Международно-правовые аспекты взаимодействия России и Евросоюза

Аспект (от лат. aspectus - вид) - точка зрения, с которой рассматривается предмет, явление, понятие; перспектива, в которой выступает явление, сторона предмета, изучаемого определенной наукой.

Внимание к КО в рамках отношений РФ-ЕС стало усиливаться с 1999 года. На встрече руководства ЕС в июне 1999 года в Кельне была принята Общая стратегия ЕС по отношению к России. В октябре 1999 года в Хельсинки В. Путин обнародовал аналогичную российскую стратегию по отношению к ЕС. В обоих документах КО уделено место как приоритетному региону сотрудничества. 7 декабря 2001 г. Правительство РФ приняло новую Федеральную целевую программу социально-экономического развития КО на 2002–2010 годы. Обсуждены предложения по содержанию Договора между РФ и ЕС о развитии КО как региона сотрудни-чества. В Госдуме рассматривается новая редакция Закона об ОЭЗ. 16 июня 2001 года началась реализация программы ТАСИС по содействию торговле и инвестициям в КО. В апреле 2002 года в Брюсселе Премьер-министр РФ М. Касьянов представил Меморандум Российского Правительства о жизнеобеспечении КО.

Несмотря на обилие принятых и обсуждаемых документов, на сегодняшний день можно говорить лишь о наличии первичной международно-правовой основы для взаимодействия России и ЕС, которую составляет Соглашение о партнерстве и сотрудничестве России и ЕС, вступившее в силу в декабре 1997 г. Именно поэтому российская сторона и ставит вопрос о необходимости заключения специального соглашения (договора) между РФ и ЕС по проблемам развития КО, которое создало бы нормальные условия для социально-экономического развития КО, постепенно становящейся российским анклавом внутри ЕС; способствовало сближению РФ и ЕС через апробацию на территории КО новых схем и механизмов сотрудничества, развитию рыночных отношений и трансляции положительного опыта на остальную территорию России; содействовало интеграции России в европейское экономическое пространство. В Соглашении должны быть четко сформулированы обязательства РФ, ЕС и совместные обязательства сторон. По мнению калининградских экспертов, оно могло бы включать ряд договоренностей:

– обеспечение беспрепятственной перевозки грузов, в том числе и военного назначения, и пассажиров между областью и остальной территорией России по воде, воздуху и по суше в обоих направлениях при свободе транзита по территориям сопредельных ей стран ЕС;

– упрощенный порядок выдачи виз для граждан Шенгенских стран (при аналогичном режиме посещений этих стран российскими гражданами, проживающими в КО), посещающих КО, а также разрешений на работу;

– объединение квот вылова и зон морского промысла сопредельных с областью стран, вступающих в ЕС, с соответствующими квотами и зонами ЕС без ущерба для рыбного хозяйства области;

– предоставление возможности доступа Калининградской области в программы ЕС и «Северного измерения», направленные на цели регионального развития, трансграничного сотрудничества, охраны окружающей среды, здравоохранения и на осуществление культурных, образовательных и научных обменов.

В правовом балансе интересов КО–ФЦ важное значение имеет Закон «Об Особой экономической зоне в Калининградской области», принятый в 1996 г. (До этого, с 1991 года, в области действовало принятое Правительством РФ «Положение о свободной экономической зоне «Янтарь»). Смысл создания Особой экономической зоны (ОЭЗ) состоял в формировании компенсационного механизма в виде режима свободной таможенной зоны для стимулирования развития экспортных и импортозамещающих производств.

Оценка эффективности функционирования ОЭЗ в Калининграде и в Москве различны. По мнению калининградских экспертов, введенный в регионе режим ОЭЗ был нестабилен, часто входил в противоречие с федеральными законами. Более того, Федеральный Центр периодически отменял те или иные положения статуса ОЭЗ. И хотя предусмотренные им льготы большей частью восстанавливались, отсутствие стабильности отрицательно сказывалось и на предприниматель-ской деятельности, и на инвестиционной активности в регионе.

Из-за этого, в частности, не произошло ожидавшегося крупного притока иностранных инвестиций .

По мнению экспертов Правительства РФ, режим ОЭЗ не оправдал себя прежде всего по вине местных властей. По оценкам Минэкономразвития и торговли, рост экономики КО с 1995 года был ниже общероссийского. Между тем, как подчеркивал Г. Греф - Министр экономического развития и торговли, на основной территории РФ нет никаких льгот и не действует Федеральный Закон «Об Особой экономической зоне» . Тем не менее, Г. Греф назвал КО одним из трех приоритетных регионов, который, наряду с Северным Кавказом и Приморьем, будет финансироваться Федеральным Центром. Приоритетными отраслями Греф назвал энергетику, транспорт, рыбную промышленность и судостроение .

Закон об ОЭЗ сейчас является единственным юридически закрепленным механизмом, позволяющим учесть внешние условия экономического развития региона в контексте интенсивной интеграции окружающих область иностранных государств в Евросоюз и подготовки России к вступлению в ВТО. Механизм ОЭЗ способствовал быстрой и значительной структурной трансформации региональной экономики. В результате в области в общих чертах сформировалась экономика, ориентированная на открытость, основой функционирования которой стала внешне-экономическая деятельность. В условиях отмены таможенных пошлин увеличился ввоз в область комплектующих изделий и технологического оборудования, что позволило организовать ряд импортозамещающих и экспортно-ориентированных производств. Так, в области сформировались новые отрасли – автомобильная и мебельная, продукция которых конкурентоспособна как на внутреннем, так и на внешнем рынках, нефтедобыча, сборочные производства бытовых приборов и электроники. Образовался значительный сектор малого предпринимательства, существенно возросла роль сферы услуг.

Неверно встречающееся утверждение, что Закон об ОЭЗ противоречит правилам ВТО, поскольку они вообще, мол, отменяют таможенные барьеры, а не только снижают их. Вместе с тем в КО имеются небезосновательные опасения в отношении того, что вступление России в ВТО, которое повлечет за собой снижение импортных таможенных тарифов для ввозимых в Россию товаров, уменьшит или даже сведет на нет преимущества режима Особой экономической зоны, благодаря которым функционирует значительная часть экономики региона, прежде всего, ориентированная на импортозамещающие отрасли промышленности. В этой связи администрация КО и областная Дума подготовили проект нового закона об ОЭЗ (находится на рассмотрении Госдумы), который учитывает изменения экономической ситуации, связанные с расширением ЕС и вступлением России в ВТО. Соответствующие дополнения и изменения предложены в Налоговый и Таможенный кодексы и другие законодательные акты РФ.

Есть точка зрения, что функционирование ОЭЗ привело к созданию «серой экономики», которая не хочет инвестиций и не ждет их. Отчасти это правда (сегодня область находится на 35-м месте среди субъектов РФ по инвестициям). Сами жители области заявляют, что нельзя поручать КО калининградцам. Все программы должны носить федеральный или международный характер. Нужно внешнее управление, как при банкротстве. Основная трудность состоит в том, что консервировать сложившуюся ситуацию нельзя. Однако, если более закрытый вариант невозможен, открытый вариант развития потребует легализации доходов населения и бизнеса. Поскольку теневая экономика составляет 60–70% от общего объема экономики области, люди не хотят перемен, боясь потерять теневые доходы.

По мнению калининградских экспертов, проблема легализации доходов населения может быть решена путем введения социальных платежей и регрессивной ставки единого социального налога. Смысл регрессивных ставок в сокращении размера социального налога пропорционально увеличению размера зарплаты. Кроме того, введение индивидуальных накопительных пенсионных схем будет вынуждать работников самим беспокоиться о том, чтобы зарплата получалась не в конверте, а проходила легально, поскольку от этого зависят их отчисления в будущий пенсионный фонд. Наконец, снижение подоходного налога позволяет легализовать зарплату без ущерба для кармана работника. Здесь нет никаких специальных схем борьбы, а есть создание благоприятного налогового климата и внедрение таких механизмов, которые побуждают работника договариваться с работодателем о легальных вариантах выплаты доходов.

Теперь о позиции ЕС. В общем плане она отражена в Послании Европейской комиссии «ЕС и КО», подготовленном в начале 2002 г. Европарламентом. В этом документе сделан вывод, что КО не в состоянии адаптироваться к возникающему экономическому пространству ЕС собственными силами. Сравнительных преимуществ перед соседями у нее не имеется. Только в том случае, если область получит содействие извне для модернизации своей промышленности и развития своей инфраструктуры, она сможет получить выгоду от динамичного развития своих соседей-членов ЕС. Поскольку необходимые инвестиции в достаточном объеме не могут быть вложены ни самой КО, ни ФЦ, помочь призван, прежде всего, именно ЕС – в правильно понятых собственных интересах.

В этой связи Европарламент призывает Еврокомиссию:

– оказать поддержку Калининградской области при адаптации норм и стандартов ее экспортной продукции к нормам и стандартам ЕС, в особенности, в отношении промышленного производства, соответствия экологическим требованиям защиты потребителей;

– проанализировать возможность достижения взаимопонимания с Москвой по будущему характеру Особой экономической зоны, в том числе в плане соответствия нормам ВТО; при этом следовало бы рассмотреть вопрос о том, конвергентен ли и в какой степени характер ОЭЗ российской концепции зоны «экспортоориентированного производства» .

В ЕС считают, что Федеральная целевая программа (ФЦП) – это программа не КО, а программа обеспечения интересов ФЦ на территории КО. Надо изменить ее характер: превратить в программу стратегии партнерства ЕС и РФ на территории КО. Должно быть, поэтому, совместное управление ФЦП и согласованная стратегия. Трудно возражать против такого подхода.

Интеграционные процессы в Европе невозможны без формирования единого правового пространства на континенте. (Это прекрасно понимали, между прочим, еще архитекторы «общеевропейского дома»). При этом формирование такого пространства, по идее, должно опережать формирование всех других общих пространств – политического, экономического, военно-технологического и проч.

Серьезное испытание для КО – введение на территории ее соседей стандартов, норм и правил регулирования экономической и социальной жизни, установленных ЕС. Например, требований к безопасной эксплуатации авиационных, железнодорожных и автомобильных транспортных средств, а также европейских экологических стандартов. Исходя из этого, необходимо незамедлительно принять совместное решение о формировании международной группы юристов, которая бы занялась гармонизацией европейских и российских правовых норм.