Нормализация гражданской компоненты федеральной исполнительной власти

Россия должна раз и навсегда отказаться от глубоко порочной «царской» политической системы, основанной на разведении полномочий и ответственности по разным уровням государственной власти. Положение, при котором руководитель государства принимает все стратегические решения, но имеет все возможности перекладывать ответственность за их последствия на нижестоящих руководителей, начиная с председателя правительства, уже дважды – в 1917 и 1991 годах – привело к краху всей государственности и многократно, в том числе и в 1998 году, порождало жесточайшие системные кризисы.

Это положение, являющееся едва ли не врожденным пороком российского государства, должно, наконец, быть исправлено.

Корень зла заключается в сложившейся практике назначения практически всех руководителей «через голову» их непосредственного начальника. Так, президент назначает министров, которые в результате этого назначения подчиняются в первую очередь именно ему, а не председателю правительства, который непосредственно отвечает за их действия. Председатель правительства назначает заместителей министра, которые получают в результате этого неоправданную свободу по отношению к министру, и так далее. В результате в управленческой вертикали крайне слабы механизмы ответственности, даже перед непосредственным руководством, и она постоянно «дает сбои».

Чтобы каждый руководитель мог нести полную и исключительную ответственность за порученное ему дело, он должен сам назначать своих подчиненных.

Министр должен сам назначать своих заместителей, а председатель правительства – министров, неся всю полноту ответственности за их действия перед президентом и парламентом.

Конкретные модели взаимодействия между президентом, парламентом и правительством могут быть различными, однако для сегодняшней России в силу ее специфики и масштаба стоящих перед ней задач, объективно требующих концентрации управления и ресурсов, наиболее подходит американская модель, при которой всенародно избираемый президент непосредственно возглавляет и формирует правительство.

В этом случае он, обладая всей сегодняшней полнотой власти, несет ответственность за последствия своих действий в соответствии с объемом имеющихся полномочий. В то же время его непосредственное участие в деятельности правительства существенно по сравнению с сегодняшним положением уменьшает возможности его членов по введению в заблуждение высшего политического руководства страны.

Модель парламентской республики, при которой правительство формируется победившей на выборах партией либо их коалицией, а президент выполняет представительские функции и является гарантом законности на случай кризисных ситуаций, не подходит сегодняшней России. Главный ее недостаток в том, что в силу своей сложности в кризисных ситуациях она постоянно провоцирует правительственные кризисы и способствует не модернизации, но разжиганию бесплодной и бессмысленной политической борьбы10. Кроме того, политическая система России основана скорее на непосредственном волеизъявлении граждан и их работе в рамках многочисленных сетевых структур; чем на их объединении в политические партии, которые не получили сколь-нибудь значимого развития.

Промежуточный вариант, существующий во Франции и предусматривающий сосуществование сильного президента, прямо избираемого народом, с сильным председателем правительства, формирующим его на основе партийных выборов, также является громоздким и провоцирующим политические дрязги. Главное же заключается в том, что, как всякий компромисс, он обладает лишь частью достоинств лучшей, американской модели, наиболее соответствующей российским реалиям.

Реформирование правительства, поспешно и беспорядочно проведенное весной 2004 года, как и предшествующая «оптимизация» функций различных министерств и ведомств, породили в государственном управлении смертельно опасный, создающий ошибки и коррупцию хаос. Для исправления принципиальных недостатков сложившейся системы исполнительной власти и негативных последствий последней административной реформы представляется необходимым в кратчайшие сроки:

• определить перечень необходимых для общества функций государства (в том числе и не выполняемых им);

• выделить структуры, необходимые для их исполнения (при этом обнажится необходимость их реструктуризации);

• ликвидировать остальные управленческие структуры как ненужные;

• разграничить сферы ответственности и разработать формализованные механизмы выработки стандартных решений.

Число министерств и ведомств должно быть сокращено с нынешних более чем 80 (включая службы и агентства) до 25–28.

Будет полезно почитать по теме: