Переход к постиндустриальной цивилизации

Анализ последствий, вызванных третьей НТР, лег в основу теорий "нового индустриального" и постиндустриального обществ, разработанных западными учеными во второй половине XX в. Подавляющее большинство советских теоретиков в основном критически относилось к концепциям Р. Арона, Д. Белла, Дж. Гелбрейта, У. Ростоу, Е. Жака, Ж. Фурастье, П. Драккера и многих других западных ученых по вполне объективным и ряду субъективных причин. Несмотря на всеобщий характер НТР, в СССР и странах социалистического содружества она длительное время развивалась в ограниченной, преимущественно военной сфере, что существенно не влияло на совокупность социально-экономических отношений, духовную жизнь общества, как это было в западном мире. Недостаточность или отсутствие необходимого материала в связи с этим в сочетании с крайней идеологизацией, партийной регламентацией исследовательской деятельности (особенно в области общественных наук) сдерживали работу ученых в СССР и социалистических странах в этом направлении. Однако по мере развития НТР в нашей стране, а также с началом процесса кардинальных политических изменений на рубеже 80-90-х гг. данные концепции стали находить все большее число сторонников в России.

Создатели концепции "нового индустриального" и постиндустриального обществ исходят из посылки, что научно-техническая революция является ведущим фактором трансформации совре-менного общества. Так, технологический прогресс существенно модифицировал социальные отношения, вызвал массовые потребности и одновременно создал средства их удовлетворения. При этом произошел отказ от развития унифицированных производства и потребления, т.е. активизировался процесс индивидуализации как производства, так и потребления, что, прежде всего, получило выражение в небывалых сдвигах в структуре рабочей силы, обусловив ее дрейф из сферы производства в сферу услуг и информации. Таким образом, труд стал терять ярко выраженный общественный характер (форму), ибо значительная часть людей получила возможность самовыражения и самосовершенствования на основе индивидуального выбора рода занятий. Иными словами, трудовая деятельность в постиндустриальном обществе все менее мотивируется осознанием материальной необходимости (в силу достаточной насыщенности рынка товаров и услуг, развитой системы социального обеспечения и т.д.), модифицируясь в более высокий тип деятельности – творчество.

Именно это снимает, казалось бы, неразрешимое (по Марксу) социальное противоречие между все более приобретающим общественный характер производством и частным присвоением его результатов, а человек из придатка машины все более превращается в творца, о чем свидетельствует интенсивный рост уровня квалификации, профессионализма работников, уровня образования в целом. По этой причине наука в постиндустриальный период стала ведущим фактором развития общества в целом и совершенствования индивида в частности.

Таким образом, уже в рамках постиндустриального общества решаются многие социальные проблемы западной цивилизации на основе обеспечения достойного уровня жизни большинства индивидов в развитых странах. Одновременно постиндустриальная концепция в известной степени обоснованно показывает возможные пути дальнейшего развития цивилизации.

Однако нельзя не учитывать то обстоятельство, что постиндустриальная западно-цивилиза-ционная система, несмотря на лидерство в современном мире, не может претендовать, тем не менее, на всеобщность. Ее техногенный характер не совпадает в принципе с основами параллельно развивающихся цивилизаций Востока с их отрицанием индивидуализма, культом традиционной иерархии власти, коллективизмом и т.д. Помимо этого огромное число народов планеты (в основном не англосаксонских) едва ли сталкивается с проблемами жизни в постиндустриальном мире, зачастую борясь за простое биологическое выживание (большинство народов Азии, Африки, частично Латинской Америки).

На наш взгляд, с учетом этих замечаний, мы можем рассматривать постиндустриальную цивилизацию в качестве нового этапа в развитии западноевропейской цивилизации, включая отдельные, наиболее передовые страны Востока (Япония, новые индустриальные страны), и на этом основании трактовать ее как одну из возможных моделей общественного прогресса.