он берет на себя тем самым издержки, в том числе и политические, в связи с этим расширением и возникающими в связи с этим проблемами» .

Еще более резкую позицию занимает по этому поводу депутат В. Алкснис: «Калининградская область – российская территория, и не мы должны подстраиваться под интересы Евросоюза, а Евросоюз должен соизмерять свои амбиции с нашими законными интересами, национальными интересами России в этом регионе... Мы не обороняющаяся сторона, а наступающая. У нас – активная наступательная политика». И далее, по поводу КО: «Это своего рода болевая точка на карте Европы. И сегодня, когда регион принадлежит России, если ЕС и НАТО не прислушаются к нашей озабоченности его судьбой, он превратится из региона, способного осуществлять взаимосвязь России с Европой, в «непотопляемый авианосец». России придется резко усилить здесь внешнее присутствие, размещать оружие, включая ядерное, и это создаст серьезные проблемы для некоторых господ из Евросоюза и Североатлантического альянса. Поэтому данные группировки должны учесть национальные интересы России в этом регионе и с пониманием отнестись к ее предложениям» .

Другая точка зрения, принадлежащая некоторым представителям политического руководства ЕС, состоит в том, что, напротив, ЕС следует продолжать расширяться, не обращая внимания на Россию и ее КО .

Оба эти подхода отражают стереотипы старого мышления и ни к чему хорошему, кроме «холодной конфронтации» привести не могут. Главное же в том, что, если игнорировать интересы другой стороны, то возникшие проблемы никогда решены не будут. Такое решение возможно только при встречном движении в направлении учета интересов партнера. Во главу угла поэтому должна быть положена стратегия сочетания региональных, общероссийских и международных интересов. Только при таком подходе заработает концепция развития КО в качестве «пилотного» региона сотрудничества России и ЕС, в котором отрабатывались бы новейшие экономические и внешнеэкономические идеи и технологии сотрудничества и взаимодействия в рамках процесса интегрирующейся Европы.

Для начала, разумеется, следует эти интересы четко сформулировать, что до сих пор не сделано.

Как это видно из хода реализации программ развития области, федеральный Центр (ФЦ) еще не определил, какие функции должна выполнять область в общероссийском разделении труда, насколько она может обеспечивать внешнеэкономические связи страны, какие меры следует предпринять для ее развития. При этом у Москвы нет ни геополитического понимания роли КО, ни долгосрочной экономической стратегии, ни четких военных интересов. Общих интересов у ЕС также не просматривается. Есть интересы Германии, Польши, Литвы. Интересы КО не могут быть сформулированы в полной мере, поскольку в области нет единой и сплоченной элиты. На сегодняшний день поэтому можно говорить об общероссийских, региональных и международных интересах самого общего характера.

Например, очевидно, что общероссийские интересы в регионе не могут быть сведены лишь к военно-стратегическому измерению. На такой основе сейчас трудно построить экономическое процветание области, окруженной зарубежными соседями. К числу коренных и не подвергаемых сомнению государственных интересов относится сохранение области в составе Российской Федерации, в том числе в общероссийском экономическом пространстве. Любые идеи ее обособления, в том числе экономического, контрпродуктивны. Это является аксиомой, условием любых обсуждений перспектив регионального развития.

Аксиома - греч., непосредственно очевидное положение, не требующее доказательств.

Региональные интересы в общем виде заключаются прежде всего в повышении уровня жизни населения. А это может быть достигнуто только за счет ускоренного социально-экономического развития области. Имеющиеся для этого предпосылки пока остаются потенциальными. Для их использования региональных ресурсов недостаточно. Необходимо привлечение общероссийских и зарубежных инвестиций, технологий, потоков товаров и услуг. По подсчетам Института экономики РАН, чтобы КО удалось хотя бы приблизиться по уровню экономики к уровню стран ЕЭС, необходимо вложить в нее до 2010 года 36 млрд долл.

Диспропорции в экономическом развитии КО и Польши, и Литвы начали стремительно нарастать с 2000 года, когда странам – кандидатам на вступление в ЕС, был обеспечен доступ к новым специальным программам Евросоюза САПАРД и ИСПА помимо программы ФАРЕ . Если суммировать всю помощь по трем программам, то ежегодно с момента вступления в ЕС в Польшу будет поступать до 950 млн евро, а в Литву – до 135 млн евро.

Углубляющаяся в результате асимметрия в развитии области и соседних с ней стран может привести к падению инвестиционной привлекательности региона и к другим негативным последствиям. По этой причине, по мнению руководства КО, в ней должны быть применены особые меры финансовой и технической помощи, которые бы реально помогли облегчить последствия ее пребывания в положении анклава и уменьшить растущий социально-экономический разрыв по отношению к ближайшим соседям. Кроме того, России следовало бы добиваться распространения на КО вышеупомянутых программ Евросоюза.

Международные интересы (точнее, интересы стран ЕС) имеют два основных аспекта. С одной стороны, это недопущение возникновения внутри ЕС очага экономической, социальной, экологической и, в конечном счете, политической напряженности. С другой – использование области как связующего звена в экономических связях с Россией (гораздо меньшее значение имеет региональный рынок вследствие его незначительной емкости). Модель взаимодействия между Россией и Евросоюзом в представлении его членов, вовсе не предусматривает быструю и полную интеграцию РФ в ЕС, а предполагает формирование особой системы между ними, внутреннего единства которой не следует переоценивать. Например, глава Еврокомиссии Романо Проди в мае 2002 г. заявил, что вступлению России в Евросоюз препятствует... огромная территория нашей страны: «Россия основополагающая составная часть Европы, но ее размеры в случае вступления в ЕС изменили бы природу самого Евросоюза. Поэтому наша миссия заключается в том, чтобы осуществить то, что возможно». По его словам, ЕС занимает «дружественную, лояльную, но одновременно реалистичную позицию по отношению к России; пока трудно говорить о перспективах каких-то общих институтов России и ЕС. И, кроме того, Россия пока не готова к вступлению в Евросоюз» .

Реальная угроза – это не отрыв КО от России, а ее превращение в депрессивную территорию. Такое развитие событий и даже возможное отставание в темпах развития от соседних регионов крайне нежелательно как для КО, так и для России в целом. Для ЕС возникновение в центре процветающей Европы кризисного региона, вносящего нежелательную нестабильность – также не лучший вариант развития событий. Поэтому необходима стратегия ускоренного экономического развития. Для этого необходимо решить в первую очередь проблемы, относящиеся к базовой инфраструктуре региона: транспорт, телекоммуникации, энергетика. Необходимо также определить приоритеты экономического развития КО в новых условиях. Сейчас требуется подготовить проекты конкретных документов международного, федерального и регионального уровней, необходимых для реализации такой стратегии.