Неустойчивое равновесие в Европе

Национальные войны 1850-х – начала 1870-х годов XIXв. заметно изменили облик Европы. Прежде всего произошли перемены в составе основных держав. До этих войн определяющее влияние на европейскую политику оказывали Австрия, Россия, Франция, Великобритания и Пруссия. Теперь место Пруссии заняла Германская империя. Кроме нее на роль одной из ведущих держав Европы стала претендовать Италия.

Но главное, изменилось соотношение сил основных государств. Благодаря своим победам в национальных войнах, Германия и в меньшей мере Италия сумели выдвинуться на первый план в европейской политике. Остальные державы были вынуждены уступить им место. Франция частично растеряла свой международный авторитет вследствие неудач Наполеона IIIи в особенности поражения в войне 1870–1871 годов. Могущество России было подорвано Крымской войной, а также ее общей экономической и технической слабостью. После поражения в войне 1866 г. и от былого величия Австрии остались одни воспоминания.

За минувшее время не только не пошатнулось, но даже значительно возросло могущество Великобритании. Но ее влияние несколько уменьшилось. После окончания Крымской войны она потеряла интерес к европейским делам и перешла к политике так называемой «блестящей изоляции» (splendidisolation). Суть этой политики заключалась в том, что Великобритания, вопреки давним традициям, отказалась от участия в войнах и военных союзах на континенте Европы.

Такая перемена в поведении Великобритании отчасти объяснялась тем, что с 1837 г., когда на трон взошла королева Виктория, дети которой принадлежали к Саксен-Кобург-Готской династии, британские монархи утратили право на наследственные владения Ганноверской династии в Германии. Следовательно, Великобритания больше не нуждалась в союзниках среди континентальных держав, способных защищать эти владения от агрессоров. Имело значение также и то, что Великобритания стала уделять явно больше внимания колониальной политике. Во второй половине XIXв. она была поглощена реформами управления свой колониальной империей, самой обширной в мире. Да и вообще Великобританию устраивала сложившаяся на континенте Европы расстановка сил. В особенности она была удовлетворена ослаблением позиций Франции и России, которых в XIXв. считала своими главными соперниками на международной арене.

Снижение роли Великобритании, Франции, Австро-Венгрии и России в европейской политике, рост авторитета и влияния Германии и Италии – таковы основные черты международной обстановки, сложившейся в Европе последней трети XIXвека. Но хотя основные державы как бы поменялись ролями, общий баланс сил был восстановлен. На этой основе произошло определенное успокоение, умиротворение Европы. В 1870-е годы XIXв. в целом завершился бурный период ее истории, который сопровождался подъемом национальных движений и вспышками национальных войн. Началась относительно мирная полоса развития. Войны не нарушали покой Европы в течение почти половины столетия – вплоть до Первой мировой войны. Редкие вооруженные конфликты имели место в это время только на Балканском полуострове.

Однако поначалу международные отношения были весьма неустойчивыми. Раны, оставленные в Европе минувшими войнами, продолжали болеть и кровоточить, взаимные обиды еще долго не давали покоя народам. Укрепить мир, вернуть доверие народов друг к другу могла бы спокойная и рассудительная политика крупнейших государств, направленная на поиски компромиссов и примирение со вчерашними противниками. Пример другим могли бы подать страны, вышедшие победителями из национальных войн. Особенно Германия, самая могущественная и влиятельная держава континентальной Европы. От нее в решающей мере зависели судьбы Европы и мира в последней трети XIXвека.

На международной арене канцлер Бисмарк и после объединения Германии демонстрировал верность принципам «реальной политики». Он заботился прежде всего о выгодах и интересах своей страны, по-прежнему считая, что самой надежной гарантией их защиты является не право, а сила, т.е. военная мощь государства. Бисмарк исходил из убеждения, что наиболее опасным, непримиримым противником Германии была Франция, которая потерпела поражение в войне 1870–1871 гг. и, по его представлению, мечтала о реванше. Соответственно свою главную задачу в области внешней политики он видел в том, чтобы помешать ей в осуществлении этой мечты. Учитывая, что объединенная Германия по территории, численности населения, экономическому могуществу значительно превосходила Францию, Бисмарк предполагал, что французы никогда в одиночку, без поддержки других государств, не отважатся на войну. Поэтому он стремился изолировать Францию на международной арене, исключить возможность того, чтобы у нее появились союзники, особенно в Восточной Европе. Больше всего он хотел избежать войны на два фронта, т.е. одновременно на западной и восточной границах Германии. «Кошмар коалиций», иначе говоря, страх перед враждебными союзами, охватывающими Германию со всех сторон, стал одной из навязчивых идей Бисмарка. Такая политика отнюдь не способствовала примирению между Францией и Германией.

С целью изоляции Франции Бисмарк постарался установить дружеские отношения с Австро-Венгрией и Россией, единственными государствами, с которыми Германия имела общую границу на востоке. Труднее всего, по понятным причинам, это было сделать с Австро-Венгрией. Однако он преодолел все трудности. Бисмарку помогло то, что еще в 1866 г. он проявил предусмотрительность и пощадил самолюбие австрийцев – отказался от оскорбительных для них действий, в том числе и от оккупации Вены прусскими войсками. Что касается России, с которой он и раньше поддерживал дружественные отношения, то она охотно пошла на сближение с объединенной Германией, которую рассматривала как своего основного партнера на Западе.

