Франция

Во второй половине XV в., при Людовике XI, в основном завершилась централизация государства. По мере его единения укреплялся абсолютизм, который усилился после религиозных войн 1562–1594 гг. между католиками и гугенотами. И в том и в другом лагере наиболее активной силой были низшие сословия и мелкое дворянство, а возглавляла борьбу феодальная знать, заинтересованная в ограничении королевской власти. Предводителями католиков были герцоги Гизы, гугенотов — Антуан Бурбон, принц Луи II Конде, адмирал Г. Колиньи, а также Генрих Наваррский — будущий король Франции Генрих IV. Когда в 1594 г. Генрих IV вступил на престол, он перешел в католичество, военные действия в основном закончились. В 1598 г. был подписан Нантский эдикт, по которому господствующей религией оставался католицизм, но гугенотам предоставлялась свобода вероисповедания и богослужения в городах (кроме Парижа).

С 1302 г. во Франции избирались Генеральные штаты — сословно-представительное учреждение, состоящее из депутатов духовенства, дворянства и лиц третьего сословия. Генеральные штаты созывал король, как правило, для получения согласия на сбор налогов. По мере укрепления абсолютизма роль этого учреждений уменьшалась. В 1614 г. при Людовике XIII Генеральные штаты были распущены, так как депутаты от третьего сословия высказались за распространение налогов на ранее не облагаемые земли дворянства и духовенства, отмену других привилегий высших сословий и ограничение административного произвола. В течение дальнейших 175 лет Генеральные штаты не собирались.

Абсолютизм во Франции достиг апогея при Людовике XIV, ставшем королем в 1643 г. Его власть была настолько неограниченной, что легенда приписывает ему изречение: «Государство — это я». Расточительство королевского двора, фаворитизм, оплата огромного бюрократического аппарата (самого многочисленного), большие военные расходы, обязательства по государствен-ному долгу — все это вынуждало королевскую власть увеличивать налоги, на что податные (непривилегированные) сословия отвечали многочисленными восстаниями (1548, 1624, 1639 гг. и др.).

Особенно тяжелым было положение крестьянства, испытывавшего тройной гнет (короля, феодала и церкви). Основная масса крестьянства была во Франции безземельной. За пользование землей французский крестьянин выплачивал феодальную ренту, составляющую ¼ собранного урожая. Еще более тяжелой была выплата денежного оброка — чинша. Выплачивали крестьяне, кроме того, десятину в пользу церкви и три налога королю (талью – с доходов, капитацию — подушную подать, двадцатину — налог с земли). Огораживание, в отличие от Англии, во Франции не приняло больших масштабов.

Отставала Франция и в развитии промышленности. Господство цехового строя препятствовало удовлетворению растущего спроса на промышленные изделия и ограничивало городской бедноте возможности заработков. Поэтому против цеховой oрганизации ремесленного производства выступали нарождавшаяся буржуазия и низшие слои горожан. Не получила должного развития и торговля из-за преобладания сельского населения, а также наличия внутренних таможенных пошлин. Однако буржуазные отношения во Франции зарождались, и происходил процесс первоначального накопления капитала. Основными его каналами стали налоговая система, государственные займы (т.е. система государственного долга), продажа судебных и финансовых должностей. Особенно обременительным был налог на соль. В 1439 г. введен прямой налог — большая, или королевская, талья, взимавшийся с земли, имущества или персонально (подушно). Величина налога не была фиксированной, и налогоплательщики стра-дали от произвола сборщиков. В 1549 г. во Франции наряду с большой тальей ввели малую талью, доходы от которой шли на оплату войска. В XVI в. была введена откупная система: в 1604 г. сюринтендант финансов М. Сюлли установил общефранцузский откуп налогов. Откупная система стала источником первоначального накопления капитала.

Первые государственные займы-ренты были выпущены во Франции в 1522 г., когда король Франциск I (1494–1543) взял в долг у парижских банкиров 250 тыс. ливров из расчета 10%. Началась спекуляция на курсе рентных бумаг, росли проценты. Порождением системы государственного долга стала тонтина — наследование права получения процентов по государственным займам. С этого времени увеличивается число рантье — лиц, живущих на проценты с ценных бумаг. Однако бесконтрольный выпуск государственных рент привел к банкротствам. И в 1596, и в 1604 гг. Сюлли вынужден был аннулировать государственные займы. Увеличение королевской тальи и других налогов, а также усиление ростовщической эксплуатации во Франции определили процесс имущественного расслоения и обезземеливания крестьянства. Зажиточные и буржуазные слои пользовались возможностью скупать права дворян на сбор ренты, брали на откуп сбор косвенных налогов, занимались ипотечным кредитом, покупали землю. Таким образом, во Франции преобладали не предпринимательство, а ростовщичество и откупные операции. Многие французские буржуа предпочитали быть чиновниками огромного административно-судебного аппарата и покупали должности за деньги. Эти особенности социально-экономического развития Франции обусловили и своеобразие мануфактурного строительства. В отличие от Англии, где развитием мануфактур занималась бур-жуазия, во Франции мануфактурные предприятия возникали при участии государства.

Французский абсолютизм поддерживал мануфактуры монопольными правами, привилегиями, субсидиями, проводил политику меркантилизма, зародившегося при Генрихе IV, который всячески поощрял торговлю и развитие промышленности. В этот период французское хозяйство находилось в расстроенном состоянии. И Генрих IV после заключения мира с Испанией в 1559 г. занялся восстановлением экономики. Большую помощь ему в этом оказал министр финансов Сюлли. Прежде всего он привел в порядок расстроенные финансы, для чего были введены строгая отчетность и контроль в расходовании денег казны. Были найдены новые источники доходов. Он принял меры к поднятию земледелия, видя причину его отставания в тяжести казенных и помещичьих поборов с крестьян. Генрих IV, кроме того, старался поднять обрабатывающую промышленность — мануфактурное производство, оказывая ему финансовую поддержку и предоставляя привилегии, организовывал общественные работы (постройку зданий, мостов, улучшение дорог), что обеспечивало заработки обнищавшему населению. В 1606–1607 гг. он заключил ряд договоров с другими государствами, содействовал колонизации Канады, наложил запрет на ввоз текстильных товаров и вывоз необработанного сырья.

Такую политику продолжил кардинал Ришелье, с 1624 г. бывший главой королевского совета и фактическим правителем Франции. Он способствовал укреплению абсолютизма. Занимая в католической церкви высокое положение, Ришелье в то же время ограждал французскую церковь от притязаний папского двора. В целях усиления французской монархии он вовлек Францию в Тридцатилетнюю войну (1618–1648). Он был непримирим с политической и военной организацией гугенотов, но допустил свободу их вероисповедания и равноправие с другими гражданами. Пытался ограничить некоторые права дворян, перестал собирать Генеральные штаты, в которых дворянство играло важную роль. Ришелье провел также административные, финансовые, военные реформы. В ходе реформ многие знатные наместники крупных областей (провинций) Франции были смещены.

За неукоснительным исполнением королевских приказов теперь следили чиновники, посылаемые в провинции и крупные города. В ответ на это знатные вельможи устраивали против Ришелье заговоры, которые всесильный министр беспощадно подавлял. При нем были запрещены дуэли. Однако Ришелье действовал в целом в интересах класса феодалов; в годы его правления налоги, выплачиваемые низшими сословиями, увеличились в четыре раза.

Наибольший размах политика меркантилизма получила при Ж. Кольбере. Он занимал пост генерального контролера (министра) финансов. Кольбер полагал, что могущество государства определяется количеством находящихся у него денег. Источником денег он считал торговлю. Кольбер был основателем Ост-Индской и Вест-Индской компаний, он ввел протекционистский тариф, поощрял развитие королевской мануфактурной промышленности. Именно его экономическая политика способствовала развитию во Франции товарно-денежных, т.е. капиталистических, отношений. При Кольбере государственное вмешательство в экономику достигло наибольшей силы, и французский меркантилизм, проводившийся на практике, вошел в историю под названием кольбертизма. Для обеспечения активного торгового баланса во Франции была разработана система протекционистских мер: запретительные пошлины на ввоз промышленных товаров (сведение импорта к минимуму); поощрение развития отечественной промышленности (экспортной и замещающей импорт); создание за государственный счет экспортных мануфактур, приглашение на работу иностранных мастеров; раздача привилегий промышленникам (обеспечение их рабочей силой, иногда даже крепостной; освобождение от налогов).

Во Франции получили развитие созданные при поддержке Кольбера шелковые, шерстяные и металлургические мануфактуры. Появились кредитные учреждения.

Средства на субсидирование мануфактурного производства мобилизовывались за счет увеличения налогов, что разоряло крестьян, снижало их и без того низкую покупательную способность. Поэтому продукция мануфактур предназначалась в большей степени для внешнего рынка. Внутренняя торговля была ограничена, хотя Кольбер провел меры по унификации тарифов и укрупнению внутренних таможенных областей (до пяти).