Средневековый Восток

В основе появления первых коллекций и в мусульманском мире, и в индо-буддийских странах Востока лежали религиозные мотивы. После возвышения ислама и распространения его культуры вдоль всего Южного Средиземноморья и на восток до Индонезии рядом с захоронениями мусульманских мучеников появилось немало сокровищниц, в которых на протяжении столетий накапливались дары богатых жертвователей в виде дорогих, редких и красивых предметов. Важнейшим фактором, способствовавшим созданию подобного рода сокровищниц, была идея «вакфа», или «вакуфа», концептуально оформленная самим основателем ислама пророком Мухаммедом. Ее суть заключалась в предоставлении государством или человеком на религиозные или благотворительные цели имущества в виде дара или по завещанию. Реализация этой идеи в немалой степени способствовала сохранению культурного наследия, а возникавшие на ее основе собрания предметов впоследствии нередко превращались в музеи.

Именно таким путем возник под Тегераном музей шаха Абдол Азиза, созданный из даров, приносившихся паломниками на могилу мученика и пророка. В Неджефе, священном для мусульман городе Ирака, музеем стала сокровищница у гробницы халифа Али, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммеда и первого шиитского имама. В середине XX в. в музей превратилась знаменитая сокровищница на северо-востоке Ирана в Мешхеде, возникшая в VIII столетии рядом с усыпальницей отравленного врагами шиитского имама Резы.

В старинных письменных источниках встречаются упоминания о том, что в буддийских монастырях исстари хранились и выставлялись на обозрение драгоценности, произведения искусства, редкие животные и растения. Произведения живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, различного рода редкости накапливались и в индуистских храмах.

Храмовые сокровищницы долгое время были единственными хранилищами как религиозного, так и светского искусства в Японии. Всемирную известность снискала сокровищница Сесоин, созданная в VIII в. в монастыре Тодайдзи в Наре. В XX в. сокровищница превратилась в музей.

Богатые собрания произведений искусства украшали дворцы светских владык, а одним из главных источников их пополнения были удачные военные походы. Немало декоративного оружия и художественных изделий хранили резиденции арабских халифов династии Аббасидов (750–1258) в Багдаде и дворцы арабских халифов династии Фатимидов (909–1171) в Каире. Особым почетом пользовались произведения каллиграфии, ведь уровень овладения красотой письма считался показателем образованности и духовного совершенства личности.

Высочайшего уровня развития достигло коллекционирование в Китае. Еще в эпоху четырехсотлетнего правления династии Хань (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.), ознаменовавшуюся общим подъемом культуры, для императорских дворцов во всех провинциях страны собирались наиболее известные произведения живописи и каллиграфии.

Коллекции пополнялись и выдающимися творениями современных мастеров, а их было немало в эпоху империи Тан (618–907 гг.), когда искусство считалось столь же важным и престижным поприщем для приложения сил и талантов, как и государственная служба. Способных к живописи или каллиграфии людей отыскивали специально, особенно среди чиновничества. Они проходили курс обучения изобразительному искусству, и император, лично знакомясь с созданными ими произведениями, наиболее одаренных повышал в должности и переводил на службу в департамент искусств, созданный при учрежденной в начале VIII в. Генеральной Академии, или Палате Ученых. Нередко императоры не только выступали в роли покровителей искусств, но и сами демонстрировали немалые таланты в области художественного творчества.

Развитие коллекционирования продолжалось и после падения Танской империи под ударами восставших крестьян и мятежных феодалов. В период царствования Ли Бяня (937–943), правителя Южной Тан, появилась Академия, ставшая местом хранения многих тысяч картин и книг. Но особенно высокого уровня китайское коллекционирование достигло в последующий, сунский период (960–1279), когда в пору расцвета вступили и экономика, и культура нового объединен-ного государства.

Все вопросы, связанные с императорским коллекционированием, находились в ведении специальных государственных чиновников. Эксперты из их числа оценивали старинные свитки, тысячами стекавшиеся в департамент тайной письменности, и отбирали редкие экземпляры для собрания монарха, при этом особый департамент занимался проблемами хранения коллекции.

Согласно установленному порядку, ежегодно из императорского хранилища доставались свитки, которые проветривались, а затем экспонировались во дворце. Выполняя распоряжение монарха, придворные министры, ученые и мастера изобразительного искусства принимали участие в обсуждении художественных достоинств недавно созданных или древних произведений живописи и каллиграфии. Художественная критика в эпоху Сун переживала необычайный расцвет, чему в немалой степени способствовала Академия живописи, созданная в начале XII в. и ставшая первым в истории средневекового Китая государственным учреждением, объединившим лучшие художественные силы страны.

Наряду с императорским коллекционированием развивалось и частное. Как правило, на чистом поле живописного свитка они ставили свои печати и помещали тексты-комментарии, так называемые колофоны, в которых давали оценку художественным достоинствам картины. Обычай губительно сказывался на сохранности живописных произведений. Эта негативная привычка была не свойственна японским коллекционерам, хотя само частное коллекционирование стало развиваться в Японии в X–XI вв. под несомненным влиянием соседнего Китая, контакты с которым складывались исстари и у которого японцы заимствовали все, что только могли.

В Цинскую эпоху (1644–1912), когда в Китае установилась власть завоевавшей его маньчжурской династии, коллекционирование продолжало оставаться важнейшей стороной культурной жизни Поднебесной империи. В это время стали чаще публиковаться каталоги и описания крупных коллекций, однако доступ к ним, как и в прежние времена, был возможен лишь благодаря личному знакомству с владельцем или по рекомендательным письмам.

Итак, подобно тому, как это имело место в античной и средневековой Европе, в основе появления первых коллекций в странах Востока лежали религиозные мотивы. В сокровищницах у могил мусульманских мучеников, в индо-буддийских храмах и во дворцах светских владык со временем сформировались собрания красивых, дорогих и редких вещей, рукописей и произведений искусства. В некоторых восточных странах, например, в Китае, стало активно разви-ваться частное коллекционирование. Проблемы, связанные с оценкой произведений искусства, их атрибуцией и хранением, получили здесь высокую степень теоретической разработки гораздо раньше, чем это произошло в Европе. Но музей как особая культурная форма возник именно на европейской почве и лишь потом стал достоянием всего человечества. Особенности становления этого важнейшего социокультурного института мы рассмотрим в следующих главах.