Патриотизм и позитивный реваншизм

В «холодной войне» Советский Союз потерпел даже более страшное и разрушительное поражение, чем Германия, Япония и Италия – во Второй мировой войне.

В самом деле, несмотря на огромные жертвы и разрушения, бывшие фашистские страны сохранили суверенитет (хотя в первое время после поражения он и был ограничен), преобладающую часть своей территории и населения, не говоря уже о собственной идентичности. Уже через 10 лет после постигших их действительно чудовищных поражений (включающих ковровые бомбардировки крупных городов Германии и Японии, а также две атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки) все они были относительно эффективными, справедливыми и динамично развивающимися обществами. Все они были в состоянии обеспечивать своим гражданам если еще и не высокий, то, во всяком случае, уверенно и неуклонно повышающийся уровень жизни. Все они успешно восстанавливали свои позиции на мировой арене, утраченные в результате понесенного поражения.

Советский же Союз разрушился как территориально, так и внутренне. Советский народ, действительно бывший «новой исторической общностью» (сегодня об этом уже приходится напоминать), просто перестал существовать. При этом все без исключения части, на которые распался СССР, испытали чудовищную комплексную деградацию, падение уровня жизни, утрату современных технологий, разгул преступности и архаизацию общественных институтов. Все постсоветские общества, включая российское, вошли в подлинные социальные и национальные катастрофы, которые в большинстве из них еще далеки от завершения. Многие прошли через разрушительные вооруженные конфликты, некоторые утратили контроль за существенной частью своей территории. Демографическая цена (численность преждевременно умерших и не родившихся) реформ только в России превышает 12 млн чел. – и составляет более 8% современного населения.

За прошедшие годы Россия, объявившая себя наследницей СССР, утратила практически все унаследованное от него влияние за пределами своей территории (в том числе и в пределах СНГ). Это лишило ее многих исключительно важных ресурсов, целого ряда емких рынков, в первую очередь высокотехнологичной продукции, тем самым серьезно ограничив возможности развития и, соответственно, способствуя дополнительной деградации ее экономики и общества в целом.

Более того, Россия стала объектом безудержного и не имеющего аналогов со времен освоения конкистадорами Южной и Центральной Америки разграбления не только собственной компрадорской буржуазией, сформировавшейся в ходе жестокого, а частично и кровопролитного «отрицательного отбора», но и транснациональных корпораций, в интересах, а порой и под прямым контролем которых эта буржуазия действовала, а во многом все еще продолжает действовать в настоящее время.

Граждане России ощущают, что живут в не просто потерпевшей глобальное поражение от внешних сил, но и ограбленной, униженной, преданной и в конечном счете растоптанной собственными руководителями стране. При этом российское общество постоянно сталкивается со все новыми и новыми болезненными напоминаниями того, что сам факт его существования

по-прежнему вызывает у многих представителей наиболее влиятельных стран мира животную ненависть и раздражение.

Практически любая попытка сколько-нибудь значимого расширения влияния даже не российского государства, а просто российского бизнеса не только на глобальном, но даже и на постсоветском пространстве вызывает жесточайшее и откровенно враждебное противодействие. Простое присутствие российских компаний на рынках третьих стран возводится в ранг критически серьезной внешнеполитической проблемы. Дискриминация российского бизнеса стала нормой поведения не только большинства развитых, но и целого ряда подражающих им стран.

Весьма характерно, что в качестве условия присоединения к ВТО «мировое сообщество» упорно и последовательно навязывало России требования, не просто означавшие ее добровольный отказ от естественных конкурентных преимуществ, но и попросту несовместимые с самим существованием российской экономики и общества (классический пример – требование двукратного повышения внутренней цены на газ).

Это следствие не столько осознанной ненависти именно к России (которая также имеет место, так как не до конца изжитый ужас времен «холодной войны» заставляет победителей стремиться ко все новому и новому унижению и подавлению побежденного, а омерзительные подробности разрушения СССР весьма серьезно дискредитировали Россию), сколько общего ужесточения глобальной конкуренции, не оставляющего относительно слабым ее участникам возможностей выживания.

Российское общество отвечает на продолжающееся и, более того, нарастающее национальное унижение ростом самосознания, пробуждением национальной гордости и укреплением внутренней солидарности.

Это проявляется не только в уважении к своему прошлому, к своей истории, восстанавливающемуся вопреки валу враждебной не только внешней, но и внутренней пропаганды.

Это проявляется не только в растущем понимании того, что страны, отменившие крепостное право лишь на 13 лет раньше России (Германия и Австрия) или даже позже ее (США), а также признавшие избирательное право женщин лишь в 1928 году (Великобритания), просто не имеют права «учить нас демократии» – да еще и с видимыми корыстными целями.

Даже бизнесмены, какие-то несколько лет назад занимавшие вполне космополитичные позиции, под давлением глобальной конкуренции постепенно осознают невозможность долгосрочной реализации своих коммерческих интересов без становления России как глобальной силы, способной защищать национальный бизнес и прокладывать ему дорогу для внешней экспансии.

Самые отъявленные либералы начинают признавать приоритет общих интересов перед интересами отдельной личности, так как интересы последней просто не могут реализоваться в ущербном и угнетенном обществе. Массовая и очень спокойная готовность жертвовать личными интересами ради общественных, воспринимаемая ее носителями как нечто само собой разумеющееся, является практическим доказательством высокого уровня патриотизма российского общества.

Этот патриотизм нуждается в жестком, последовательном и эффективном переводе в плоскость практической повседневной политики и дополнении позитивным реваншизмом. Этот реваншизм должен быть направлен не на разрушение конкурентов ради самого разрушения, не на потакание худшим инстинктам наиболее развращенных членов общества, но на «возвращение своего» – неотъемлемых рынков и ресурсов, необходимых для успешного и устойчивого развития российского общества.

Россия жаждет дееспособного, эффективного и по-настоящему преданного ее интересам лидера, при котором она сможет повторить слова Высоцкого:

Наконец-то нам дали приказ: «Наступать!» –

Отбирать наши пяди и крохи.

Но мы помним, как солнце отправилось вспять

И едва не зашло на востоке.

После распада СССР и растаскивания национальными бюрократиями по отдельным государствам «новой исторической общности – советских людей» большинство бывших советских граждан оказалось в положении разделенной нации. И точно так же, как немцы через

40 лет тщательной и упорной кропотливой работы, которая, казалось бы, не имела ни малейших шансов на успех, обеспечили воссоединение своего народа, и так же, как обеспечат его корейцы, воссоединение наших народов в рамках единой многонациональной культуры, поверх границ и корыстных интересов развращенных национальных бюрократий обеспечим и мы – современные русские.

Трудности, которые предстоит преодолеть в ходе воссоединения, наглядно видны на примере Германии. Длительная жизнь порознь создает не просто взаимную неприязнь, но и глубокие фундаментальные различия, изживать которые придется поколениями. Однако мы не имеем права забывать, что пример этой же Германии показывает: воссоединение разделенного народа высвобождает колоссальную позитивную энергию, придающую огромный импульс общему развитию и позволяющему постепенно изживать самые глубокие и болезненные разногласия.

Исторический, геополитический и экономический реванш – категорическое условие нормального развития России и, следовательно, категорический императив всей современной российской политики.

Непосредственная причина этого – объективная неспособность многих из оставленных без внимания территорий бывшего Советского Союза, в том числе и граничащих с Россией, к самостоятельному развитию. Большинство из них по вполне объективным причинам не представляет устойчивого интереса для Запада и не будет им развиваться ни при каких условиях. В результате они превращаются в «генератор неблагополучия», а то и xaoca, который будет постоянно давить на нас и дестабилизировать наше общество.

Надежно обезопасить Россию от этой экспансии хаоса можно одним-единственным способом – возобновлением успешного развития этих брошенных нами территорий. Строго говоря, российское общество не имело никакого исторического права снимать с себя ответственность за эти земли и проживающие на них народы. Мы должны ясно понимать, что в последние 15 лет Россия совершила в отношении других государств постсоветского пространства подлинное предательство, в одностороннем порядке внезапно отказавшись от своих неформализованных, но тем не менее безусловных обязательств по их взаимовыгодному развитию.

Возобновление успешного поступательного развития постсоветского пространства возможно только за счет экономической и политической экспансии России (в том числе при сохранении политической независимости соответствующих государств) и воссоздания, хотя и на принципиально новой, рыночной основе того единого хозяйственного механизма и экономического пространства, которым был когда-то Советский Союз.

Естественно, возвращение к здравому смыслу в таких масштабах требует глубочайшего пересмотра, а точнее – выработки заново всей внешнеполитической стратегии России.

Но главная причина необходимости восстановления глобального влияния России заключается в необходимости обеспечения ее внутренней социально-политической стабильности и устойчивого экономического развития.

Ведь российский рынок даже при условии применения разумных протекционистских мер неприемлемо узок для целого ряда российских же производств. Без существенных поставок на внешние рынки эти производства и даже целые отрасли – такие, например, как гражданское авиастроение и производство оборудования для атомных электростанций – просто не смогут существовать. А устойчивый контроль за внешними рынками высокотехнологичных товаров в современном мире принципиально невозможен без комплексного политического влияния на соответствующие общества.

Общий принцип гармонизации интересов бизнеса и населения заключается в том, что во внешнем мире государство должно реализовывать интересы бизнеса как более активного и творческого элемента общества, всячески поддерживая и частично направляя его экспансию, рассматривая ее как один из ключевых инструментов развития национальной экономики и повышения благосостояния. Внутри же общества оно должно поддерживать в первую очередь население с его стремлением к справедливости и более равномерному распределению ресурсов, – не столько из-за его преобладающего политического влияния, сколько потому, что внутренне нестабильное, расколотое общество не может быть конкурентоспособным.

Поощрение государством внешней экспансии бизнеса в обмен на его согласие с приоритетностью интересов населения внутри страны – единственный эффективный способ гармонизации интересов бизнеса и населения, единственный инструмент не просто поддержания долгосрочного социального мира, но и достижения общности интересов, цементирующих внутреннее единство общества.

К сожалению, подобное гармоничное развитие доступно лишь ограниченному количеству стран. Ведь необходимую для него внешнюю экспансию не могут вести все страны мира: кто-то будет ее субъектом, а кто-то – неминуемо – объектом. Страна, являющаяся преимущественно объектом внешней экспансии (классический пример – современная Россия), не только лишена возможности быстрой гармонизации интересов бизнеса и населения описанным способом, но и сталкивается с качественно новыми проблемами, порождаемыми этой внешней экспансией.

Доступный для нее способ гармонизации интересов населения и бизнеса – объединение их усилий в противостоянии внешней экспансии ради сохранения в стране большей доли производимых ресурсов и направления их на нужды собственного развития, то есть в развязывании своего рода «национально-освободительной» войны в области экономики. Необходимость этой «войны» и победы в ней не только не отменяет, но и подчеркивает необходимость одновременной организации внешней экспансии национального бизнеса.

Будет полезно почитать по теме: