Распределение населения

Мы уже упоминали, что людей массами гонит из деревни в город так называемый сельский синдром, состоящий более чем из дюжины симптомов весьма отталкивающего характера. Среди них выделяются по значению тяжелый и монотонный, низкопрестижный и столь же низкооплачиваемый труд без выходных и отпусков (из-за нежелания сельской флоры и фауны признавать оные), да к тому же фактически сезонный: месяцы – жуткая страда, месяцы – вынужденное безделье. Сюда же добавляется необходимость полного хозяйственного и культурного самообслуживания – от строительства и ремонта жилья, доставки воды и выноса мусора до вынужденного развлечения себя только собственными силами. Добавьте сюда всезнание и всемогущество общественного мнения окружающих – живешь, как голый в витрине магазина, и вынужден поэтому строго следовать вековым нравам, обычаям, традициям: каждое движение в труде, в быту, на досуге становится по сути ритуальным, как в театре. Добавьте сюда и жесткую предопределенность крута общения, диктуемую наличием Богом данных соседей и социальными рамками (ровня – не ровня). Этими же обстоятельствами чуть не с детства предопределялась твоя дражайшая половина и целая иерархия местного начальства, от произвола которого нигде не могло быть спасения.

Поскольку в обыденном сознании бытовало предубеждение, что в городе все – с точностью до наоборот (только люди не совсем точно представляли себе этот самый «наоборот» и особенно кошмарную плату за него), массовая тяга в город нарастала из века в век. И только оказавшись в городе, человек обнаруживал другую сторону медали: городской синдром с такой же более чем дюжиной скверных симптомов.

Да, городской труд большей частью не столь тяжел и монотонен, как сельский. Зато возникает опасность немыслимого на селе тунеядства – не у тебя, так у твоих детей, не в первом-втором, так в третьем-четвертом поколении: неизбывное социальное вырождение типичной городской семьи, стократ описанное лучшими писателями мира. Да, самообслуживание – не самое большое удовольствие на свете. Но разве человек, полностью зависимый от сферы обслуживания и сделавшийся по сути простой приставкой к телевизору (а теперь еще и к компьютеру), лучше? Да, всесилие общественного мнения окружающих угнетает. Особенно когда тебе бесцеремонно навязывают спутника жизни. Но разве лучше самоубийство от безысходности одиночества?

И разве лучше от сознания, что в городе пропадает потребность в семье и детях, что город становится «черной дырой», в которой бесследно исчезает человечество?

Долгие раздумья на этот счет привели сначала к безнадежным утопиям касательно желательной ликвидации противоречий между городом и деревней (а также физическим и умственным трудом), а затем к поискам оптимального расселения, которое минимизировало бы минусы как сельского, так и городского синдрома. Долгое время эти поиски наталкивались на вроде бы неодолимые препятствия. Не тянуть же коммуникации на тысячи верст по сельским просторам! Не разводить же производственные площади по приусадебным участкам! Не ограничивать же общение людей ближайшими соседями! Не жертвовать же городской культурой ради прелестей сельской природы! И так далее. Но вот постепенно сама жизнь стала снимать эти «неодолимые» препятствия одно за другим.

Вот посмотрите на роскошное швейцарское шале (садовый павильон в виде сельского домика, который вносит в пейзаж пасторальный оттенок) высоко в горах неподалеку от ближайшего городка. Туда никто не тянет никаких коммуникаций – это было бы безумно дорого. Тем не менее в доме есть электричество, собственная горячая и холодная вода, сауна, бассейн, местная канализация и вообще все мыслимые городские удобства, полагающиеся пятизвездочному отелю. Четверть часа – дорога на машине вниз, в город. Полчаса – возвращение домой с покупками. Кому лень ехать в Швейцарию, может отъехать всего 38 км от МКАД на юг от Москвы. Там стоит в точности такое же «шале», полностью автономное от жилищно-коммунальных услуг Московской области. Правда, все это обходится в полтора-два раза дороже стоэтажного элитного барака в центре столицы. Но мы говорим о принципе, причем с учетом начинающегося быстрого сокращения поголовья аборигенов.

Точку в этой дискуссии внес все тот же, не к ночи будь помянут, компьютер-Интернет. Раз он позволяет учиться и работать дома, лишь время от времени приобщаясь к учебному или трудовому коллективу, чтобы не одичать совсем, раз позволяет приобщаться ко всем сокровищам мировой и отечественной культуры, не обязательно толкаясь в фойе театра после «часов пик» туда-обратно, раз позволяет посидеть в компании друзей, не покидая своего домашнего кресла, – то только безудержный экстраверт предпочтет традиционную реальность столь комфортной (стопроцентно такой же!) виртуальности.

Сказанное, конечно же, не означает мгновенное уподобление современных городов плачевной участи Трои и Карфагена. Еще очень долго миллиардам людей на Земле не хватит денег не только на шале, но даже на рулон бумаги для биотуалета. Еще долго главной проблемой в этой области будет каждый лишний градус Цельсия в спальне холодной осенне-зимне-весенней ночью. Речь идет о стратегическом курсе расселения на XXI век: скучиваться и дальше в городах, экономя пространство и время (а главное – драгоценную энергию) или брать пример с начальства, которое упорно предпочитает прямо противоположный образ жизни.

Кстати, если город – действительно «черная дыра», поглощающая человечество, то, может быть, начальство хоть в данном отношении поступает не самым глупым образом, создавая себе оптимальные условия для труда, досуга, жизни семьей: единственного устройства, способного «обогнуть «черную дыру» и тем самым продлить человечеству время существования при любом уровне развития «умных информационных полей»?