Русский путь

Россия никогда не была империей в западноевропейском смысле этого слова. Российская государственность неизменно закрепляла скорее цивилизаторскую, чем национально-этническую идентичность страны при сохранении исторически сложившейся интегрирующей роли русского народа, который в отличие от западных народов, так и не сложился в господствующую нацию и не научился повелевать. Западной имперской нации (народу – метрополии) Россия противопоставила русскую метанацию, а западному колониализму и империализму – российский империум (сверхнациональное духоцентрическое государство с добровольным союзом народов).

Метанация - народ (нация, этнос), внутри которого собираются неугодники из разных народов. Неугодники перенимают язык МАТРИЧНОГО ЭТНОСА и ассимилируют, но только в языковом, бытовом и отчасти культурном отношениях — не сливаясь в духовно-психологическом отношении. Иными словами, метанация состоит как бы из двух народов, взаимовлияющих друг на друга.

Что касается «имперского сознания», то оно в дореволюционной России всегда понималось как система ценностей, в которой приоритетное место отведено поиску некоего общего пути (для верующих это, конечно, был путь к Богу). Так же, как Российская империя принципиально отлична от унитарного государства, построенного большевиками, полной противоположностью имперского сознания является сознание большевистское, т.е. сознание партийной номенклатуры, которая ради сохранения своей власти может пожертвовать и собственным народом, или натравить одну его часть на другую. Когда распадался Советский Союз, народы бежали не из Российской империи, а из Красной империи, созданной большевиками. И сегодня малые российские этносы бегут не из исторической России, а от режима, который унаследовал от СССР именно большевистское, а не имперское сознание, что наглядно продемонстрировали события в Чечне.

Имперская идея сегодня – это идея политического союза многонационального населения России, но в новых исторических формах. Российское государство было и остается наднациональным. Попытки вписать проблему безопасности России в схемы сугубо национальной государственности не адекватны ее историческим традициям и сложившимся реальностям. История российского государства – это история политического союза многонационального населения. И сейчас в России возможно формирование российской нации как сообщества всех проживающих на территории России этносов. Это идея сообщества всех проживающих на территории России этносов, но не типа «советского народа», а такой общности и такого национального самосознания народов, при которых чувство принадлежности к единому государству играет важнейшую роль в его сохранении и развитии. Путь к действительно равноправному союзу всех народов в России лежит не через наделение их всех своей отдельной государственностью, а через признание основным законом Российской Федерации факта многонациональности всех входящих в него субъектов, через реальное обеспечение равноправия различных национальных групп во всех областях жизни, на всех уровнях, повсеместно. Утверждение на деле принципа равноправия национальных групп делает бессмысленными споры о принадлежности территории той или иной национальности. И более того: открывает путь восстановления пространства исторической России. Как говорил эмигрантский историк

Н. Ульянов: «Каждый раз отторгнутые куски, как лоскутья гоголевской заколдованной свитки, сползались и срастались друг с другом, образуя прежнее целое» .

Россия исторически всегда находила свою национальную идентичность в поле сверхнациональной и метаисторической парадигмы. Сверхнациональной и метаисторической она должна быть и сейчас.

Если обратиться к периодизации истории, предложенной Г.С. Квашой, то она основана на ритмах длительностью в 144 года – за меньший срок еще ни одному государству не удавалось решить какую-либо действительно серьезную историческую задачу. 144-летний период делится на четыре 36-летних. Первая 36-летка – это период планирования, набор энергии для предстоящих перемен. Вторая – силовое напряжение, приводящее к расцвету институтов власти, к появлению сильного лидера – Петра или Сталина (эволюционный рывок). Третья 36-летка – завершение, подведение итогов, апофеоз бюрократии (застой). Четвертая – отдых. «Золотое время: государство снимает узду с народа и отправляет его в свободный полет. При этом ничего страшного не происходит, так как вторая и третья фазы приучают людей к дисциплине и порядку. В это время люди, освобожденные от государственного прессинга, раскрепощаются и творят как боги. Города полнятся дворцами, поля плодами. Здесь же начинается незаметный переход в первую фазу следующего цикла, идет постепенное накопление энергии».

144-летние циклы, разворачивающиеся в России, Г.С. Кваша называет имперскими рывками. «Первое 144-летие, характеризуемое имперским типом развития, началось в 909 г. (рождение русской государственности, Киевская Русь). Второе началось в 1353 г. (падение монголо-татарского ига, Московское царство). Третье началось в 1653 г. (Петровская Россия). Четвертая 144-летка началась в 1881 году и закончится в 2025 г.».

Вот расклад «петровского цикла» по 36-леткам: 1653–1689–1725–1761–1797 годы. Вот – нынешнего: 1881–1917–1953–1989–2025 годы (аналогии очевидны). Главная же особенность цикла в том, что из него нельзя выйти раньше времени. Поэтому, вступив в четвертый имперский рывок больше века назад, Россия пройдет его до конца. А пока не пройдет, «ни демократии, ни рынка, ни жизни по писаному закону в стране не будет. На всем его протяжении правит закон силы, воля самой активной, но не самой многочисленной части населения, закон необходимости государственной, а не благополучия народного».

К концу «золотого времени» общество успевает подняться на третью эволюционную ступень, ступень гарантированного благополучия, когда проблема нищеты и бездомности решена практически для всех, а основным внутренним содержанием социальной жизни является максимальное участие в системе управления обществом и ее совершенствование. И здесь, как считает Г.С. Кваша, история государства заканчивается. «Дело в том, что государство, прошедшее четыре имперских рывка, создает так называемый вечный народ... Имперский рывок – это апофеоз государственности, и потому народ, переживающий четыре рывка, абсолютно лишается государственного мышления... Такой народ продолжает существовать как народ, однако приходит к внегосударственному существованию. Ему становятся не нужны границы, армия и флот. Он всюду и нигде – он участвует в делах многих народов, но при этом не смешивается с ними. Эта судьба только ждет русский народ, но предчувствие вечности уже накладывает на него отпечаток» .

Мысль об отмирании государства не нова. Об этом писал К. Маркс и Ф. Ницше. Без этого не мыслил будущего этически религиозного братства человечества Д. Андреев. Переход с третьей эволюционной ступени на четвертую, который рано или поздно предстоит обществу, закрепившемуся на стадии безупречно организованного благополучия, не может не сопровождаться сменой приоритетов, ценностей и методов. Общество четвертой эволюционной фазы живет по законам любви к миру и сотрудничеству с ним, а не по законам власти над ним, пусть самой гуманной и просвещенной. Власть на этом уровне теряет смысл, карьера – привлекательность, престиж – ценность. В системе четвертого эволюционного уровня просвечивает Божественный замысел, прежде всего, этический. Вряд ли его можно найти в той вспомогательной, вторичной системе, которая называется государством. Этой структуре нет места на четвертой ступени. Во всяком случае, история таких примеров не знает.

Но если грядущее столетие – время окончательного упадка государств в качестве формы социальных организмов, то Россия имеет все шансы возглавить этот процесс. Это значит, что русский человек, став непосредственно мировым, может сохранить язык и культуру, лишь создав принципиально новую форму суверенитета. Россия начнет обживать третье тысячелетие в качестве метанациональной корпорации. У нее уже не будет ни государственных, ни каких-либо иных границ. Весь мир будет открыт и прозрачен для нее, как и она, в свою очередь, – проницаема для мира. Каждый фотон, как известно из квантовой механики, заполняет собой всю Вселенную. Конечно, Среднерусская равнина надолго, если не навсегда, пребудет сердцевиной особо предпочтительного и компактного русского расселения. Но и это не значит, что иноязычные не смогут попасть в самое русское яблочко и устроить там свой Кукуй. Одновременно по всему миру, ставшему вселенской русской диаспорой, расцветут русские острова и архипелаги, не ущемляющие ничей суверенитет.

Если рискнуть говорить об оптимальном пути в будущее на сравнительно недалекую историческую перспективу для России, то тот вариант развития событий, который удовлетворил бы весь мир, состоит в постепенной трансформации всего пространства исторической России в экономически и политически интегрированное объединение демократических государств (по принципу «Соединенных Штатов Евразии»), способное гарантировать в этом гигантском регионе-материке политическую и экономическую стабильность и являющееся одновременно своего рода межцивилизационным «плавильным котлом». Это было бы естественным историческим местом Большой России на новой геополитической карте мира. Если процесс самоидентификации новых независимых государств пойдет именно в этом направлении, можно ожидать увенчания исторической борьбы народов России за достойное место в мире. Это, однако, может произойти только при условии возрождения в ней национального (т.е. имперского в правильном и не враждебном по отношению к другим государствам и народам смысле слова) самосознания, восстановления его целостности. Всемерно способствовать, а не мешать его формированию, наклеивая на его пока слабые ростки ярлык «имперскости» (в агрессивном смысле слова) – в этом состоит объективный и долгосрочный интерес и российской элиты, и ближних соседей России, и всех ответственных держав и политических деятелей мира.

Будет полезно почитать по теме: