Французская революция конца XVIII века и реакция Европы

Вестфальская система международных отношений окончательно рухнула под ударами Французской революции конца XVIII века. Французский народ восстал против своего абсолютистского правительства в 1789 г., т.е. всего лишь через 6 лет после заключения Версальского мирного договора. И это не простое совпадение. Оба события – война за независимость в Северной Америке и Французская революция – настолько духовно, идейно родственны между собой, что некоторыми историками они рассматриваются как последовательные эпизоды одного и того же исторического явления, которое они называют «Атлантической революцией». Во всяком случае, обе они – и война, и революция – во многом исходили из теории национального суверенитета.

Но в отличие от Войны за независимость в Северной Америке, которая с самого начала вызвала серьезные международные потрясения, поскольку речь шла об отделении колоний от метрополии, т.е. фактически одного народа от другого, революция во Франции началась как явление внутренней жизни этой страны. Конфликт возник на почве противоречий по вопросу о целесообразности, форме, темпах и способах осуществления различных реформ внутреннего устройства. Накануне революции огромного размера достиг бюджетный дефицит, причем, он возник именно в годы Войны за независимость в Северной Америке. Франция помогла повстанцам добиться победы, отправила в Америку экспедиционный корпус и флот и сильно на этом поиздержалась. Рост расходов не был компенсирован увеличением доходов, и проблема дефицита стала одним из острейших вопросов внутренней политики, которые привели к революции. Остро стояли и более общие вопросы о привилегиях дворянства и духовенства, сеньориальном строе в деревне, об ограничении королевского абсолютизма, народном представительстве и др. В любом случае вопросы внешней политики Франции и международных отношений не занимали центрального места в дискуссиях накануне и в начале революции.

Первые годы революции, вплоть до 1791 г., французские революционеры даже не особенно задумывались о внешнеполитических последствиях своих действий. Внешняя политика, международная обстановка не очень их волновали. Потому что в это время все основные европейские державы были заняты решением других, более важных для себя проблем. Россия и монархия Габсбургов воевали на Востоке против турок. В августе 1787 г. Порта (Порта (франц. Porte, итал. Porta, букв. – дверь, врата) (Оттоманская Порта, Высокая Порта, Блистательная Порта), принятые в европейских документах и литературе (в Средние века и Новое время) названия правительства Османской империи) предъявила России ультиматум, требуя возвращения Крыма, признания Грузии вассальным владением султана и осмотра русских судов, проходящих через Черноморские проливы. Поскольку Россия отвергла ультиматум, 13(24) августа Османская империя объявила ей войну. В январе 1788 г. в войну против Турции вступила Австрия, но война велась вяло, поскольку внимание России отвлекала война. Русско-шведская война 1788–1790 гг. была обусловлена стремлением Швеции вернуть утраченные в прошлом территории в Восточной Прибалтике. Эта война закончилась Верельским мирным договором, подтвердившим приобретения России по Ништадтскому 1721 г. и Абоскому 1743 г. договорам. Заключение мира со Швецией позволило русским войскам осенью 1790 г. начать наступление на Дунае. В декабре войска под командованием А.В. Суворова штурмом овладели крепостью Измаил, а уже в июне 1791 г. русские войска под командованием Н.В. Репнина переправились через Дунай и нанесли турецкой армии ряд поражений. На Кавказе была взята Анапа. После разгрома Ф.Ф. Ушаковым (Ушаков Федор Федорович (1745-1817), российский флотоводец, адмирал (1799), один из создателей Черноморского флота и с 1790 г. его командующий. Разработал и применил маневренную тактику, одержав ряд крупных побед над турецким флотом в Керченском морском сражении, у Тендры (1790) и Калиакрии (1791). Успешно провел Средиземноморский поход русского флота во время войны против Франции (1798-1800) турецкого флота при Калиакрии с Османской империей 29 декабря 1791 г. (9 января 1792 г.) был заключен Ясский мирный договор, по которому к России отошла территория между Южным Бугом и Днестром, а также подтверждено присоединение Крыма.

Кроме войны с Турцией монархия Габсбургов была озабочена тем, что в 1787–1788 гг. восстали подданные в Южных Нидерландах. Причиной восстания послужили антиклерикальные реформы, которые проводили в своих владениях правительница монархии Габсбургов Мария-Терезия и император Священной римской империи Иосиф II. Они изъяли из ведения католической церкви школы и благотворительные заведения, запретили деятельность Ордена иезуитов, закрыли большое количество католических монастырей. Эти меры вызвали недовольство жителей Южных Нидерландов как недопустимое вмешательство иностранного по сути правительства в их внутренние дела.

Восстание в Южных Нидерландах привело к обострению противоречий между монархией Габсбургов и Пруссией. С одной стороны, Габсбурги попросили Пруссию оказать помощь в подавлении восстания в Южных Нидерландах. Прусский король действительно направил туда свои войска. С другой стороны, прусский король считал возможным воспользоваться трудностями Габсбургов для того, чтобы поднять авторитет своей монархии. Эти события обеспокоили Великобританию, которая еще не оправилась после поражения в Северной Америке. Разгоравшаяся война в Южных Нидерландах прямо угрожала ганноверским владениям английских королей (с 1714 г. в Великобритании правила ганноверская династия). Кроме того, британское правительство было обеспокоено успехами русских и австрийских войск в войне с Турцией на Балканах. Великобритания хотела контролировать кратчайший путь из Европы в Южную Азию, который проходил через Балканы, Малую Азию и Египет, и боялась, что он может попасть в руки других держав, в первую очередь России. Ведь возможный раздел турецких владений на Балканах и завоевания в Закавказье открывали России доступ в восточное Средиземноморье и теплые моря (моря, омывающие берега Южной Азии). Лучшим и самым практичным способом помешать этому было, с точки зрения британских правящих кругов, сохранить территориальную целостность Османской империи, подчинив ее британскому влиянию.

