Российско-американские отношения

Нынешний уровень российско-американских отношений можно охарактеризовать, вероятно, как ограниченное партнерство. К тому же речь пока не идет о равноправном партнерстве. России отводится роль младшего партнера.

В этом нет ничего удивительного или шокирующего.

Американская внешнеполитическая традиция вообще не знает такого феномена, как партнерство между реально равными. Весь опыт партнерства американской дипломатии вобрал в себя практику сотрудничества со странами, многократно более слабыми, чем сами США. Самые яркие примеры партнерства США с Японией и Германией связаны с полным разгромом этих стран во второй мировой войне. Это было «партнерство с позиции превосходства», означающее перераспределение финансового бремени в пользу союзников при безусловном лидерстве старшего партнера. Эту концепцию США пытаются применить и по отношению к России. Когда же последняя не соглашается со статусом младшего партнера, в США, по словам З. Бжезинского, задаются вопросом: «кто же она на самом деле – уже союзник или клиент, или просто враг, потерпевший поражение?» .

Таким образом, «партнерство» в американском понимании ни в коем случае не означает равноправия России в мировой политике, а также ее беспрепятственной интеграции в основные международные политические и экономические механизмы и институты. В лучшем случае эта концепция, имеющая для России буквальный характер, для США носит характер в основном декларативный (вербальный). В итоге на словах США осуществляют «партнерские» отношения с Россией, на деле же проводят старую политику «баланса сил». Подобного рода «двойной стандарт» и закладывает мину под двусторонние отношения, являясь первоосновой периодических кризисов, сменяющих очередную эйфорию.

С другой стороны, в американской традиции партнерство – это больше, чем сотрудничество. Для сотрудничества достаточно совпадения прагматических интересов. Например, СССР и США активно сотрудничали в годы «холодной войны» в таких важнейших вопросах, как предотвращение ядерной войны, контроль над вооружениями, нераспространение ОМУ. Партнерство предполагает иную основу. Это либо гомогенность (однородность) общественного устройства, либо, по крайней мере, согласие в фундаментальных принципах, определяющих внутреннюю и внешнюю политику сотрудничающих государств. Это совпадение или близость именно стратегических интересов геополитического или экономического характера. Это теснейшее взаимодействие стратегических союзников, позволяющее координировать, согласовывать и вырабатывать общую политику в отношении третьих стран. Это, наконец, высокий уровень взаимопонимания. Очевидно, что Россия и США находятся лишь в самом начале пути к такого рода модели взаимодействия. Достигнутое к настоящему времени практическое наполнение сотрудничества между двумя странами еще далеко от настоящего партнерства, предполагающего, помимо перечисленных условий, еще и высокую доверительность, а в некоторых случаях - и взаимопомощь. Директивные документы и практические шаги США не дают оснований для вывода о том, что сами американцы рассматривают российско-американские отношения как партнерские. Напротив, в их внешней политике происходит определенное снижение значимости российской составляющей.

Однако несправедливо было бы обвинять в этом исключительно американских политиков. Ведь партнерство не может реально начаться в условиях, когда национальная специфика внешнеполитического интереса России до сих пор остается в значительной степени размытой.

Юридически оформленная и жизнеспособная система партнерских связей, материализованная в плодотворное и равноправное сотрудничество по широкому кругу фундаментальных проблем международной жизни, может возникнуть лишь между такими субъектами мировой политики, которые четко понимают и ясно формулируют свои национальные интересы. Эти интересы являются надежным и незаменимым строительным материалом для партнерства.

А здесь между двумя державами была и до сих пор сохраняется фундаментальная асимметрия. Американская стратегия национальной безопасности четко сформулирована. США давно определили и защищают всеми средствами свои региональные интересы. Они прекрасно представляют, кто является их союзниками, а кто их интересам угрожает. Соответственно США, защищая своих союзников, имея перед ними четкие обязательства, вполне осознанно проводят, например, политику проецирования военной мощи в регионы. В противоположность этому Россия, в отличие от бывшего СССР, не является более сверхдержавой с глобальными интересами, находящимися в противоречии с интересами США. Это новая страна, к тому же находящаяся в процессе своей самоидентификации. У нас нет пока ни долгосрочной стратегии развития, ни четко понимаемых региональных интересов. Почти всех бывших союзников СССР Россия потеряла. Нет у нее полного представления о том, кто является ими сейчас.

Конечно, состояние «расплывчатости» национальных интересов России не может продолжаться вечно. Рано или поздно эти интересы, а отсюда – пределы возможных уступок и компромиссов с нашей стороны – будут идентифицированы. Тогда будут определены и потенциальные оппоненты, и союзники, и друзья, и партнеры. Тогда, вероятно, создадутся качественно иные предпосылки для взаимодействия с США.

Наиболее дальновидные западные политики уже давно предупреждали о том, что для отношений Россия – США термин «партнерство» неадекватен. Например, З. Бжезинский еще в 1993 году опубликовал статью «Преждевременное партнерство», в которой предупреждал об опасности «имперских амбиций» России на территории СНГ и объявлял в качестве главной цели стратегии США «укрепление геополитического плюрализма» на постсоветском пространстве . Такая концепция не просто ставила под сомнение идею партнерства, но предвещала возобновление российско-американского противостояния. И хотя данный прогноз З. Бжезинского (в отличие от всех остальных) пока не оправдался, он явился признаком того, что во взаимных представлениях происходит перелом от иллюзий и эйфории к разочарованию и охлаждению, осознанию того обстоятельства, что в развитии двусторонних отношений есть пределы, определяемые в ряде случаев несовпадением интересов. Сигнализировал он и о том, что стратегическое партнерство, которое по определению требует встречного движения обеих сторон, может рассматриваться лишь как перспективная идеальная цель.

В этой связи от термина «партнерство», возможно, вообще следовало бы отказаться, заменив его другим, в большей мере отвечающим сложившимся реалиями понятием, например «конструктивное (позитивное) взаимодействие», если бы он не укоренился уже столь прочно в политическом лексиконе. Во всяком случае, с обеих сторон необходимо более сбалансированное взаимное восприятие, основанное на чувстве здравого смысла и трезвой оценке реальности, переход к прагматичной, спокойной и взвешенной политике.

Кроме того, было бы важно устранить в российско-американских отношениях излишнюю декларативность и исключить постановку отдельных, заведомо невыполнимых задач, неудачные попытки решить которые способны лишь нанести ущерб интересам России. В основе нашей работы с американцами должна быть линия на развитие равноправного и взаимовыгодного взаимодействия с США, на соблюдение справедливого баланса интересов и принципа взаимности. Чем менее равноправным оно будет, тем меньше шансов оно имеет на выживание. В этом смысле А. Козырев в свое время серьезно подорвал его перспективы, поскольку согласился на зависимую роль России. В результате идея партнерства с американцами в России во многом оказалась дискредитированной. Хотелось бы надеяться, что нынешние политики России не станут повторять этой ошибки.

Как подчеркивал В. Путин в своем выступлении 12 июля 2002 года в МИД РФ, «В укреплении глобальной стабильности особая ответственность, несомненно, ложится на Россию и США. И потому важно знать, что в основе наших сегодняшних отношений – новое прочтение национальных интересов двух стран, а также схожее представление о самом характере современных мировых угроз. Еще раз подчеркну: доверительное партнерство России и США – не только в интересах наших народов. Оно оказывает позитивное воздействие на всю систему международных отношений и потому остается одним из наших безусловных приоритетов».

Будет полезно почитать по теме: