Справедливость в межнациональных и межконфессиональных отношениях

Представители различных народов, различных культур в силу объективно обусловленных различий национальной психологии и особенностей мировосприятия по-разному реагируют на одни и те же управляющие воздействия. Широко распространенное в силу разного рода демократических предрассудков и агрессивной либеральной пропаганды игнорирование этого самоочевидного факта драматически снижает эффективность не только государственного, но и корпоративного управления, подрывая тем самым конкурентоспособность соответствующих обществ.

Принципиально важно сознавать, что признание этого объективного факта не имеет отношения к расизму и фашизму, которые исходят из априорно устанавливаемого превосходства одного народа (или культуры) над другими.

Любое утверждение, что какой-либо народ, культура или религия «лучше» или «хуже» других, действительно является абсолютно неприемлемым, и всякий даже просто допустивший его (не говоря уже о тех, кто предпринимает какие-либо действия на подобной основе) должен подлежать жестокому показательному наказанию.

Причина этого носит не только моральный или культурно-исторический, но и сугубо прагматический характер: подобные заявления создают внутренний раскол в обществе, превращая в его иррациональных, не способных к долгосрочному компромиссу врагов целые группы людей, которые при терпимом отношении и эффективном управлении могли бы быть его союзниками, работающими на общее благо.

Отторгая от соответствующего общества потенциальных союзников (или, по крайней мере, нейтралов) в глобальной конкуренции, расистские и ксенофобские подходы подрывают его конкурентоспособность, кардинально сужая его человеческий и социальный потенциал.

По этой же причине объединение общества должно идти на основе не этнических и религиозных признаков, которые отдельно взятый человек в большинстве не имеет возможности изменить, но на базе универсальных ценностей, наиболее полно выражаемых понятием «образа жизни». В этом случае общество будет отторгать от себя только заведомо асоциальные элементы, принципы и ценности которых содержательно несовместимы с принципами и ценностями данного общества.

Опасное для всякого общества отторжение потенциального союзника по формальным критериям становится в этом случае гарантированно невозможным именно в силу применения исключительно содержательного критерия – готовности и способности человека или социальной группы стать частью соответствующего общества.

Принципиально важно, что формирование общества на основе принципа открытости не только не отменяет, но и многократно повышает значимость национальной политики, полномасштабного и скрупулезного анализа особенностей национальных, культурных и религиозных групп и их полного учета в практике государственного управления.

Отсутствие внятной национальной политики в многонациональном государстве и стремление закрыть глаза на ее необходимость (в ходе административной реформы 2004 года в России выразившееся, например, в первоначальной передаче межнациональной политики в ведение Минпечати) усугубляет имеющиеся трудности, порождает все более болезненные проблемы межнациональных отношений и провоцирует наиболее варварские и разрушительные для общества способы их решения.

Здоровые политические силы России должны заставить государство учитывать в своей политике объективно обусловленные различия в восприятии одних и тех же управленческих сигналов представителями различных народов и культур. Это исключительно деликатная задача, и политические представители общества обязаны в полной мере сознавать свою ответственность за обеспечение межнационального мира в стране.

В то же время нельзя забывать о том, что предъявление соответствующих требований к государству в недостаточно деликатной форме заведомо является неизмеримо меньшим злом, чем соучастие нынешним властям в замалчивании обостряющихся проблем межнациональных отношений.

Либеральные фундаменталисты и демократический авангард конца 80-х – начала 90-х годов, желая (часто подсознательно) лишить нас исторической памяти и превратить в «Иванов, не помнящих родства», старательно повторяют поговорку: «Кто старое помянет, тому глаз вон», изо всех сил пытаясь забыть ее продолжение: «А кто забудет – тому оба!»

И мы ни при каких обязательствах не должны забывать, что Россия пережила геноцид невайнахского, прежде всего русского населения Чечни в 1991–1994 годах, переживает расцвет этнической преступности (в том числе связанной с распространением наркотиков) и многочисленные этнические погромы.

Межнациональное и межконфессиональное сотрудничество – единственный способ гармонизации внутренней жизни России и единственный способ урегулирования гражданских конфликтов в некоторых национальных обществах (наиболее острый из них – конфликт в чеченском обществе, на наших глазах при бездействии, а то и при прямом попустительстве государства перекидывающийся на весь Северный Кавказ в целом).

Все ответственные силы России должны считать своей прямой обязанностью включиться в этот процесс, принуждая государство к выработке и проведению цивилизованной национальной и религиозной политики, в наибольшей степени отвечающей интересам повышения конкурентоспо¬собности нашей страны.

Многонациональная и полифоничная по своей сути русская культура, вбирая в себя и перерабатывая достижения отдельных национальных культур, не ассимилирует, но обогащает их и дает им новые пространства для развития – вплоть до выхода на мировую арену. (Наиболее емким выражением этого служит классическая фраза: «Великий русский художник Левитан родился в бедной еврейской семье».)

Во многом в силу этого русская культура является конституирующим, созидающим элементом не только российского общества, но и всей формирующейся на наших глазах новой российской цивилизации. В этом качестве она нуждается в особом внимании со стороны государства, в защите ее от опошления и размывания, в поддержке и развитии (но ни в коем случае не в музейной консервации) ее основополагающих элементов. При этом государство не должно пренебрегать эффективно функционирующими в развитых странах механизмами, в том числе применяемыми во Франции и Германии (в последней даже введен специальный термин «Landkulture», означающий традиционно доминирующую, конституирующую общество немецкую культуру). Безусловным требованием к государству является также жесткое структурирование по культурному признаку миграционной политики.

Наш идеал – конструктивная, позитивно ориентированная терпимость, уважение неантагони-стических и не разрушительных для общества в целом различий ценностей и образа жизни образующих его представителей различных народов и культур, неутомимое и изобретательное использование этих различий для выработки и достижения общих целей.

Будет полезно почитать по теме: