Перспективы развития политики безопасности России

Время, прошедшее после трагедии 11 сентября 2001 года, дает основания для того, чтобы сделать некоторые определенные выводы, касающиеся становления нового мирового порядка.

Прежде всего можно уверенно констатировать: попытка установить американский мировой порядок – во всяком случае, на данном этапе – потерпела крушение. Такой порядок не имеет перспектив в качестве безальтернативной тенденции мирового развития. Дальнейшие попытки его навязывания миру встретят еще большее сопротивление со стороны других субъектов международных отношений.

Далее. Роль Европы в формировании нового мирового порядка относительно падает, в то время как роль России потенциально возрастает. Роль КНР пока не совсем ясна. Однако концепция «многополярного мира», как стало очевидно после сентябрьских событий, является недопустимым упрощением реальных тенденций мирового развития.

Ключевым регионом мира, определяющим глобальную безопасность, остается Евразия. Принципиально важное положение состоит в том, что Россия как евразийская страна не может быть второстепенным партнером, если от нее ждут действенного участия в формировании нового мирового порядка.

Все это, однако, не означает, что новый мировой порядок отныне будет формироваться в парадигме двустороннего российско-американского взаимодействия. Во-первых, США и в дальнейшем будут стремиться к глобальному доминированию в качестве единоличного лидера.

Во-вторых, Россия сегодня слишком слаба в экономическом и военном отношении для того, чтобы выступать в качестве равного США центра силы, равного с ними партнера в построении новой системы международных отношений. В своей политике она вынуждена будет опираться и на Европу, и на Китай, и на исламский мир. Именно такая многовекторная политика может, в случае искусной дипломатии, сделать Россию весьма ценным, а, возможно, и незаменимым партнером мирового сообщества.

Кроме того, несмотря на некоторую эйфорию по поводу улучшения российско-американских отношений, перспективу сближения России и США – в том числе и по причине их разного военно-политического веса – следует оценить на данном этапе как достаточно ограниченную. Пока стороны руководствуются тактическими и чисто прагматическими соображениями, преследуя каждая свои цели. Вряд ли из такого рода сотрудничества может вырасти стратегический союз или даже равноправное партнерство. Решение этой задачи предполагает серьезное встречное движение с обеих сторон, которого пока нет.

В этом плане не следует преувеличивать потенциал антитеррористической коалиции. Это всего лишь рабочий орган (действующий в режиме ad hoc), созданный для решения конкретной задачи по противодействию общему противнику. Он не является основой для глобального союза безопасности между Россией и Западом. Для этого пока недостаточно объективных предпосылок. По этой же причине вступление России в НАТО на данном этапе вряд ли возможно. Однако вполне и необходимо тесное сотрудничество между Россией и НАТО в борьбе с международным терроризмом, которое могло бы стать основой их совместной деятельности в формате «двадцатки».

Основное противоречие наступившего ХХI века - конфликт между «Севером» и «Югом», т.е. между богатыми (и сильными) странами, поглощающими основную массу мировых ресурсов, и бедными (и слабыми). Международная безопасность зависит от разрешения этого противоречия, главную роль в котором играют богатые страны. А поскольку самой богатой страной «Севера» являются США, то вполне естественно, что острие международного терроризма адресовано, прежде всего, им. Поэтому международный терроризм носит в первую очередь антиамериканский характер. Теракты в США – это геополитический и геоэкономический ответ богатому «Северу» со стороны бедного «Юга», разрыв между которыми достиг таких пропорций, что, по существу, дело идет уже к маргинализации не только отдельных государств, но и целых регионов мира, бомбить которые в качестве источника «мирового зла» бессмысленно и крайне опасно. Тем более что «разбомбить» идеологию невозможно.

Это значит, что процессы, которые обобщенно называют «глобализацией», скорее всего, несколько замедлятся. В свете произошедших событий они должны быть переосмыслены. Во всяком случае, эти процессы должны интегрировать интересы гораздо большего количества стран, чем раньше. Глобализация из идеи партикулярной, отражающей волю богатых стран, должна превратиться в подлинно глобальную и всеобщую, блага от которой могли бы получать все, а не только «избранные» страны и народы.

Международный терроризм практически неуязвим для современных методов ведения войны. Единоличные действия даже такой мощной страны, как США, не решат проблему. Необходим коллективный орган, способный оперативно и без ущерба для мирного гражданского населения уничтожать «гнезда» террористов по всей планете. Коллегиальный путь борьбы со злом терроризма – единственно возможный и эффективный.

События 11 сентября 2001 г. заставляют задуматься о переоценке роли международного права в целом. Нужно решить вопрос о соотношении права и силы. Роль права, его моральный авторитет и моральный авторитет международных организаций, включая ООН, были подорваны известными событиями предшествующего периода, прежде всего действиями США в Югославии и Ираке. Это многим внушило подозрение, что на самом деле международное право носит лишь декларативный характер и не является источником силы. Право в настоящее время санкционируется силой. Есть сила – будет право. Такое положение недопустимо. Развитым странам мира нужно продемонстрировать свое уважение к международному праву, а для этого начать меняться самим. Нужно понять, что международное сообщество ХХI века – это не мир центров силы, а мир взаимоуважаемых народов и культур. В этом мире нужна новая геополитическая этика, новая геополитическая мораль, основанная на международном праве.

В современном мире уже недостаточно адекватно реагировать на кризисы и конфликты. Надо учиться ими совместно управлять. Это предполагает перенос акцента на разного рода превентивные мероприятия. В долгосрочном плане к ним относится воспитание людей и целых народов в духе культуры мира, диалога между народами и толерантности.

Наконец, необходима новая революция в ценностях, новый «ренессанс» идей Справедливости, Равенства и Братства людей, а также «ревизия» в духе гуманизма таких понятий, как «рынок», «свобода», «благополучие», «самовыражение» и других идей либерального толка. Предстоит тяжелая битва за «сердца и умы», в которой решающая роль будет принадлежать пропаганде ценностей, идеалов и идей. Это предполагает вовлечение миллионов людей во взаимоуважительный диалог, в рамках которого должно произойти взаимодействие и взаимообогащение всех культур и цивилизаций. Его результатом, помимо всего прочего, должно стать формирование союза со всеми конструктивными силами в «исламском мире», взаимодействия с ним в деле разрушения всей, прежде всего военной и финансовой инфраструктуры мирового «исламского интернационала» (не имеющего отношения к исламу), предотвращения дальнейшей радикализации мусульман путем равноправного взаимодействия и сотрудничества с ними.

Будет полезно почитать по теме: