Гармонизация интересов бизнеса и населения – условие национальной конкурентоспособности

Для сегодняшней России в высшей степени характерно драматическое падение уровня образования и общая деградация человеческого капитала , катастрофическая активизация хаотичной пропаганды и всеобщая загруженность повседневными делами (чтобы не сказать «борьбой за выживание», которая действительно отнимает все время и высасывает из нас жизненные соки, – именно поэтому сегодняшние россияне действительно «очень усталая нация»). Все это закономерно ведет к массовому забвению базовых, фундаментальных, казалось бы, самоочевидных истин, чреватому болезненными ошибками.

Чтобы ограничить их масштабы и разрушительность, приходится напоминать эти истины, даже когда они кажутся банальными, – раз за разом, до тех пор, пока, наконец, общество (а если очень повезет – то и управляющие системы) не перестанет забывать их, с анекдотическим постоянством ввергая страну в очередные кризисные ситуации.

Развитие общества определяется взаимодействием трех основных субъектов: государства, бизнеса и населения. Принципиально важно, хотя по понятным причинам именно этот самоочевидный факт с наибольшей яростью и последовательностью отвергается либеральной пропагандой, что не только образы действия, но и краткосрочные интересы бизнеса и населения весьма существенно различаются.

Бизнес по своей природе органически стремится к эффективности – к концентрации благ у наиболее успешных субъектов экономики и политики. Это стремление естественным образом оформляется идеологией свободной конкуренции, идеологией погони за эффективностью – либерализмом, т.е. идейно-политическим течением, которое основывается на признании политических и экономических прав человека в пределах, ограниченных действием законов.

Население столь же органически стремится к справедливости, то есть к более равномерному распределению благ. Поэтому его естественная идеология – социализм, т.е. идейно-политическое течение, которое в качестве цели и идеала выдвигает осуществление принципов социальной справедливости, свободы и полного равенства.

В области социально-экономических отношений больше никаких других идеологий, никаких других «измов» в принципе нет и быть не может. Их не существует в природе, им просто неоткуда взяться точно так же, как на Земле неоткуда взяться Восточному или Западному полюсам.

Полюсов только два: эффективность и справедливость. И поскольку слишком последовательная реализация каждого из них доводит их до абсурда и превращает жизнь общества в катастрофу, в аналог бесплодного и безнадежного «белого безмолвия» полярных районов, важнейшая функция государства заключается в гармонизации этих текущих интересов ради достижения долгосрочного успеха всего общества в целом.

Различные исторические условия, решение обществом различных задач на разных этапах его развития объективно требуют различных пропорций между эффективностью и справедливостью, между либерализмом и социализмом. Соответственно сменяются и стоящие у власти политические силы.

Как и все фундаментальные закономерности, общий принцип гармонизации интересов бизнеса и населения весьма прост, хотя и выработан развитыми странами в жестоких социально-управленческих муках.

Во внешнем мире государство должно реализовывать в первую очередь интересы национального бизнеса как более активного, творческого и агрессивного элемента общества, всячески поддерживая и частично направляя его экспансию.

Внутри же своего общества, где нет никаких оснований для развертывания агрессий, в том числе коммерческих, оно должно поддерживать в первую очередь население, – не столько вследствие его преобладающего (в настоящей демократии3) политического влияния, сколько потому, что внутренне нестабильное, расколотое общество в принципе не может быть конкурентоспособным в средне- и особенно долгосрочном плане.

Классическим примером ориентации на интересы бизнеса во внешней политике4 и населения во внутренней представляется стихийно сложившееся отношение государств к форме собственности на нефтяные компании.

При добыче преимущественно на своей территории добывающие компании для удовлетворения интересов своего населения, как правило, находятся в государственной собственности5 (и не только в развивающихся странах, но даже в безупречно европейской и отнюдь не социалистической Норвегии).

Добыча леса, ведущаяся на чужой территории, для большей эффективности экспансии6 требует компаний, находящихся в частной собственности7. В последнем случае значим и сугубо практический аспект: стране, на территории которой находятся осваиваемые месторождения, легче допустить к их освоению частные иностранные, чем государственные иностранные корпорации, так как в последнем случае угроза утраты политического суверенитета8 более очевидна.

Описанная модель связана с весьма существенными издержками для бизнеса, но они вполне окупаются эффективностью государства, способного обеспечить как выполнение установленных им «правил игры» внутри страны, так и внешнюю экспансию бизнеса, за счет которой он получит гарантированно больше, чем потеряет от внутренних ограничений. Пример подобного самоограничения крупного бизнеса на внутренней арене – его согласие на антимонопольное регулирование (без которого такое регулирование ни при какой агрессивности и эффективности государства было бы невозможно в принципе).

Вместе с тем из этой вроде бы тривиальной схемы гармонизации интересов бизнеса и населения за счет поощрения государством внешней экспансии бизнеса в обмен на его согласие с приоритетностью интересов населения внутри страны следует трагичный вывод о возможности успешного одновременного развития лишь ограниченного количества стран.

В самом деле: не вызывает никакого сомнения, что внешнюю экспансию, являющуюся условием внутренней гармонии общества, не смогут осуществлять разом все страны мира. Кто-то будет ее победоносным и расширяющимся (в той или иной форме) субъектом, а кто-то – неминуемо – не более чем объектом. Как пел Булат Окуджава, «ведь пряников сладких всегда не хватает на всех».

При этом страна, являющаяся объектом внешней экспансии (классическим примером является и современная Россия), не только лишена возможности полномасштабной гармонизации интересов бизнеса и населения описанным способом, но и сталкивается с качественно новыми проблемами, порождаемыми этой внешней экспансией.

Доступный для нее способ гармонизации интересов населения и бизнеса заключается в объединении их усилий в противостоянии разрушительной внешней экспансии ради сохранения в стране большей доли производимых ресурсов и направления их на нужды собственного развития этой страны. По сути дела, речь идет о развязывании своего рода «национально-освободительной» войны в области экономики.

Принципиально важно, что объективная необходимость этой «войны» и победы в ней отнюдь не отменяет столь же объективной необходимости одновременной организации внешней экспансии национального бизнеса, которая становится самостоятельной задачей государственной политики.