Истоки и ход династических войн

Европейские государства по достоинству оценили новую расстановку сил, сложившуюся после Тридцатилетней войны. Начиная со второй половины XVII в. многие из них провозгласили целью своей внешней политики поддержание баланса сил. С тех пор стоило какому-нибудь агрессивному государству попытаться нарушить его в свою пользу, как против него почти моментально складывалась многочисленная коалиция государств, ставившая цель – восстановить баланс сил. Последовательной сторонницей баланса сил была Великобритания, островное государство, у которого не было сильной сухопутной армии и которое поэтому особенно ревниво относилось к любым его нарушениям.

А таких «возмутителей спокойствия» в Европе было немало. Большинство государств стремилось к расширению своей территории и увеличению численности населения путем присоединения частей других государств. Это стремление объяснялось во многом экономическими причинами. Земля и рабочие руки в то время ценились намного больше, чем в настоящее время. Сельское хозяйство во всех странах было главной отраслью экономики. Чем больше была площадь пахотных земель или пастбищ, чем больше крестьян трудилось на полях и на фермах, тем богаче и могущественней было государство. Отсюда стремление государств того времени к территориальному расширению, захвату новых земель с плодородными почвами и многочисленным населением.

Кроме сельского хозяйства важнейшим источником обогащения государств являлась мировая торговля. Поэтому они вели захватнические войны, чтобы контролировать мировые торговые пути, в особенности морские. С этой целью европейские государства в XVII–XVIII вв. значительно активизировали свою колониальную экспансию. Те из них, кто был лишен удобного выхода к морям, стремились его получить.

Большую роль играли и соображения престижа. Вестфальский мир уравнял в правах европейских монархов. Поэтому вес того или иного государства в международных делах стал окончательно определяться не титулом и родословной правителя или его рангом в феодальной иерархии, как было в Средние века. Решающее значение приобрело военное и экономическое могущество государства, которое было прямо пропорционально его размерам, наличию колониальной империи и роли в мировой торговле.

Тем не менее, предлогом для большинства войн, которые вели европейские государства во второй половине XVII – первой половине XVIII в., служили династические притязания. В результате деидеологизации международных отношений и снижения роли конфессионального фактора на первый план снова выдвинулись династические интересы. Это и понятно, поскольку большинство европейских государств, в том числе все крупные, оставались наследственными монархиями, в которых правили древние династии. Поэтому и отношения между государствами продолжали строиться во многом на основе династического права.

Но в XVII–XVIII вв. в результате развития абсолютизма и концентрации государственной власти в руках монархов в основном завершился процесс своеобразного «огосударствления» древних королевских династий, их «сращивания» с государством, их приобщения к многообразию задач и целей, стоявших крупным современным единым и централизованным государством. Это выражалось в понимании монархами своей ответственности за благополучие и процветание собственного государства. Такой перемене в отношении монархов к государству во многом способствовало Просвещение, благодаря которому в европейской культуре утвердились новые ценности экономического прогресса, благосостояния, науки и образования. Под влиянием Просвещения правительства Пруссии, монархии Габсбургов, России, Франции, Испании и других стран проводят политику просвещенного абсолютизма, находящую выражение в политических, социальных и экономических реформах. Вместе с тем династические притязания служат и благовидным прикрытием для откровенно корыстных, захватнических целей внешней политики. Они позволяли европейским правительствам «сохранять хорошую мину при плохой игре».

Агрессивный курс внешней политики, направленный на изменение в свою пользу существующего соотношения сил, проводило в последней трети XVII – начале XVIII в. правительство французского короля Людовика XIV. Не получив за своей супругой испанской инфантой Марией-Терезией приданого, обусловленного брачным контрактом, он потребовал у испанского короля в качестве отступного территории в Южных Нидерландах. Поскольку тот отказал, Людовик XIV в 1667–1668 гг. попытался силой захватить Южные Нидерланды. Это война получила название «деволюционной», поскольку французы ее обосновывали так называемым деволюционным правом. Речь идет об обычае Нидерландов, точнее, одной из их провинций, Брабанта, согласно которому дети от второго брака лишались наследства после отца. Испанский король Филипп IV умер в 1665 г., оставив от первого брака только дочь Марию-Терезию (супругу Людовика XIV). На трон вступил его сын Карл II от второго брака. Этим обстоятельством и воспользовался Людовик XIV, потребовав, в соответствии с деволюционным правом, передачи Нидерландов Марии-Терезии. Ввиду отказа Испании удовлетворить это требование во Фландрию вторглись французские войска. Действия Людовика XIV, однако, вызвали беспокойство других государств, в том числе Англии, Голландии и Швеции. Поэтому французский король поспешил завершить дело миром. По Ахенскому договору 1668 г. Франция сохранила свои завоевания во Фландрии (в т.ч. города Лилль и Дуэ).

В 1672–1678 гг. Людовик XIV развязал агрессивную войну против Голландии. В союзе с ним выступили Англия и Швеция. Французская армия под командированием знаменитых полководцев Тюренна и Конде овладела рядом голландских крепостей и вторглась в глубь страны. Возникла угроза захвата Амстердама. Голландцам удалось остановить французов, лишь открыв шлюзы плотин и затопив часть страны. И на этот раз успехи французских войск вызвали беспокойство ряда государств, которые образовали в 1673–1674 гг. мощную антифранцузскую коалицию. В нее вошли Голландия, император Священной Римской империи, многие члены Империи, в т.ч. Бранденбург, а также Испания и Дания. В 1678–1679 гг. в Нимвегене (Нидерланды) была подписана серия мирных договоров, которые положили конец Голландской войне Людовика XVI. Согласно франко-голландскому договору 10 августа 1678 г., Франция очищала занятую ею в ходе войны голландскую территорию, тогда как Голландия признавала права Франции на колонии Гвиане и Сенегале. По франко-испанскому договору 17 сентября 1678 г. Испания уступала Франции Франш-Конте и ряд территорий в Испанских Нидерландах, а Франция вернула Испании часть Южных Нидерландов. Франко-имперский договор 5 февраля 1679 г. в основном под-тверждал условия Вестфальского мира. Шведско-голландский договор 12 октября 1679 г. просто прекратил состояние войны между обеими сторонами. В целом, Нимвегенский мир означал шаг к господству Франции в Европе.

В дальнейшем для обоснования своих притязаний на анклавы иностранных государей, преимущественно германских князей, оставшиеся внутри французской территории, Людовик XIV образовал специальные комиссии из числа юристов – так называемые «палаты воссоединения». Их члены должны были разыскивать древние документы, на основании которых можно было бы доказать права французского короля на эти анклавы. Иностранным государям предлагалось принести присягу вассальной верности Людовику XIV, в противном случае им угрожали конфискацией этих территорией. Политика «воссоединений» оказалась настолько успешной, что в 1681 г. Людовик XIV, не утруждая себя никакими доказательствами, захватил город Страсбург.

В 1686 г., благодаря стараниям статхаудера Соединенных Провинций Вильгельма Оранского, ряд европейских государств – Империя, Испания, Голландия, Савойя, некоторые немецкие князья и мелкие итальянские монархи, а также Швеция – заключили тайный антифранцузский союз – Аугсбургскую лигу. После тoгo, как в 1689 г. Вильгельм Оранский стал английским королем, к Аугсбургской лиге примкнула и Англия. Таким образом, Франция оказалась в полной международной изоляции. Это, однако, не остановило Людовика XIV, который ввязался в длительную войну с союзными державами. Ее называют также войной за пфальцское наследство, или Орлеанской войной. Она началась в сентябре 1688 г. вторжением францyзских войск в Пфальц. Людовик XIV выступил с притязаниями на значительную часть этого немецкого государства под предлогом защиты прав жены своего брата герцогини Орлеанской (дочери умершего в 1685 г. курфюрста Карла Пфальцского). Военные действия велись широким фронтом во многих местностях Германии, в Нидерландах, Испании. Французские войска были отправлены даже в Ирландию, чтобы оказать поддержку восстанию 1688–1691 гг. против английского господства. Одержав ряд побед на суше, французы потерпели поражение на море от соединенного англо-голландского флота. Война завершилась лишь в 1697 г. весьма неблагоприятным для Франции Рисвикским миром, как называют серию договоров, заключенных сторонами. По этому миру Франция отказалась от ранее захваченных испанских и имперских территорий в Каталонии, Нидерландах и некоторых районах левобережья Рейна.

Наиболее длительной и тяжелой для Франции была война за испанское наследство в 1701-1714 гг., обусловленная желанием Людовика XIV посадить на испанский трон своего вну-ка. Поскольку у испанского короля Карла II не было прямых наследников, европейские монархи заблаговременно договорились о разделе владений испанской короны. Но уже после того, как они заключили между собой соответствующие договоры, Карл II спутал им все карты. Незадолго до своей кончины в 1700 г. он написал завещание, согласно которому объявлял своим преемником на испанском троне французского принца Филиппа Анжуйского, внука Людовика XIV.

Король-солнце встал перед трудным выбором: либо выполнить ранее достигнутые договоренности и ограничиться минимальными приобретениями, либо признать завещание и попытаться заполучить все испанское наследство. После некоторых колебаний Людовик XIV решил рискнуть. Он заявил о признании прав своего внука на испанский трон. Один из государственных деятелей Франции того времени воскликнул: «Пиренеев больше нет!». Эта фраза выражала стремление правящих кругов Франции к созданию объединенной франко-испанской монархии, равной которой по размерам территории, численности населения, армии и экономическим ресурсам (учитывая испанские колонии) в то время не было.

Произошло то, чего и следовало ожидать. Против Франции снова дружно выступила коалиция почти всех крупных государств Европы. 7 сентября 1701 г. в Гааге Англия и Голландия заключили союз с императором Священной Римской империи (так называемый Большой альянс) и в мае 1702 г. объявили войну Франции. Впоследствии к антифранцузской коалиции присоединились Бранденбург и большинство других германских княжеств, Дания, Португалия и т.д. Франция оказалась почти в полной международной изоляции. Большие надежды Людовик XIV возлагал на помощь Швеции, традиционного союзника Франции, одного из звеньев «Восточного барьера», выстроенного в прошлом французской дипломатией для давления на Империю. Молодой шведский король Карл XII обещал оказать Франции помощь. Однако выполнить это обещание ему помешала Северная война 1700–1721 гг., которую он был вынужден вести против коалиции России, Саксонии, Польши и Дании.

Военные действия развернулись в Испании, Нидерландах, Германии, Италии, колониях и на море. Во главе англо-голландских войск стоял герцог Мальборо, имперских войск – Евгений Савойский. Они нанесли французам ряд крупных поражений. Один из претендентов на испанскую корону, австрийский эрцгерцог Карл, при поддержке английского флота высадился в Испании и провозгласил себя королем. Положение французов казалось безнадежным. Но избрание в 1711 г. эрцгерцога императором Священной Римской империи Карлом VI существенно изменило международную обстановку. Как реальную угрозу своим интересам большинство государств восприняло возможность объединения в руках Габсбургов австрийских и испанских владений. В 1712 г. в Утрехте начались переговоры союзников (за исключением Империи) с Францией, на следующий год закончившиеся подписанием мирного договора. Война Империи и ряда германских князей с Францией продолжалась до 1714 г., когда в Раштатте и между ними был заключен мирный договор.

В результате длительной войны, до предела истощившей Францию, Людовику XIV пришлось умерить свои притязания. По Утрехтскому миру, заключенному 11 апреля 1713 г. между Францией и Испанией, с одной стороны, Англией, Голландией, Бранденбургом и Савойей – с другой; и Раштаттскому миру 7 марта 1714 г. между Францией, Испанией и Империей, его внук Филипп V Бурбон все же сохранил испанскую корону, но лишь при условии отказа его наследников от прав на французский трон. Австрийские Габсбурги получили испанские владения в Южных Нидерландах (Бельгии) и в Италии (Миланское герцогство, Королевство Обеих Сицилий и др.). Значительных выгод добилась Англия: она получила в свое владение Гибралтар и о. Менорку в Средиземном море, территории в Северной Америке (остров Ньюфаундленд и др.), а также монопольное право торговли рабами – т.н. асьенто (асьенто – договоры, по которым Испания в XVI–XVIII вв. предоставляла частным лицам или иностранным государствам монопольное право на ввоз негров-рабов в свои американские владения. В XVI– XVII вв. это право принадлежало в разное время фламандцам, генуэзцам, голландцам; в 1701 г. было предоставлено Франции, а в 1713 г. сроком на 30 лет – Англии).

Главный итог Войны за испанское наследство заключался в том, что потерпели крах намерения Людовика XIV изменить расстановку сил в свою пользу и добиться господства Франции в Европе и колониях. Благодаря усилиям антифранцузской коалиции баланс сил в начале XVIII в. был восстановлен: некоторое усиление позиций Франции благодаря воцарению в Испании родственной династии (испанских Бурбонов) было уравновешено территориальными и колониальными компенсациями другим государствам. В частности, Южные Нидерланды вошли в состав монархии Габсбургов.

Кроме Франции угроза европейскому балансу сил исходила также от так называемых «новых держав», как современники называли Швецию, Бранденбургско-Прусское Государство и Россию, сумевших благодаря внутренним преобразованиям и успешной внешней экспансии значительно поднять свое военное могущество, политическое влияние и международный авторитет.

В течение всей второй половины XVIIв. Швеция вела напряженные войны с соседними странами: Данией, Бранденбургом (впоследствии – Пруссией), Речью Посполитой, Россией. Она стремилась не только к господству в Северной Европе. В первой половине XVII в. шведы устроили свои колонии на побережье Северной Америки и Западной Африки. Однако не смогли их удержать. Спустя несколько лет шведские колонии стали добычей других, более сильных колониальных держав, главным образом Англии.

В Восточной Прибалтике захватническая политика шведских королей столкнулась с противодействием России, которая значительно усилилась в результате присоединения Левобережной Украины (по Андрусовскому перемирию 1667 г. и «Вечному миру» с Польшей 1686 г.). Главной задачей России в области внешней политики являлось получение свободного доступа к мировым торговым путям, следовательно, выхода к морю. Она оспаривала у Швеции право владеть берегами Финского залива, ранее принадлежавшими Русскому государству. Одновременно она не забывала и о Черном море, по которому еще в Средние века пролегал торговый путь из Северной Европы в Южную («из варяг в греки») и далее на азиатский Восток. В 1686 г. Россия примкнула к Священной лиге – коалиции европейских государств, включая Империю, Речь Посполитую и Венецию,– которая объявила Турции войну. Частью этой общеевропейской войны против Османской империи, которая велась на Балканах и в Средиземном море, явились Крымские походы русских войск 1687 и 1689 гг., а также Азовский поход 1695–1696 гг. Петра I. Однако надежды, которые русское правительство возлагало на эту войну, не оправдались. Противоречия из-за испанского наследства побудили союзников России поспешить с заключением мира. В 1699 г. с Турцией было подписано Карловицкое перемирие, по которому Россия получила Азов в устье реки Дон. Поэтому Россия переключила свое внимание на Балтийское море.

Решающей схваткой между Швецией и Россией за господство на Балтийском море явилась Северная война 1700–1721 годов. Россия вела ее в благоприятной международной обстановке. Ей удалось заручиться поддержкой ряда государств Европы, в частности, Дании и объединенных в форме личной унии Саксонии и Речи Посполитой. Швеция же осталась в одиночестве, потому что большинство европейских государств было занято войной за испанское наследство. Северная война закончилась убедительной победой России. По Ништадтскому мирному договору 1721 г. Россия получила значительную часть восточного побережья Балтийского моря с портами Ригой, Ревелем, Выборгом др. В 1703 г. в устье Невы был основан Санкт-Петербург, ставший в 1712 г. новой столицей Русского государства. Значение этой победы столь высоко оценивалось русским правительством, что несколько месяцев спустя после подписания Ништадтского мира Петр I упразднил титул царя и принял титул императора. Отсюда новое название государства – Российская империя, вошедшее в употребление с обычными (Русское государство, Россия).

С 1697 г. польским королем был саксонский курфюрст Август II, который проводил дружественную по отношению к России политику. На территории Речи Посполитой находились значительные силы русской армии. В результате влияние России в польских землях усилилось. Это, однако, противоречило интересам части польской знати, которая в 1733 г., после смерти Августа II, избрала королем магната Станислава Лещинского, который был тестем Людовика XV. Польше издавна, еще с XVI–XVII вв., отводилась важная роль во внешнеполитических планах Франции. Наряду с Османский империей и Швецией, это государство в течение длительного времени являлось неотъемлемой частью «Восточного барьера», обращенного против монархии Габсбургов. Против Франции выступили Россия, Саксония и монархия Габсбургов, недовольные избранием Лещинского польским королем. Началась т.н. война за Польское наследство. На территорию Речи Посполитой вошли русские войска, которые развернули военные действия против сторонников Лещинского. Одновременно войска Габсбургов вступили в сражения с французами в Северной Италии. В конце концов Франция и силы ее ставленника потерпели поражение. Саксонский курфюрст Фридрих Август был избран польским королем под именем Августа III. Во второй половине XVII в. возрастает международное влияние Прусско-Бранденбургского государства, возникшего в 1618 г. в результате объединения курфюршества Бранденбург и герцогства Пруссия (бывшего Тевтонского ордена) под властью правителей из династии Гогенцоллернов. В 1701 г. курфюрст Фридрих IIIв обмен на участие в войне за испанское наследство получил от императора Священной Римской империи титул Короля. С этого момента Бранденбургско-прусское государство превратилось в королевство Пруссия. Особенность ее положения заключалась в том, что она состояла из нескольких частей, разбросанных на значительном расстоянии от Рейна до Немана. Поэтому прусские короли главной задачей своей внешней политики считали территориальную консолидацию королевства путем присоединения сопредельных владений. С этой целью они создали армию, которая по праву считалась одной из сильнейших в Европе.

Первой крупной агрессивной войной Пруссии было нападение в 1740 г. на монархию Габсбургов. Поводом послужила смерть императора Священной Римской империи и правителя монархии Габсбургов Карла VI, не оставившего мужского наследника по прямой линии. Однако он заблаговременно, еще в 1713 г. издал т.н. Прагматическую санкцию (закон), в соответствии с которым все наследственные земли Габсбургов на вечные времена должны были оставаться нераздельными, и при отсутствии мужского потомства, переходить к дочерям императора. После смерти императора Карла VI в 1740 г. его старшая дочь Мария-Терезия, согласно Прагматической санкции, вступила во владение всеми землями монархии Габсбургов. Это вызвало негативную реакцию многих государей. Первым о своих правах на австрийское наследство заявил прусский король Фридрих II. Он силой захватил Силезию, одну из провинций монархии Габсбургов. Его примеру последовали и другие европейские монархи, в том числе и члены Империи. В частности, курфюрст баварский Карл-Альбрехт в качестве потомка Анны, дочери императора Фердинанда I, притязал на все наследство Габсбургов. С аналогичными притязаниям выступила Испания, кото-рая ссылалась на старинные наследственные договоры между австрийской и испанской линиями Габсбургского дома. Так же поступил и курфюрст саксонский Август III, женатый на старшей дочери императора Иосифа I, правившего в начале XVIII века. Франция решила воспользоваться династическим спором, чтобы окончательно сокрушить ненавистную монархию Габсбургов. Началась общеевропейская война за австрийское наследство.

В этой войне молодую правительницу наследственных владений Габсбургов Марию-Терезию поддержали Россия, Великобритания и Голландия. Россия не желала ослабления монархии Габсбургов, поскольку рассчитывала на союз с ней в борьбе против Османской империи. И действительно, на протяжении XVIII в. русские и австрийцы не раз вместе воевали против турок. Великобритания и Голландия усматривали в агрессивных действиях Пруссии и Франции попытку нарушить в свою пользу соотношение сил в Европе. Оба государства были особенно чувствительны к любым политическим переменам на континенте, потому что не имели сильных сухопутных армий, способных защитить территорию крохотной Голландии и Ганновера, владения английских королей из Ганноверской династии, которые стали править в Великобритании, начиная с 1714 года. Военные действия развернулись как в Европе, например, в Нидерландах и Лотарингии (куда был послан русский экспедиционный корпус), так и в колониях – Индии, Америке.

Габсбургам в конечном счете удалось сохранить наследственные владения. Вернули они и титул императора Священной Римской империи. После короткого перерыва, когда императором был курфюрст Баварский, в 1745 г. Франц Стефан герцог Лотарингский, супруг Марии-Терезии, был избран императором Францем I. Правда, они не сумели вернуть Силезию, которая так и осталась в руках Прусского короля. Не досчитались они и некоторых территорий в Италии.

В итоге войны за австрийское наследство удалось сохранить баланс сил основных европейских государств. Однако мир оказался непрочным, потому что в ходе войны обнаружились острейшие противоречия и соперничество между династиями Габсбургов и Гогенцоллернов, правившей в Пруссии. Австро-прусский антагонизм внес существенные изменения в расстановку сил на международной арене. Наряду с англо-французскими противоречиями он стал той осью, вокруг которой на протяжении длительного времени вращалась европейская политика.

Будет полезно почитать по теме: