Теоретические вопросы правового регулирования в сфере искусства

Менеджеры в широком смысле являются специалистами по управлению. В сфере искусства менеджера нельзя отождествить с художником, скульптором, автором произведения, если только сам автор не начинает заниматься продвижением своих произведений на рынок товаров и услуг. В сфере деятельности зрелищных предприятий (театров, цирков и др.) владельцы, арендаторы или содержатели подобных предприятий именуются антрепренерами (т.е. предпринимателями в переводе с французского языка). В артистической среде частный предприниматель, являющийся организатором зрелищных предприятий или агентом артиста, действующий от его имени, заключающий для него контракты, именуется импрессарио. Таким образом, конечным объектом менеджмента в искусстве является общество, публика, целевая аудитория, воспринимающая произведения искусства. В этом смысле сами произведения искусства являются промежуточным объектом менеджмента, нацеленного на то, чтобы их сохранить, распространить, сделать доступными, продать, рекламировать и т.д.

У создателя произведений искусства (художника, автора) творение, наоборот, является главным объектом его усилий, интеллектуальной и творческой деятельности. Вспомним известные строки знаменитого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина (1799-1837): «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Только когда произведение создается по официальному, юридически оформленному заказу (служебное, заказное произведение) или под влиянием осмысляемой его автором конъюнктуры, оно с самого начала в большей мере вовлечено в сферу менеждмента.

Субъектом менеджмента в искусстве становится, в конечном счете, произведение искусства, собрание, коллекция, наследие, творческая личность, группа или организация. Элементы менеджмента присутствовали при общеевропейском распространении вслед за Французской революцией в разных странах в начале XIX в. произведений романтического направления различных видов искусства. Не обходилась без элементов менеджмента и деятельность с 1870 г. живописцев из круга Товарищества передвижных художественных выставок в пореформенной России 2-й пол. XIX в., деятельность авангардного искусства. Объектом такого менеджмента становятся ценители, профессионалы, элиты, поклонники, выбранная целевая аудитория с учетом возрастных, профессиональных, образовательных, психологических, культурных и других особенностей, широкие массы населения в целом. Целями, задачами менеджмента становятся реклама (промоушен), распространение информации в более широком смысле, просвещение, воспитание, извлечение прибыли от продажи прозведений искусства.

Понятно, что столь широкая разносторонняя деятельность не может развиваться вне правового пространства социума, не может не сталкиваться с определенными ограничениями, направленными на защиту тех или иных прав и интересов. Правовые нормы и традиции не только современных обществ, но и практически всех исторически известных цивилизаций и государств так или иначе затрагивали различные аспекты той деятельности, которая может пониматься и трактоваться как менеджмент в сфере искусства, которая имеет в большей или меньшей степени его признаки.

Объектом настоящего курса, как следует из его названия, является не сам менеджмент, т.е. не вопросы подбора кадров, изучения рынка сбыта, техники рекламной деятельности, возможной цены музейных и выставочных билетов, нормы прибыли, себестоимости мероприятий, возможности использовать прибыль от них для реставрации, консервации, изучения и публикации памятников искусства и т.п. В курсе речь идет о правовых основах менеджмента, т.е. о допустимых границах той или иной деятельности, ее правилах, защите интересов и защите культурного наследия, памятников и произведений искусства.

Проблемы официально допустимых границ той или иной деятельности тесно связаны с фундаментальными разделами правовой науки, с теорией и философией права, его историей. Неофициальные границы деятельности относятся уже к философскому разделу – понятию об этике. Перечисленные проблемы базируются на тех явлениях, нормах и традициях, которые изучают также социология и психология (в частности, понятия: социальная желательность и социальный контроль, девиантное – отклоняющееся поведение, субкультура, контркультура, антикультура, референтная группа и др.).

Правовое регулирование менеджмента в искусстве затрагивает, с одной стороны, авторов произведений, их наследников, собственников и обладателей произведений. Речь идет о защите авторского права в имущественном и неимущественном аспектах, защите репутации и т.п., о сохранности, хранении, доступности и учете произведений культурного наследия.

С другой стороны, правовое регулирование менеджмента в искусстве затрагивает интересы общества, зрителей, посетителей музеев и выставок, спектаклей и концертов, слушателей и читателей и т.п. Это связано с неизбежными социальными функциями искусства, которые рассматривает теория искусства. Возникает проблема, коллизия защиты прав и интересов как субъекта, так и объекта менеджерской деятельности в сфере искусства. Получается, что правовые аспекты такого менеджмента связаны не с рождением произведения искусства, не с вопросами свободы творчества в чистом виде (ст. 44 Конституции Российской Федерации), а с рекламой, продвижением на конкретных территориях и в конкретных социально-экономических, социально-политических и культурных условиях конкретных результатов творчества определенных лиц или групп.

Эти особенности менее заметны при работе с классическим наследием, которое отобрало время, которое передала нам история цивилизованных обществ, культур, государств. Впрочем, специалист понимает, что, как правило, в обществе известна лишь определенная выборка богатого исторического культурного наследия. Такая выборка связана с ожидаемыми ассоциациями, готовыми образами, популярными символами. Узкий специалист работает с более обширным материалом, чем тот, который подвергается популяризации и входит в систему широкого общественного образования.

При обращении к искусству, создаваемому современниками менеджеров и зрителей, ценителей, покупателей и потребителей искусства, становится ясно, что далеко не в равных условиях находится тот художник или артист, у которого есть менеджер или антрепренер (импрессарио), и тот, у кого нет агентов, профессионально продвигающих и рекламирующих его творчество. На компенсацию неравенства таких условий направляются, например, государственная поддержка народных промыслов и усилия по сохранению культурного наследия.

Надо учитывать, что менеджер встречается не только с искусством вообще, но и с плодами деятельности определенных лиц и групп, ставит теоретические и практические вопросы о критериях профессионализма в искусстве, о том, что можно относить к искусству, а что не является искусством, хотя претендует на широкий спектр различных почестей, льгот и привилегий, которые исторически связаны с ореолом, окружающим понятие искусства.

Социальные функции искусства и его отдельных видов, аллегоричность искусства и его сильное эмоциональное воздействие, формирование или переформирование в обществе средствами искусства привычной традиционной знаковой образой системы, вызывающей прогнозируемый эмоциональный отклик (искусство сатирическое, агитационно-пропаган-дистское), – все эти явления тесно связаны с понятиями социального заказа.

Социальный же заказ бывает не только общекультурным или государственным, политическим, но может быть и заказом со стороны субкультур и контркультур, бывает связан с конъюнктурой политической борьбы, с понятием информационных войн. Искусство воздействует на подсознание, пробуждает или подавляет скрытые силы и эмоции. Искусство способно манипулировать некоторыми людьми. Психологической защитой в данном случае является степень внушаемости, закон избирательного пользования средой, явление актуализации тех или иных внешних раздражителей для индивида.

Проблемами критериев и квалификации в искусстве в СССР должны были заниматься художественные советы и экспертизы. Оставаясь вне сферы правового регулирования, столь мощные механизмы рано или поздно в той или иной степени попадают в руки заказчиков, интересы которых вступают в противоречие друг с другом, с интересами общества и государства, с моралью и традициями, с интересами и правами разных социально-экономических и социально-психологических групп, с гарантиями удовлетворения различных потребностей. Может возникнуть мотивация, связанная со стремлением извлечения прибыли любой ценой, со стремлением прославиться любой ценой (геростратова слава, графомания), с желанием дикскредитировать конкурента, соперника или коллегу (сюжет о Моцарте и Сальери). Историк любой эпохи хорошо знает множество подобных случаев.

Пристальное внимание к современным обществам легко покажет, что в них (в пределах конкретных государств и за их границами) имеются потенциальные и даже традиционные заказчики различной субкультурной деятельности, для содействия которой средства искусства оказываются весьма эффективными. Например, средства массовой информации сообщают, что в 2006 г. на пост губернатора одного из зарубежных штатов баллотировался вампир (Кумскова И. Губернатор-дракула // «Московский комсомолец». 17 января 2006 г.). С такой точки зрения понятие гражданского общества как самодостаточной положительной и всегда спасительной антитезы понятиям государства и «власти», в изображении ряда СМИ якобы всегда или почти всегда негативным, выглядит упрощенным и неполным. 8 августа 2006 г. «Российская газета» опубликовала комментарий, обосновывающий запрет деятельности в России организаций, признанных террористическими. Впервые перечень таких организаций опубликован в «Российской газете» 28 июля 2006 г.

Без помощи менеджмента могут осуществляться такие теоретически известные функции искусства, которые связаны с потребностями познания, эстетики, самовыражения. Возможность положительного удовлетворения таких потребностей с помощью уже имеющихся произведений искусства обязательно создаст спрос на такие произведения даже на стихийном и непрофессиональном рынке.

Другое дело, когда произведение искусства или произведение, претендующее на почетное место, получает значительную финансовую поддержку, тиражируется, рекламируется, окружается престижными знаками внимания. Подобные явления являются результатам менеджмента. Такой менеджмент связан с выставочной деятельностью, с кинопрокатом, гастрольной и концертной деятельностью, с теле- и радиопередачами, с сюжетами в средствах массовой информации, с театральными постановками и организацией новых музейных экспозиций.

Правовой основой современного российского законодательства является действующая Конституция. В Преамбуле к Конституции, в частности, отмечена необходимость сохранить исторически сложившееся государственное единство, почитание памяти предков, «передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость». В ст. 7 Конституции про-возглашается, что Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В ст. 13 Конституции запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Ст. 17 Конституции провозглашает, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

Ст. 21 Конституции гласит: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Никто не должен подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут научным или иным опытам. «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры» (ст. 44 Конституции). «Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам»

(ст. 58 Конституции). Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены феде-ральным законом в той мере, в какой это необходимо для защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 55 Конституции).

Границы допустимости деятельности, в том числе в сфере искусства или в сфере, претендующей называть себя областью искусства, вызывают в настоящее время острые дискуссии и обеспокоенность как в России, так и в других странах. Федеральная целевая программа «Культура России» на 2006-2010 гг. исходит из того, что в 2001-2005 гг. в России наблюдалась политическая и экономическая стабильность. Программа предусматривает средства на проведение систематических научных исследований развития рыночных отношений в сфере культуры, исследование развития культуры и искусства, рынка услуг культуры и рынка труда специалистов соответствующего профиля.

В журнале «Россия в глобальной политике» (2004 г., № 3) была опубликована статья Председателя Конституционного суда Российской Федерации В. Зорькина под названием «Апология Вестфальской системы» (эта статья перепечатана в «Российской газете» за 22 августа 2006 г.). В названной статье говорится о том, что за последнее время на международном уровне пропагандируется уничтожение государственных суверенитетов, территориальной целостности и международного права во имя некоего «нового мышления». Такое «новое мышление» внедряет идеологию неких «сетевых структур». При этом оно признает возможность собственных серьезных просчетов и дорогой цены, которую обществам придется заплатить за принятие такой идеологии и ее подследствий.

В статье обращено внимание на историческую сопряженность актов массового насилия с распадом государств, обращено внимание на сопряженность таких актов с наступлением хаоса в случае планируемых изменений правовых принципов. В неправовом мировом хаосе действует лишь одно право – право сильных и агрессивных, право лидеров мафиозных и террористических сообществ, а также диктаторов. Теоретики «нового порядка» пишут о якобы архаичности представлений о справедливости, представлений о морали и об универсальной истине. Но тезис об архаичности морали, как говорится в статье, отрицает мораль вообще и отрицает право вообще вместе с национальной и международной законностью. Всплеск такой идеологии наблюдался перед мировыми войнами ХХ века.

Теоретики пропагандируют перемещение в информационном обществе человеческой деятельности в виртуальный мир, где «сетевой этикет» заменит закон и порядок, а государство заменится на «кураторскую сеть» как некую высшую касту – высшую в том числе и в области морали. Статья призывает проанализировать силами специалистов по конституционному праву в масштабах мирового сообщества понятие полноценного суверенитета. Стенограмма большого представительного обсуждения этой статьи опубликована в «Российской газете» за 6 сентября 2006 г.

В сущности, той же проблеме посвящены «Декларация о правах и достоинствах человека» и другие документы и материалы Х Всемирного Русского Народного Собора, который состоялся в апреле 2006 г. С этими материалами можно ознакомиться, например, на Официальном сайте Мос-ковского Патриархата (www.mospat.ru). Значение Собора подчеркивается тем, что в его адрес направили приветствия Президент Российской Федерации, Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Председатель Государственной Думы Российской Федерации, мэр Москвы, на Соборе выступали министр культуры и массовых коммуникаций, министр иностранных дел Российской Федерации и другие ответственные и авториретные лица.

В документах Собора подчеркивается значение традиций, позволяющих различать добро и зло. Подчеркивается также неразрывность связи между способностью к такому различению и достоинством человека, которое не бывает вне нравственности. Обращая внимание на принцип свободы нравственного выбора, документы напоминают о традициях, обеспечивающих внутреннюю свободу от зла. Собор предостерегает против возможности разворота общественного сознания (в том числе с помощью нового законодательства, академической мысли, политической теории и практики, с помощью образовательных концепций) – разворота, который мог бы признать повсеместно нежелательными традиции и веру предков. Декларация Собора, опираясь на опыт развития человеческого общества, напоминает о существовании ценностей, которые стоят не ниже прав человека. Напоминает Декларация и об опасности «изобретения» таких «прав», которые узаконивают поведение, осуждаемое традиционной моралью и всеми историческими религиями.

В выступлениях на Соборе говорилось об умонастроениях, которые стремятся не только разрешать грех, традиционно понимаемый как таковой в человеческой истории, но еще и внедрять его под видом нормы поведения. Свобода при этом трактуется как свобода оскорблять чувства верующих карикатурами и кощунственными выставками. Законодательное разрешение некоторых форм поведения неожиданно и стремительно на практике по каким-то причинам оборачивается основанием для безудержной пропаганды таких форм поведения в обществе. Пропаганда же эта использует самые современные, передовые способы влияния на сознание человека и практически не ограничивается материальными соображениями. Таким образом, разделяемая, в сущности, небольшим кругом людей философия маскируется правами человека.

Справедливо констатировалось очевидное для историка культуры явление, при котором «свобода без ограничений поедает сама себя». Исторический кругозор и исторический опыт во всем его многообразии необходим культурной сфере, поскольку с 1991 г. страны, образовавшиеся в результате распада СССР, юридически закрепили права и свободы человека в качестве центральной нормы общественно-политических отношений. Но в комплекс прав и свобод человека началась постепенная интеграция идей, которые противоречат традиционным моральным представлениям о человеке. Однако замена идеи абсолютизации государства на идею абсолютизации суверенитета отдельной личности не решает внутренних противоречий человеческого общежития. Более того, такая замена может разрушить основы современной цивилизации, ведя ее к гибели (из выступления Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата): «Раскрепощенный разрушительный инстинкт обычно не останавливается на одной сфере деятельности и распространяется на другие стороны общественной жизни. История знает множество примеров того, как искушения, перед которыми вовремя не был поставлен заслон, подтачивали и превращали в руины цветущие цивилизации».

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июня 2004 г. № 301 (с изме-нениями от 15 августа 2005 г.) утверждено «Положение о Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательтва в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия», которая находится в ведении Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. Служба осуществляет деятельность непосредственно и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими органами исполнительной власти, местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями.

К функциям названной Службы относится государственный контроль за вывозом из Российской Федерации и ввозом на ее территорию культурных ценностей; за состоянием Музейного фонда Российской Федерации, библиотечных фондов и кинофонда, за деятельностью негосударственных музеев в Российской Федерации, за соблюдением законодательства в области охраны объектов культурного наследия, контроль в отношении культурных ценностей, перемещенных в СССР в результате Второй мировой войны, контроль за соблюдением законодательства об авторском праве.

Служба выдает лицензии по телерадиовещанию, по воспроизведению аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей, по публичному показу аудиовизуальных произведений в кинозале, лицензии на реставрацию объектов культурного наследия, проводит аттестацию экспертов по культурным ценностям, регистрирует факты пропажи, утраты, хищения культурных ценностей.

25 июня 2002 г. Президент России подписал Федеральный закон Российской Федерации «Об объектах культурного наследия», принятый Государственной Думой 24 мая 2002 г. и одобренный Советом Федерации 14 июня 2002 г. Изменения в Закон вносились 27 февраля 2003 г., 22 августа 2004 г., 3 июня 2005 г. и 31 декабря 2005 г. В Законе определяются понятия памят-ников, ансамблей, достопримечательных мест (ст. 3). Значение объектов культурного наследия определяется как федеральное, региональное и местное (муниципальное) (ст. 4). Закон предполагает разработку федеральных целевых программ сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (ст. 12).

Закон перечисляет документы, представляемые в орган государственной власти для принятия решения о включении объекта культурного наследия в реестр (ст. 17), предусматривает обозна-чение объектов культурного наследия с помощью информационных надписей (ст. 27), преду-сматривает государственную историко-культурную экспертизу (ст. 28).

Закон предусматривает создание охранных зон, создание зоны регулирования застройки и хозяйственной деятельности, а также зоны охраняемого природного ландшафта (ст. 34). Закон предусматривает обязательные условия использования физическими и юридическими лицами объекта культурного наследия, включенного в реестр (ст. 52).

С принятием этого Закона (ст. 62) признаны недействующими на территории Российской Федерации Закон СССР от 29 октября 1976 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры» и Закон РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры». Определяется, что ряд нормативных актов, связанных с Законом, должен быть изменен и разработан не позднее 31 декабря 2010 г. (ст. 63).