24 апреля (6 мая) 1873 г. Россия и Германия заключили союзный договор, в соответствии с которым каждая из сторон обязалась предоставить в помощь друг другу 200-тыс. армию в случае нападения на одну из них какого-либо европейского государства. Спустя месяц, 25 мая (6 июня), стараниями Бисмарка Россия и Австро-Венгрия заключили консультативный пакт, к которому в октябре того же года присоединилась Германия. Так сложилась группировка трех государств, связанных между собой обязательствами о взаимных консультациях по международным вопросам и о взаимопомощи в случае войны. Она получила название Союз трех императоров, который неоднократно (в 1881 и 1884 гг.) возобновлялся и существовал до 1887 года.

Каждое из государств-участников этого Союза преследовало собственные цели. Россия и Австро-Венгрия нуждались в сильном союзнике и одновременно стремились получить хотя бы какие-то рычаги влияния на Германию, могущество которой их беспокоило. Предусмотрительность России оказалась совсем не лишней во время так называемой «военной тревоги» 1875 г., связанной с резкими высказываниями Бисмарка в адрес Франции. Когда Европа замерла в ожидании новой франко-германской войны, Россия смогла убедить германское правительство выступить с заявлением об отсутствии у него агрессивных намерений, что разрядило международную напряженность. Кроме того, союзные отношения с Германией позволяли России и Австро-Венгрии сосредоточить внимание на решении других задач внутренней и внешней политики, таких как проведение реформ, усиление своего влияния на Балканах и (в случае России) экспансия в Центральной Азии. Германия же благодаря Союзу трех императоров предотвратила сближение обоих держав с Францией и тем самым обеспечила себе на некоторое время весьма комфортное положение в Европе.

Однако Союз трех императоров оказался далеко не самым удачным творением Бисмарка. Миной замедленного действия, подложенной под этот Союз, оказались противоречия между Россией и Австро-Венгрией из-за Балкан, значительная часть которых по-прежнему находилась под османским господством.

Добившись в 1871 г. отмены «нейтрализации» Черного моря, Россия стремилась восстановить свое влияние и на Балканах. Тем самым она хотела, во-первых, облегчить участь христианских подданных турецкого султана, в большинстве славян – болгар, сербов и др., а во-вторых, установить контроль над Черноморскими проливами, имевшими для России важное военное и экономическое значение. Австро-Венгрия преследовала прямо противоположные цели. Она боялась перемен на Балканах, в особенности же отделения от Османской империи балканских народов и образования ими независимых государств. Правительство Австро-Венгрии опасалось, что это побудило бы и славянские народы дуалистической монархии еще более решительно добиваться удовлетворения своих национальных требований, что привело бы к окончательному развалу древней монархии Габсбургов.

Резкому обострению русско-австрийских противоречий способствовал небывалый в истории подъем освободительного движения народов Балканского полуострова против османского господства в середине 1870-х годов XIXвека. Его подготовили глубокие перемены, происшедшие в их положении с начала столетия. Еще на рубеже XVIII–XIXвв. некоторые из них добились самостоятельности под верховной властью турецкого султана. Это явилось результатом как сопротивления самих этих народов иностранному господству, не раз принимавшего форму народных восстаний, так и победы России и других европейских государств в войнах с Османской империей. Причем, в рядах русских войск на Балканах обычно сражались против турок отряды народного ополчения, сформированные из местных жителей. В течение всего этого времени Россия и другие европейские державы настойчиво добивались от османского правительства проведения реформ в интересах христиан. Так в составе Османской империи возникли автономные княжества Сербия и Черногория. Валахия и Молдавия всегда пользовались под властью Османской империи некоторой долей самостоятельности.

По мере успехов освободительной борьбы возрастала и степень самостоятельности этих княжеств. С их территории были постепенно выведены турецкие войска, а крепости и другие военные объекты перешли под контроль национальных вооруженных формирований. Первой добилась этого еще в конце XVIIIв. Черногория. После Крымской войны турецкие войска покинули и территорию Валахии и Молдавии, образовавших в 1860-е годы XIXв. единое государство Румынию. К середине 1870-х годов XIXв. турецких гарнизонов уже практически не осталось и в Сербии. Повсеместно возникли национальные правительства, законы и армии. Власть турецкого султана над этими княжествами стала номинальной. Однако Османская империя противилась предоставлению им полной независимости.

Успеху освободительной борьбы балканских народов способствовало то, что на протяжении XIXв. их экономика переживала подъем. Развивались сельское хозяйство, ремесло, торговля, правда, во многом еще в старых, средневековых формах. Балканские владения Османской империи были к началу последней трети XIXв. едва ли не единственным уголком Европы, которого еще не коснулась промышленная революция, а значит, там не было ни современных заводов, ни железных дорог, ни соответствующих им форм предпринимательства и общественной жизни. Отсталые по западноевропейским меркам, они, однако, превосходили по уровню своего экономического развития другие провинции Османской империи.