На фоне всех этих событий и проблем международной жизни революция во Франции сначала не произвела особого впечатления на европейские правительства. Они были озабочены своими проблемами. Кроме того, они не без некоторого злорадства наблюдали за трудностями французской монархии, которая успела перессориться с большинством государств и которую считали самой консервативной, политически самой отсталой в Европе. Действительно, в течение XVIII в. Франция сильно отстала от других стран, таких как Пруссия, монархия Габсбургов и Россия, по размаху и глубине реформ, проводимых в духе просвещенного абсолютизма.

Таким образом, первые год-два Французская революция протекала в весьма благоприятных международных условиях. Это обусловило в целом миролюбивую внешнюю политику революционных властей, заявлявших о своем стремлении поддерживать добрососедские отношения с другими государствами. В Конституции Франции, принятой 3 сентября 1791 г. и закрепившей важнейшие достижения первых лет революции, в т.ч. отмену сословных привилегий и сеньориального строя в деревне, учреждение основных политических и экономических свобод, разделение властей, представительное правление и пр., особый раздел был посвящен «отношениям французской нации к иностранным нациям». Конституция гласила: «Французская нация отказывается от ведения каких-либо завоевательных войной ни в коем случае не станет обращать свои вооруженные силы против свободы какого-либо народа».

Между тем, в 1791–1792 гг. произошло резкое обострение политических противоречий во Франции. Недальновидная финансовая политика правительства привела к инфляции, росту цен и ухудшению жизни городского населения. В августе 1792 г. в Париже вспыхнуло восстание, в результате которого Людовик XVI был свергнут и заключен вместе с королевой и детьми в тюрьму. Месяц спустя монархия была упразднена, Франция провозглашена республикой. А вскоре над Людовиком XVI был организован суд, который в январе 1793 г. вынес ему смертный приговор, вслед затем приведенный в исполнение. Спустя еще полгода к власти во Франции пришла революционная группировка якобинцев (Якобинцы (Jacobins), политическая группировка, пришедшая к власти в разгар Великой французской революции. Члены Якобинского клуба («Общества друзей конституции», 1789-1794). Назван по месту своих заседаний – помещению бывшего доминиканского (якобинского, по ул. Сен-Жак, т. е. Св. Якова, где в Париже разместилась первая доминиканская обитель) монастыря на ул. Сент-Оноре. Принадлежность к этому клубу, его поддержка были непременным условием доступа к власти до 9 термидора. Через него прошли и фейяны, и жирондисты, и монтаньяры. Период якобинской диктатуры стал высшей точкой восходящей линии революции. 24 июня 1793 была принята якобинская конституция, декларировавшая всеобщее избирательное право, однако реализация этого принципа была отложена до лучших времен из-за критического положения республики), установившая суровый режим диктатуры и террора.

Одновременно с радикализацией революции начали портиться и отношения Франции с соседями. Поводом к тому послужили действия самого революционного правительства. В конце 1789 – начале 1790 г. оно осуществило конфискацию церковных земель, переданных в фонд национальных имуществ, а также ввело гражданское устройство духовенства. Эти меры решитель-но осудил римский престол, который поддержали другие католические государства. Одновременно отмена сеньориального строя в деревне вызвала протесты ряда германских князей, имевших мелкие владения в Эльзасе. Они обратились с жалобой на действия французского правительства в германский рейхстаг, а также потребовали защиты со стороны европейских держав.

Отрицательно отнеслись иностранные государства и к действиям революционного правительства по отношению к старинным владениям папы римского на юге Франции – городу Авиньону и графству Венессен. Авиньон и графство Венессен – старинные владения пап римских. В Авиньоне с 1309 по 1377 г. размещалась папская резиденция (в период т.н. «авиньонского пленения пап»). Папа Климент VI приобрел Авиньон у Франции в 1348 году. Их население выступало за присоединение к Франции. 14 сентября 1791 г. Национальное собрание удовлетворило их желание, не считаясь с существующими международными договорами и обязательствами, руководствуясь единственно принципом национального суверенитета.

С февраля 1791 г. Пруссией и монархией Габсбургов начались тайные переговоры о сов-местных действиях против революционной Франции. В августе 1791 г. император Леопольд II (брат французской королевы Марии-Антуанетты) и прусский король Фридрих-Вильгельм II подписали в саксонском замке Пильниц совместную декларацию. В ней выражались озабоченность событиями во Франции и готовность вмешаться в ее внутренние дела для защиты института монархии и королевской семьи. В феврале 1792 г. Пруссия и монархия Габсбургов заключили военный союз против Франции.

Попытки иностранных государств вмешаться во внутренние дела Франции встретили решительный отпор революционных группировок. Они справедливо считали, что над Францией навис-ла угроза контрреволюционной интервенции, и призывали не ждать нападения, а первыми объявить войну реакционным монархиям. Их не смущало то обстоятельство, что в Конституции Франции, принятой в 1791 г., содержался формальный отказ от ведения завоевательных войн. Револю-ционеры говорили, что речь идет о войне не против других народов, а против их реакционных правительств, угрожающих Франции порабощением. В апреле 1792 г. Франция объявила войну сначала «королю Богемии и Венгрии» (т.е. монархии Габсбургов, которая не имела собственного названия и в состав которой входили королевства Богемия и Венгрия), а затем и Пруссии.