Российская Федерация как правопреемница исторической России

Конечно, СССР был лишь искаженным воплощением исторической России, и Российская Федерация возникла на карте мира в результате распада как самый крупный осколок Советского Союза. Менее очевидно, однако, в особенности, для остального мира, что в ее нынешних границах Российская Федерация оказалась случайно, исторически непредопределенно и юридически необоснованно. В результате бездарности союзной и советизированной российской политической элиты, недостаточной политической зрелости русской интеллигенции, сильно люмпенизирован-ному населению русская нация, как и некоторые другие (осетины, лезгины, карабахские армяне и др.), оказалась искусственно разделенным народом. Нецивилизованный раздел СССР произошел по чисто формальному признаку – по административным границам, до этого разделявшим единое унитарное государство на весьма условные региональные образования, с прозрачными и произвольными границами. Именно это национально-территориальное размежевание, прове-денное большевиками в противовес губернскому делению царской России, стало уже в наши дни источником кровавых этнических конфликтов.

И все же легитимность РСФСР и других осколков СССР неодинакова. Юридический статус новых субъектов международных отношений (бывших советских республик) ущербен еще и потому, что он лишен конституционной преемственности. СССР был объявлен распущенным антиконституционным путем, без проведения единой для всех конституционной процедуры выхода, в рамках которой все народы на территории пожелавших стать самостоятельными республик – независимо от численности населения – получили бы возможность самостоятельно принять решение о своей судьбе. С точки зрения юридической интерпретации, права наций на самоопределение, именно это право и было попрано и заменено на «право территорий», которые все оказались не моно, а многонациональными государствами, а некоторые – «мини-империями». Конфликтные ситуации на Украине и в Казахстане, войны в Приднестровье, Абхазии, Осетии и Карабахе были прямо запрограммированы подобным нелегитимным разделом страны. В отно-шении РСФСР дело обстоит несколько иначе, ибо она единственная не заявила о своем выходе из СССР (хотя первая объявила о своей независимости) и теперь является продолжательницей международного субъекта, каковым являлся Советский Союз. Но поскольку Советский Союз в свое время прервал государственную правопреемственность по отношению к Российской империи, то и РСФСР, будучи продолжательницей СССР, в строго юридическом смысле слова не является автоматически правопреемницей Российской империи (по крайней мере, до тех пор, пока она сама об этом не заявит).

В этом состоит юридический парадокс, в свою очередь, рождающий политическую и историческую коллизию. Снять этот парадокс можно лишь одним способом: объявить Российскую Федерацию правопреемницей России, т.е. исторической России, существовавшей до 1917 года. И на то есть все юридические и исторические основания – была бы только политическая воля. Ведь если коммунистический СССР был отрицанием Российской империи и лишь искаженным воплощением исторической России, а новая демократическая Россия – отрицанием СССР, то тогда у нее нет другого пути, если она не хочет провалиться в «черную дыру» истории, как объявить себя преемницей именно прежней, дореволюционной России.

К сожалению, этого до сих пор не сделано.

Коллизия (от лат. collisio - столкновение) - столкновение, противоречие, расхождение интересов, взглядов, стремлений.

Новоогаревский процесс потерпел крушение именно потому, что преследовал цель сохранения модернизированного СССР, а не возрождения исторической России. Беловежский сговор, произошедший за спиной народов, был логическим продолжением этого процесса и его крушения. Россия, искусственно отождествленная с РСФСР, оказалась обокраденной. А преступ-ные, установленные сталинскими картографами внутрисоветские границы, были жульнически представлены как якобы легитимные. В результате русские земли, формально отошедшие по этим искусственным и ранее никем не признававшимся границам (сталинская «нарезка»), в одночасье оказались вне России и были закреплены за новообразованными государствами, спешно признанными Россией и мировым сообществом и теперь претендующими на статус «демократических». И это – несмотря на чудовищные нарушения прав человека и народов, «суверенитет и территориальную целостность» которых защищает это же «цивилизованное» мировое сообщество. Выделившись из состава СССР, новые государства, однако, не желают признавать права на самоопределение русских земель, незаконно оказавшихся в их составе, т.е. в составе никому не ведомых доселе государственных образований.

Давно пора задать простой вопрос: в результате каких международно-правовых актов, будь то двусторонние или многосторонние соглашения, признанные другими государствами, произошло отчуждение от России ее земель, право на которые у нее ранее никто не оспаривал?

Такими актами международного права не могут считаться произвольно скроенные административные границы СССР (тем более, что он уже не существует). Эти границы юридически ничтожны. Русские земли могли быть переданы Украине, Казахстану, Грузии, Азербайджану, Молдове лишь в результате переговорного процесса. А коль скоро такого процесса не было, то эти земли нельзя квалифицировать иначе, как незаконно присвоенные чужие территории. Поскольку же советские границы являются не исторически возникшими, а искусственными, произвольными, а зачастую и насильственно установленными, то они не могут быть признаны границами исторической России. А так как границы, проведенные сталинскими картографами незаконны, не могут быть признаны и искусственно созданные (а не сложившиеся в результате исторического процесса) в этих незаконных границах государства. Иная постановка вопроса вступала бы в противоречие с самой историей, не говоря уже об общепризнанных нормах международного права.

Нынешние границы Российской Федерации не могут быть признаны незыблемыми и потому, что они препятствуют воссоединению русского суперэтноса – ведь значительная часть русских, а также других народов, населявших СССР, объективно тяготеет к объединению в рамках одного государства. Не только русские, в состав которых входят украинцы и белорусы, но и казахи, абхазы, армяне, осетины, лезгины и ряд других этнических групп были отторгнуты от России помимо их воли. Более того, проведенные в ряде этих регионов выборы и референдумы однозначно свидетельствовали о воле людей к объединению с их исторической родиной, т.е. с Россией. Русские и другие народы не имеют права игнорировать волю и стремления этих людей. Ошибки и просчеты, обусловленные Беловежскими соглашениями, должны быть признаны, и их исправление должно стать частью новой национальной государственной политики России.

В этом контексте наиважнейшее значение имеют российско-украинские отношения. Пора признать и открыто об этом заявить: украинцы и русские – это разделенная нация. Однако не Россия, как некоторые полагают, отделилась от Украины. Произошел внутриэтнический раскол, утрата внутриэтнической солидарности, что, конечно, является национальной, общерусской катастрофой, но не концом русской истории, истории русского народа. «Украинизация» Украины была спровоцирована не суверенитетом РСФСР, а в первую очередь утратой русским суперэтносом своего национального самосознания в результате последствий событий октября 1917 г., и только во вторую очередь – распадом СССР.

Однако неверно утверждать, что независимое украинское государство строится исключительно на антирусских позициях. Жители Украины подчас демонстрируют, что они являются больше русскими, больше ощущают сопричастность к одному и тому же русскому пространству, чем жители нынешней Российской Федерации. Оно строится скорее на позициях антисоюзных, даже антимосковских. А это большая разница. Бежали не от русских, а от советских людей, вернее от советской партноменклатуры, сидящей в Кремле. И сейчас бегут не от русских, а от тех, кто не помнит своего родства, но пытается предъявить свои права на русские земли, оказавшиеся в составе Украины. Возмущение и обида адресованы с их стороны именно этим, отнюдь не русским людям.

Нашим национальным интересам вредят, конечно, всплески эмоций по поводу «утерянного русского Крыма». Но во сто крат больше им вредит неспособность русских назвать себя русскими, неспособность преодолеть в себе комплекс «совков», «беловежских людей». Именно это закрепляет распад СССР, отделение Украины от России.

Верно, конечно, что украинцы воспринимают граждан Российской Федерации не как русских, не как носителей русского государственного первородства, а как равных им в правах граждан СССР. Однако эта логика останется незыблемой лишь в том случае, если мы и впредь будем соглашаться с тем, что все мы – и русские, и украинцы – совки, «беловежские люди», неспособные обрести национальное самосознание. Русских не воспринимают русскими лишь потому, что они об этом не заявили и не ощущают себя таковыми. Имеются в виду, конечно, не просто словесные декларации, а реальная, осмысленная, внятная (отнюдь не агрессивная), долгосрочная политика. Для этого именно в России надо постоянно помнить о том, что мы – не «беловежские люди», а русский народ.