Формирование понятия интеллектуальной собственности

К XVIII веку относится зарождение доктрины «промышленной собственности». Ее родоначальником можно считать Д. Боуфлера, который писал, что «дерево, выросшее в поле, менее, несомненно, принадлежит своему собственнику, чем идея - автору». Впоследствии, слово «принадлежность» заменяется понятием «собственность»1.

Произошедшая подмена терминов надолго «сбивает» юридическую науку с истинного пути, заставляя ее отождествлять патентное право с вещным правом.

Положения теории промышленной собственности нашли свое отражение в вводной части первого французского патентного закона, провозгласившей, что «всякое изобретение или открытие есть собственность его автора»2.

В России права автора на созданное им произведение во всех нормативных актах по авторскому праву XIX — начала XX века, начиная с 1828 г., и в последующем (1830-1887-1911), трактовались как «право собственности, которым можно торговать»3.

Аналогичные нормы были закреплены в законодательстве Франции, США, Дании и других стран. Так, в законе об авторском праве Великобритании 1956 г., авторское право рассматривалось как право собственности. Автору предоставлялись те же права и средства защиты, что и собственнику вещи. Предусматривалась возможность полной или частичной передачи авторских прав. Частичная передача осуществлялась на основе исключительной лицензии. При этом собственник лишался права совершения тех действий, которые были предоставлены по лицензии другому лицу4.

В XIX веке сформировались основные подходы к пониманию интеллектуальной собственности.

Проприетарный подход заключался в том, что авторское право относится к разновидности права собственности («литературная собственность»), другой — в том, что авторское право скорее является правом исключительным (имущественным), которое не относится к понятию вещного права и тем более не поглощается им.

Проприетарный подход (от лат. «proprietas» — «собственность») отождествляет право создателя на достигнутый результат с правом собственности лица, создавшего материальный объект. Его зарождение относят к возникновению гуманистической естественнонаучной теории во Франции в XVIII веке, хотя некоторые этнографы полагают, что некое понятие интеллектуальной собственности существовало на самых ранних этапах истории. Так, уже в Древней Греции и Риме плагиат порицался как бесчестный поступок1.

Французские философы XVIII века обосновывали идею интеллектуальной собственности тем, что труд, в том числе труд творческий, порождает собственность. Во Франции впервые было закреплено понятие «умственной, духовной, интеллектуальной собственности»2.

Сущность проприетарной концепции прав на результаты творческой деятельности состоит в том, что, создавая какой-либо творческий объект, его автор (патентообладатель) становится собствен-ником и приобретает права и обязанности аналогично собственнику материальных предметов, т.е. объектам интеллектуальной собственности предоставляется такой же правовой режим, как и вещам.

Возникновение и существование рассматриваемой концепции объясняется как историческими, так и экономико-правовыми предпосылками. Проприетарная концепция прав на результаты интеллектуальной деятельности с момента ее возникновения и по настоящее время подвергается серьезной критике. Под влиянием этого происходит трансформация взглядов на объекты интеллектуальной собственности, как на «собственность особого рода, которая требует специального регулирования ввиду ее нематериального характера»3.

Несмотря на то, что термин «литературная» и «художественная» собственность закрепился в действовавшем в XIX веке российском законодательстве и законодательстве ряда зарубежных стран, в юридической науке он просуществовал до 80-х годов XIX века, когда наряду с ним начал употребляться термин «авторское право». О данном термине упоминает в своих работах Г.Ф. Шершеневич4, говоря, что авторские права — это права на «литературные, художественные и музыкальные произведения».

Поэтому в законодательстве того времени термин «литературная собственность» понемногу начинает приобретать другое значение. Изначально сторонники литературной собственности рассматривали его как вещную собственность, и в сущность термина «литературная собственность» уже закладывается понятие не вещных прав, а прав исключительных.

Юридическое значение исключительных прав точно определил Г.Ф. Шершеневич. Так как цель юридической зашиты исключительных прав состоит в предоставлении «исключительной возможности совершения известных действий с запрещением всем прочим возможности подражания, то эти права могут быть названы исключительными. Исключительные права занимают место в системе абсолютных прав, рядом с вещными правами. Как вещное право является юридической возможностью пользования материальными вещами с устранением всех прочих от пользования теми же объектами, так и исключительное право предоставляет юридическую возможность совершения известного рода действий с устранением всех прочих от подражания. Пассивными субъектами исключительных прав являются все сограждане. Право возникает независимо от воли пассивных субъектов. Нарушителем права может быть каждый, позволивший себе подобные действия. Различие между вещными и исключительными правами заключается в их объекте»1.

В советский период понятие «интеллектуальная собственность» полностью отрицалось в связи с ее «буржуазной и эксплуататорской сущностью» и использовалось лишь при рассмотрении международно-правовых вопросов2.

В тот период «право промышленной собственности» рассматривалось как право, защищающее интересы буржуазии, а «капиталистический патент — как весьма эффективный юридический инструмент, который используется предпринимателями в их конкурентной борьбе с целью завоевания доминирующего положения на рынках, получения сверхприбылей»3.

В действующем законодательстве логика запретительного и дозволительного принципа построена иначе, а именно: исключительное право включает в себя, прежде всего, право на использование охраняемых патентом объектов. Законодательство не устанавливает для правообла-дателя возможности прямого запрета другим лицам использовать созданное им изобретение.

Современная доктрина также признает двойственную природу авторских прав, выделяя имущественные и так называемые моральные права. «Моральные права автора, по сути дела, представляют собой права личности, потому что произведение является порождением этой личности. Личность создает наряду с правами собственности еще и неимущественные права, которые обладают всеми признаками личного права, что позволяет сделать вывод о смешанной природе авторского права, выделяя права, относящиеся к категории имущественных прав, а также права личности, относящиеся к категории неимущественных прав»4.

Другой подход к определению правовой природы прав на результаты творческой деятельности осуществляется сквозь призму категории исключительных прав. В юридической литературе существуют различные трактовки исключительного характера авторских прав: от понимания их как неотчуждаемых и неотторжимых от личности автора в течение всей его жизни — до полного отрицания этого понятия5.

Понятие исключительных прав берет свое начало из так называемой теории частноправной монополии Рогэня6. Изучая правовую природу авторского права, он усматривал его сущность не в возможности пользования предметом, а в возможности воспрепятствовать всякому другому присвоение предмета, идеи. Под монополией он понимал невозможность пользоваться другим данной вещью как свойство, присущее всем абсолютным правам.

В действующем законодательстве и в современной науке гражданского права эта теория получила свое развитие. Сложившееся в настоящее время понимание исключительного характера авторских прав состоит в том, что принадлежащие создателю произведения авторские права препятствуют другим лицам использовать произведение, иными словами, обеспечивают их носителям правомочия на совершение различных действий: внесения изменений в произведение, его использования, получения вознаграждения и т.д., с одновременным запрещением всем другим лицам совершать указанные действия.

Кроме того, исключительность рассматриваемых прав состоит в том, что права на результаты интеллектуальной деятельности связаны не с физическим или юридическим лицом вообще, а с конкретным субъектом — автором, либо его правопреемником, являющимся исключительным носителем данных прав.

Понятие «интеллектуальная собственность» в Российской Федерации получало свое распространение в научном и правовом обороте в начале 90-х годов. Термин «интеллектуальная собственность» упоминается в статье 44 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества.

В международной практике понятие «интеллектуальная собственность» определено в Конвенции, учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности — ВОИС1. Интеллектуальная собственность включает права, относящиеся:

- к литературным, художественным и иным научным произведениям;

- к исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам;

- к изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

- к научным открытиям;

- к промышленным образцам;

- к товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям, коммерческим обозначениям;

- к защите против недобросовестной конкуренции;

- а также ко всем другим правам, относящимся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной области.

Приведенный в Конвенции перечень объектов интеллектуальной собственности и прав на них не является исчерпывающим, что подразумевает возможность возникновения прав, относящихся к новым объектам интеллектуальной собственности. В Российской Федерации правовой охране подлежат практически все перечисленные объекты, за исключением научных открытий, и защите против недобросовестной конкуренции. В отношении открытий не может быть применен режим исключительных прав в силу их объективного существования и невозможности запрета третьим лицам использовать в практической жизни сделанных открытий. Автор может приобрести право авторства и право на имя, а также на признание обществом и получение вознаграждения. Права на защиту от недобросовестной конкуренции охраняются в Российской Федерации с помощью норм законодательства о конкуренции и ограничении монополистической деятельности.

Вопрос о том, что представляет собой интеллектуальная собственность в современном понимании, в настоящий момент широко обсуждается в юридической литературе2, и до настоящего времени наука не выработала единого подхода к его определению.

Применяемый в российском законодательстве термин «интеллектуальная собственность» скорее условен, чем несет какую-либо правовую нагрузку.

В соответствии со статьей 138 Гражданского Кодекса Российской Федерации интеллектуальной собственностью признается исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг.

Такая формулировка законодателя приводит к тому, что понятие «интеллектуальная соб-ственность» применяется одновременно к объектам и правам. Различие между понятиями «собственность» и «право собственности» очевидно, но оно не затрагивает интеллектуальную собственность и право интеллектуальной собственности. Четкого разграничения между двумя последними понятиями в настоящее время не проводится.

На практике, даже суды иногда упоминают об интеллектуальной собственности как о разновидности материальной собственности. Так, например, при обосновании вопроса о подведомственности спора по протесту фирмы «Хьюблайн ИНК» (США) против регистрации товарного знака № 99074 «П.А. Смирнов и потомки в Москве» и товарного знака № 99075 «Торговый домъ Петра Смирнова и потомков в Москве» Президиум Верховного Суда РФ применил по аналогии нормы о вещном праве собственности. В частности, суд установил, что «в данном случае речь идет о защите права интеллектуальной собственности, к объектам которой относятся товарные знаки. В соответствии с ч. 2 ст. 10 Конституции РФ государство обеспечивает равную защиту всех форм собственности. Следовательно, судебная защита права собственности (в данном случае — права интеллектуальной собственности) должна равным образом гарантироваться и гражданам, и организациям»1.

Таким образом, при решении данного спора Верховный Суд приравнял право интеллектуальной собственности к праву собственности как вещному праву.

Подобные примеры дают возможность сделать вывод о том, что в настоящее время отсутствует единое доктринальное понимание природы прав на результаты интеллектуальной деятельности, несмотря на то, что ст.ст. 128 и 138 ГК РФ говорят об исключительных правах на рассматриваемые объекты гражданского права.

Такое положение, с одной стороны, объясняется «стремлением отечественных создателей различных творческих достижений иметь права на плоды своего труда, сходные с правами собственников имущества, вещей»2, а с другой стороны — влиянием публично-правового регулирования, в частности, иные отрасли права, например, финансовое право, объединяют одним правовым режимом в целях налогообложения нематериальные объекты, в том числе объекты интеллектуальной собственности, с материальными. Так, например, с товарных знаков и знаков обслуживания, ноу-хау, объектов патентных прав, внесенных в качестве вклада в уставный капитал или приобретенных иными способами, взимается налог на имущество предприятий3. Кроме того, при опенке нематериальных активов учитывается их износ.

Большинство проблем, возникающих на практике, обусловлены несовершенством законода-тельства об интеллектуальной собственности. Так, например, при установлении возможности отнесения интеллектуальной собственности как к разновидности имущества ГК РФ дает на этот вопрос два совершенно противоположных ответа. В статье 128 ГК РФ интеллектуальная собственность рассматривается как самостоятельный объект гражданских прав, отличающихся от имущества, имущественных прав. В то же время, исключительные права на объекты интеллектуальной собствен-ности включают в себя имущественные права на использование этих объектов и личные неимущест-венные права.

С другой стороны, в статье 132 ГК РФ права на объекты интеллектуальной собственности входят в состав имущественного комплекса предприятия, состоящего из разных видов имущества, и признаваемого в целом недвижимостью. Ст. 1013 ГК РФ к объектам доверительного управления относит имущество, в состав которого входят исключительные права. Таким образом, законодатель не последователен в ответе на основной вопрос: что такое интеллектуальная собственность, исключительные права, как эти понятия соотносятся между собой и с понятием имущества.

