Противодействия международному терроризму

То, что мир мало изменится после сентябрьской трагедии 2001 года – вопреки эйфории большинства людей и политических деятелей – предрекали серьезные политологи. Они оказались правы. Но, к сожалению, оказались правы и те немногие эксперты, которые высказывали предположение, что предстоящий год не станет «прорывным» в деле борьбы с международным терроризмом.

Усилия, предпринимаемые в этой области основными странами мира, пока явно недостаточны. Уровень их взаимодействия, от которого в первую очередь зависит успех этих усилий, не соответствует ни масштабу, ни характеру данной угрозы. Что же касается практических результатов деятельности мирового сообщества по противодействию международному терроризму, которая была активизирована после терактов 11 сентября 2001 года, то их уж никак нельзя признать удовлетворительными.

В настоящий момент террористическая обстановка в мире продолжает оставаться напряженной. Несмотря на все меры, принятые в последнее время по борьбе с международным терроризмом, угроза новых террористических актов не только не снята, но все более возрастает. Повсеместно наблюдается активизация международных террористических организаций и подпитывающих их финансовых центров. Никаких признаков локализации вооруженных конфликтов, инициируемых этими организациями, не просматривается. При этом наибольшую озабоченность, как и год тому назад, вызывают конфликты в Великобритании (Северная Ирландия), на Ближнем Востоке (Палестина) и в России (Чечня) .

Правда, как считает большинство экспертов, США, опираясь на международную антитеррористическую коалицию, разгромили Талибан. Но такое утверждение не вполне корректно. Разгромлено не движение Талибан как таковое, а лишь режим талибов в Афганистане. Талибы не разгромлены, они лишь отстранены от власти. При этом новое правительство во главе с Карзаем по-прежнему не контролирует территорию страны.

Более того. Даже если допустить, что талибы разгромлены как единая военизированная структура в Афганистане, значительная их часть вместе с духовными лидерами и боевыми командирами осталась невредимой, переместились в другие исламские государства, где продолжают заниматься активными террористическими действиями (в частности, постоянно провоцируют конфликт между Индией и Пакистаном в Кашмире). Теперь уже ясно, кажется, всем, что полное уничтожение талибов в Афганистане означает ни что иное, как лишь «выдавливание» их оттуда в первую очередь в соседний Пакистан, где центральные власти также не в состоянии полностью контролировать обстановку на всей его территории, особенно в горных районах и в приграничной с Афганистаном зоне, ведь составляющие этническую основу движения Талибан пуштуны проживают как в Афганистане, так и в Пакистане. Несколько миллионов афганских беженцев легально, полулегально и что чаще – нелегально уже перебрались в Пакистан, и среди них, как известно, большое число вооруженных боевиков движения Талибан.

Пуштуны - этническое название афганцев, живущих за пределами Афганистана (главным образом в Пакистане на прилегающей к Афганистану территории), прежнее название - патаны. Общая численность около 8 млн чел. (1971, оценка). Большинство пуштунов. говорит на диалектах северо-восточного пушту, остальные - на диалектах юго-зап. пушту. По религии пуштуны - в основном мусульмане-сунниты.

В качестве другой возможной базы международных исламских террористов, на которую были частично «выдавлены» талибы, эксперты называют иракский Курдистан. Террористы имеют там надежные опорные пункты, труднодоступные для вооруженных сил антитеррористической коалиции из-за горного рельефа. Используя их для перегруппировки и накопления сил, террористы способны в ближайшее время вновь активизировать свою подрывную деятельность и в Чечне, и в Центральной Азии, и в Афганистане, и по всему миру. «Аль-Каида» ослаблена, но не уничтожена и перегруппировывает силы. Ей нанесен определенный ущерб, но в целом она сохранилась и даже окрепла. В ходе операции «Несокрушимая свобода» бомбардировки, значительная часть которых была направлена против предполагаемых убежищ лидеров террористов, нанесли ущерб в основном рядовым боевикам. Основные фигуры «Аль-Каиды» уцелели вместе со своими ударными группами. Бен Ладен не пойман. Таким образом, ни одна из продекларированных США целей не достигнута. До полной победы над террористами даже в Афганистане еще далеко. А о ликвидации международной террористической сети и говорить не приходится.