Такое противоречие в действующем законодательстве вполне объяснимо, так как законодатель, в сущности, упоминает в одном понятии «интеллектуальная собственность» два разных: права на объекты интеллектуальной собственности и сами объекты — как имущество. В связи с этим возникает противоречие при определении взаимосвязанных друг с другом понятий «интеллектуальная собственность», применяемое к объектам творческой деятельности - имуществу, и «право интел-лектуальной собственности», применяемое к правам на объекты творческой деятельности.

В соответствии со статьей 138 ГК РФ в понятие интеллектуальной собственности включены не только исключительные права, но и объекты этих исключительных прав. В международных договорах понятие интеллектуальной собственности и исключительных прав отождествляется, что предусмотрено, например, статьей 2 Конвенции, учредившей ВОИС, статьей 54 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Европейским сообществом. Понятие «интеллектуальной собственности» и «исключительного права» не идентичны. Как писала С.А. Чернышева: «...между исключительными правами и интеллектуальной собственностью не может стоять знак равенства»1.

Объекты интеллектуальной собственности и объекты исключительных прав также не всегда совпадают. К объектам интеллектуальной собственности иногда относят объекты, на которые не распространяется режим исключительных прав, но являющиеся результатами творческой деятельности, например, секреты производства (ноу-хау). Некоторые ученые считают, что на ноу-хау распространяется особый режим исключительных прав.

Так, американский юрист П. Розенберг предлагал различать исключительные права де-юре и де-факто. «Исключительное право де-факто, по его мнению, означает, что для использования изобретателем созданного изобретения нет необходимости оформлять соответствующим образом свои права. Это право эффективно до тех пор, пока сущность изобретения и способы его использования сохраняются в тайне от других лиц. При отсутствии правоустанавливающего документа на изобретение любое лицо может использовать данное изобретение, если оно не прибегает при этом к противоправным способам его применения»2.

К исключительным правам в целом не применима категория «де-факто», поскольку возникновение режима исключительных прав связано с наступлением определенных юридических фактов, регулируется соответствующими правовыми нормами и в ряде случаев обусловлено выполнением определенных формаль-ностей.

Секреты производства (ноу-хау) — это неохраняемые объекты. На ноу-хау не существует исключительного права его разработчика или носителя. На ноу-хау существует лишь фактическая монополия. Иными словами, ноу-хау как таковое вообще существует до тех пор, пока подобная монополия сохраняется1. Интеллектуальную собственность нельзя приравнивать к информации, так как, в соответствии со статьей 128 ГК РФ, информация является самостоятельным объектом гражданского оборота, со своими особенностями правового регулирования.

Несмотря на разнообразие подходов в определении природы прав на результаты интел-лектуальной деятельности, трактовки понятия «интеллектуальная собственность» и понятий, смежных с ним, нет сомнения, что природа прав на рассматриваемые объекты представляет собой особую категорию прав, отличных от вещных прав. Для них характерны следующие признаки:

1. Объектами интеллектуальной собственности являются нематериальные результаты, которым присущи следующие черты: они не подвержены износу (амортизации), поддаются стоимостной оценке, могут быть выражены в объективной форме, ими может пользоваться неограниченный круг лиц.

В рамках данного понятия можно выделить следующие виды объектов интеллектуальной собственности:

- объекты авторского права (произведения науки, литературы и искусства, программы для ЭВМ и базы данных);

- объекты смежных прав (фонограммы, исполнения, постановки, передачи);

- объекты патентных прав (изобретения, полезные модели и промышленные образцы);

- средства индивидуализации предпринимателей, продукции, работ и услуг (фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров);

- нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности (селекционные достижения, топологии интегральных микросхем и др.).

Далеко не все из перечисленных объектов являются результатами интеллектуальной деятельности. Элемент творчества присущ в основном объектам авторских и патентных прав, а также в какой-то степени исполнениям и, в некоторых случаях, средствам индивидуализации предпринимателей. Понятие объекта исключительных прав является более широким, поскольку многие объекты не являются результатами интеллектуальной деятельности, а в какой-то степени производны от них, но имеют аналогичную природу прав (исключительные права).

2. Абсолютный характер исключительных прав. Теория исключительных прав состоит в том, что первичное полномочие на объект творческой деятельности принадлежит одному лицу и закон, охраняющий это право, запрещает неправомерно пользоваться правами интеллектуальной собственности другим, преследует нарушителей и предусматривает по отношению к ним санкции.

3. Сложная юридическая конструкция, включающая в себя личные (моральные) и возникающие на их основе имущественные права.

4. Возможность совершения различных действий, связанных с созданным объектом (в том числе, по его использованию) с одновременным запрещением всем другим лицам совершать какие-либо действия с данным объектом, за исключением случаев, специально предусмотренных в законе.

5. Срочность исключительных прав.

6. Территориальный характер2.

7. Особая специфика возникновения и прекращения. Например, для возникновения исключительных прав на изобретение необходима подача заявки в соответствующие органы и выдача патента, а для возникновения авторских прав достаточно, чтобы произведение, созданное в результате творческой деятельности, было выражено в объективной форме.

8. Исключительные права основываются на законе, а не на фактической монополии.

Таким образом, объекты интеллектуальной собственности включают в себя не только объекты исключительных прав, но и другие объекты, созданные в результате творческой деятельности человека, в частности, ноу-хау, правовой режим которого также будет рассматриваться в данном курсе.

Понятия «интеллектуальная собственность» и «право интеллектуальной собственности» не являются тождественными. Эти категории не являются вещно-правовыми понятиями и на правоотношения, возникающие в данной сфере, нельзя распространять нормы о вещной собственности.

Исторически сложились две традиционные группы объектов интеллектуальной собственности: объекты авторских прав и объекты промышленной собственности. Для первой группы характерно то, что созданные авторами произведения не могут повторяться, они являются результатом творческой деятельности и в них охраняется, прежде всего, неповторимая форма. В связи с этим авторские права не требуют какой-либо специальной регистрации и возникают в силу создания самого объекта и придания ему какой-либо человекодоступной формы. Объекты промышленной собственности, в принципе, повторяемы. Разные люди могут создать одно и то же изобретение, пожелать использовать одно и то же обозначение для своих товаров. В связи с этим, для возникновения исключительных прав на них, необходимо государственное признание первенства автора, его прав, что выражается путем государственной регистрации соответствующего объекта. Таким образом, права на объекты патентного права и средства индивидуализации предпринимателей, которые входят в число объектов промышленной собственности, возникают с момента государственной регистрации.

За последнее время появились новые объекты интеллектуальной собственности, которые не подпадают под вышеуказанные категории объектов. Их правовой режим отличается от традиционных. К ним относятся доменные имена, топологии интегральных микросхем, ноу-хау. Такие объекты можно назвать нетрадиционными объектами интеллектуальной собственности.

Понятие «интеллектуальная собственность» имеет три значения:

- во-первых, это совокупность отношений между людьми по поводу нематериальных благ, являющихся результатами интеллектуальной деятельности или производными от них;

- во-вторых, это собирательное понятие, относящееся к результатам интеллектуальной деятельности человека (объекты интеллектуальной собственности);

- в-третьих, в широком смысле, которое имел в виду законодатель в Гражданском кодексе

РФ — это объекты и права на них.

Понятие «право интеллектуальной собственности» может рассматриваться в объективном и субъективном смыслах. В объективном смысле как - подотрасль гражданского права, включающая в себя нормы права, регулирующие и защищающие права граждан и юридических лиц на результаты интеллектуальной деятельности. В субъективном смысле слова — это исключительные права на объекты интеллектуальной собственности, которые включают в себя исключительные правомочия осуществлять самому, разрешать и запрещать другим лицам их использование различными способами, за исключением случаев свободного использования, предусмотренных законом.

Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности включают в себя две группы прав.

Первая - личные неимущественные права: право авторства, право на имя, право на защиту репутации, которые не могут отчуждаться от личности автора, и право на обнародование (отзыв), которое может переходить по наследству.

Вторая группа — имущественные права на использование результатов интеллектуальной деятельности, которые должны входить в состав имущества, предусмотренного в ст. 128 ГК РФ и соответственно в состав предприятия (ст. 132 ГК РФ).