Еще более четкие очертания приобрел так называемый «террористический интернационал», куда входят и «Аль-Каида», и остатки талибов, и «Хезболла», и террористические группы косовских албанцев, и чеченские бандформирования, и экстремисты в Кашмире, и многочисленные исламские радикальные группы в Юго-Восточной Азии.

«Хезболла» (известно также как Хизбалла, Хезболла, Хезболлах) - шиитское исламистское движение радикального толка в Ливане. Название движения буквально переводится с араб. яз. как партия Аллаха (коранический термин, антипод --партии сатаны--, т.е. врагов ислама).

Движение Хизбаллах возникло в 1982 г. во время израильского вторжения в Ливан как объединение радикальных шиитских групп и организаций.

Агрессивность международных террористов не только не уменьшилась, но и усилилась. Расширилась география жестоких террористических акций. Об этом свидетельствуют теракты в Бали, на Филиппинах, в Москве, у берегов Йемена. Захваты заложников в Москве в Театральном центре на Дубровке показали, что террористы не остановятся ни перед какими преступлениями для достижения своих целей. Укрепляются связи террористических организаций радикальных исламистов с наркокартелями и другими мафиозными структурами в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии и так называемыми освободительными армиями, действующими в этих и других регионах. Наркоситуация в Афганистане, где проводилась контртеррористическая операция Коалиции, ухудшилась. Со времени падения талибского режима в Афганистане объемы производства опиума в этой стране выросли в 14 раз. Катастрофически увеличивается поток героина в Европу и США.

Крайне опасным является продолжающееся увеличение объемов финансирования терроризма. Эксперты установили следующую закономерность: чем больше усилий прилагают государственные органы в борьбе с терроризмом, тем в большем объеме предоставляется финансовая помощь этим террористам со стороны «террористического интернационала», мафиозных сообществ, экстремистских исламских организаций и созданных ими всевозможных «благотворительных фондов» и других финансовых структур.

Ограниченные успехи в борьбе с международным терроризмом является следствием того, что до сих пор эта борьба ведется лишь отдельными странами, часто обособленно. Она не стала проблемой первоочередной важности для всего международного сообщества. В то же время теракты на острове Бали, в Йемене, Кувейте, Москве, Монбасе – звенья одной цепи реализации замыслов одного и того же «мозгового центра».

Таким образом, достижения антитеррористической коалиции весьма и весьма сомнительны.

В условиях напряженной международной террористической ситуации запланированные США военные операции против так называемых государств «оси зла», на первом месте среди которых числится Ирак, способны лишь усугубить положение дел, спровоцировать новые масштабные террористические акции против США и их союзников. К тому же эти операции могут привести к распаду самой антитеррористической коалиции.

Важно отметить и следующий неприятный факт. За прошедшее после 11 сентября 2001 года время на поприще борьбы с терроризмом выявился целый ряд весьма опасных тенденций.

Во-первых, подмена реальной борьбы имитацией (Панкисское ущелье), за которой стоят цели, далекие от этой борьбы. Во-вторых, попытки определенных стран-членов антитеррористической коалиции – под видом такой борьбы решать свои геополитические и геоэкономические задачи, не всегда совпадающие с интересами международного сообщества. Например, планируемые США военные операции против государств «оси зла» (а также против других государств, таких как Саудовская Аравия, Судан, Сомали, Алжир и проч.) уже никак не вписываются в рамки антитеррористической деятельности и могут принять характер полномасштабных войн со всеми вытекающими из этого катастрофическими последствиями.

В-третьих, на уровне международных структур (ООН, ОБСЕ, НАТО и др.) обнаружилась тенденция - сводить международные усилия по борьбе с терроризмом к чисто «бюрократическому ответу» вместо реакции по существу.

В-четвертых, по-прежнему сильна линия тех политических кругов, которые стремятся (даже не скрывая своих намерений) проводить военно-силовые акции вне международно-правового поля, в частности, без санкции СБ ООН.

Наконец, в-пятых, – и это, пожалуй, самое главное – за истекший год международное сообщество так и не сделало серьезных шагов в сторону разработки масштабной позитивной программы, призванной не только «наказывать» международный терроризм, но и устранять коренные причины возникновения этого явления.

Будет полезно почитать по теме: