Проблема топливно-энергетического баланса

История глобального и почти всех региональных топливно-энергетических балансов (включая российский) носит в высшей степени драматический характер. Здесь, как, пожалуй, нигде больше, наглядно проявляется переход количества в совершенно иное качество. При этом переход проис-ходит обычно обвалами, затрагивающими судьбы миллионов, а сегодня – миллиардов людей.

По иронии истории очередной глобальный обвал (точнее, начало такого обвала) ожидается как раз в середине грядущего десятилетия (2006-2015 годы). Большинство экспертов называют в данном случае «годом наибольшего ожидания» 2012-й (плюс-минус два-три года). Однако чтобы сказанное ниже не выглядело очередной надуманной псевдосенсацией, придется обратиться к реальной истории.

На протяжении десятков тысячелетий существования рода гомо сапиенс топливно-энергетический баланс составляли мускульная сила людей и дрова для костра. В последние тысячелетия к ним добавились мускульная сила домашних животных, воздушные и водные потоки (ветряные и водяные мельницы, парусные суда). Уточним, что этот «добавок» внедрялся постепенно, веками и веками, так что никаких «обвалов» вроде бы не было. Если не считать, конечно, использование огня для костра. Это сразу дало людям такие преимущества в борьбе с еще несколькими расами примерно таких же обезьяно-человеков, что позволило за какие-нибудь несколько десятков тысяч лет стереть соперников с лица земли. И воцариться на ней, не подозревая, что истории свойственны повторы на новых витках ее протяженности. Теперь уже в стане самих победителей.

Первый такой «повтор» начался в конце XVIII века, по ходу начавшейся промышленной революции, когда к мускульной силе людей и животных, водным и воздушным потокам добавился каменный уголь. Именно он позволил создать современную промышленность, начать в массовом порядке переход от сельского к городскому образу жизни. Наконец, на протяжении XIX – первой половины XX века создал «первый мир» – мир сравнительно благополучных государств со сравнительно зажиточным населением Северной Америки и Западной Европы (включая Австралию и Новую Зеландию, белое население Южной Африки, Японию и Израиль, как по сути еще один штат США). Особенно на фоне «третьего мира» – подавляющего большинства землян в странах Азии, Африки и Латинской Америки, которые в массе своей продолжали существовать как века и тысячелетия назад. Эту картину дополнял «второй мир» – мир государств Восточной Европы (включая СССР), занимавший промежуточное положение: военно-промышленный комплекс и культура на уровне «первого мира», а жизнь большинства людей – на уровне «третьего». Этот «мир» в состоянии продолжающегося распада на «первый» и «третий» существует до сих пор.

Первая половина XX века принесла с собой еще один сдвиг. К каменному углю добавилась нефть, а затем и природный газ, которые постепенно заняли главенствующее положение в мировом топливно-энергетическом балансе, оттеснив уголь по удельному весу в нем на третье место. Специфика добычи и транспортировки природного газа не позволила ему соперничать с нефтью, которая сделалась «царицей топлива» для промышленности, транспорта и быта.

Вторая половина XX века добавила к этому раскладу атомную энергию. Без нее в некоторых странах мира, лишенных нефти, газа и угля, сотни миллионов людей оказались бы отброшенными в минувшие века. Но наряду с этим вскоре выявились и жесткие ограничения, не давшие атому – вопреки первоначальным надеждам – потеснить нефть, газ и уголь. Эти ограничения связаны главным образом с опасностью радиационного заражения природной среды. Чернобыль и другие аварии – в США и СССР, равные по убийственной силе десятку атомных бомб, наглядно показали последствия неумелого обращения с атомной энергией. Тем более, что ныне любой поднаторевший в технике террорист, наподобие покойного Дудаева, может легко поразить ракетой атомную электростанцию и превратить в поселок Чернобыль, скажем, город Варшаву. Вместе с площадью его имени.

Думается, в данном контексте не стоит тратить время и слова на термоядерную энергию. Физики, занимавшиеся ею всю вторую половину XX века, уподобились портным из андерсеновской сказки про Голого короля. Истратив уйму времени и средств, они создали водородную бомбу, которую даже политики признали изначально самоубийственной для человечества.

Не стоит также тратить время и слова на столь же пресловутые «альтернативные источники энергии» – солнце, воду и воздух, подземное тепло Земли и так далее, вплоть до такой фантастической экзотики, как атмосферное электричество или земной магнетизм.

Можно сколько угодно распространяться о бесперспективности тепловой энергетики (и нам обязательно придется сделать это чуть ниже). Но человек первых пяти и последующих десяти лет XXI века устроен так, что он ни за что не вылезет из самой тесной «Оки» (не говоря уже о «мерседесе»). Ни за что не перестанет освещать дома тысячеваттными лампами при самом палящем солнце. Ни за что не перестанет отапливать улицу в самую невыносимую жару. До тех пор пока Судьба (с большой буквы) не протрет ему кулаком глаза и не согнет его в бараний рог. Да и то, наверное, пройдут годы и годы, пока он, матерясь и скрежеща зубами от злобы, не начнет жить, говоря щедринским языком, «применительно к подлости жизни».

Короче говоря, при любых чудесах науки и техники нефть и в грядущем десятилетии останется «царицей топлива». Расставание с ней будет для человека тяжелее, чем столь же неизбежное в более отдаленном будущем расставание с никотином, алкоголем и более сильными наркотиками. Поэтому остается лишь рассмотреть более внимательно, действительно ли начало расставания с нефтью неизбежно. И если да, то как скоро такого удовольствия следует ожидать.

Прежде всего нельзя не отметить, что упомянутый выше «третий мир», который сегодня насчитывает более 4,5 млрд человек из шести с лишним миллиардов землян и который уже давно делится на «третий», «четвертый» и «пятый» миры (по степени приближения к «первому»), шаг в шаг идет по стопам последнего. Можно сколько угодно говорить о том, что не могут шесть и тем более десять миллиардов человек жить так, как роскошествуют две-три сотни миллионов обитателей США, потребляющих чуть ли не половину земного топлива и загрязняющих чуть ли не половину нашей планеты. Все равно среднестатистический житель Пекина или Дели, Мехико или Рио-де-Жанейро, Каира или Тегерана при первой же возможности выберется из своей хижины в благоустроенный особняк, начнет топить улицу, освещать белый свет, пересядет с велосипеда в автомобиль и начнет все чаще пользоваться воздушным транспортом. Следовательно, спрос на нефть будет расти в геометрической прогрессии независимо от роста цен в «первом мире», пока не наткнется на неодолимую преграду. Вот ее, эту пока что трудноразличимую преграду, и надо рассмотреть более внимательно.

О том, что запасы нефти под землей небезграничны, мы слышим не первое десятилетие. Наверное, столь же долго, сколь о «закате Европы». Впервые мы услышали о нем еще в 20-х годах прошедшего века. И только к концу его и началу XXI века специалистам с каждым годом становится все яснее, насколько кошмарен будет этот теперь уже недалекий закат – сродни последним годам первого или второго Рима. В точности так же обстоит дело с нефтью. Мы видим, что даже сегодня, когда нефти, казалось бы, разливанное море, биржа очень чутко реагирует на малейшие осложнения в топливном балансе, чтобы содрать с потребителя лишний доллар. Какие же судороги ожидают нас, когда речь пойдет не просто об осложнениях!

В поле зрения футуролога сегодня на первом плане два такого рода возможных «осложнения».

Первое – если по ходу четвертой мировой войны бедного Юга против богатого Севера (считая третьей мировой войной продолжающееся по сей день противостояние США и России – нам предстоит вернуться к этому вопросу детальнее в последующих разделах материала) на Ближнем, Среднем или Дальнем Востоке сложится ситуация, существенно затрудняющая добычу и/или транспортировку нефти. Такое вполне реально может случиться в любой год грядущего десятилетия. Мало того, именно в это десятилетие следует ожидать подобного рода событий. Ибо в следующее десятилетие – и на этом мы тоже остановимся ниже специально – почти неизбежно начнется переход человечества в качественно новое состояние (по ходу начавшейся компьютеризации общества и киборгизации личности), когда будет уже не до таких пустяков, как нефть или мировые войны.

Второе – мировая биржа получает сигнал, что пик нарастания масштабов добычи нефти скоро наступит или уже наступил. Нетрудно предвидеть реакцию – если даже сравнительно незначительные осложнения сразу поднимают цену нефти на десяток долларов за баррель. Вопрос в том, насколько основателен может быть такой сигнал. И этот вопрос, надо рассмотреть, возможно более основательно.

Не секрет, что даже сегодня, при весьма туманных перспективах положения дел с нефтью, все гомо сапиенсы поумнее спешно прикрывают свои скважины в ожидании баснословной завтрашней конъюнктуры и спешат наполнить дешевой нефтью резервуары тех, кто поглупее.

С другой стороны, те, кого трудно назвать гомо сапиенсами, торопятся снять сливки со своих дуриком доставшихся им скважин и забросить их потомкам задолго до своей смерти, которая благодаря лошадиным дозам никотина, алкоголя и более сильных наркотиков (не говоря уже о еще более убийственных стрессах в ожидании очередной пакости от своих же дружков или властей) вполне укладывается в рамки ближайшего десятилетия. То и другое вместе взятое дает так называемый кумулятивный эффект «нагнетания зла», и весь вопрос сводится только к тому, в какой год грядущего десятилетия эта бомба наконец взорвется. Как мы уже говорили, эксперты называют в данном случае «годом наибольшего ожидания» 2012-й плюс-минус два-три года.

Оставим научным и ненаучным фантастам труд расписывания картины грядущего нефтяного бедствия. Займемся менее фантастичным делом – последствиями неизбежно и скоро грядущего. Опять-таки отрешимся от крайностей. И от утопии, будто к 2012 году люди образумятся, покаются, вспомнят, что использовать нефть в качестве топлива – все равно что топить ассигнациями, пересядут с автомобилей на столь же комфортные веломобили, вспомнят и о том, что их предки умели сооружать жилища, в которых температура оставалась под 20 градусов Цельсия и при десяти градусах холода, и при сорокаградусной жаре на улице, что окна днем можно использовать не только для декорации и т.д. Словом, поведут себя как человеки разумные. И от катастрофического прогнозного сценария, по которому детально расписываются ажиотаж, беснующиеся толпы, погромы и бесконечные догадки насчет того, чьи же это спецслужбы поработали, если конгресс США официально и публично ассигновал на такое скандальное дело 90 млн долларов (правда, позже урезал).

Ограничимся более вероятными сценариями: инерционным – как скорее всего пойдет дело, если все останется как сегодня; а также оптимизационным – как должно пойти, если доля разума в поведении людей, в отличие от сегодняшнего дня, хоть чуть-чуть превысит долю алчности и прочих эмоций.

В первом случае напрашивается аналогия с десятками миллионов лошадей, которые гарцевали по городам и весям Европы столетие назад. Тогда публиковались ужасающие прогнозы, в каком именно году Лондон и Москва, Париж и Берлин окажутся погребенными под многометровым слоем конского навоза, с которым не справиться никаким армиям дворников.

И что же мы увидели четверть века спустя? Счет лошадям рухнул с десятков миллионов до жалких тысяч, а десятки миллионов стали исчисляться в лошадиных силах. Точно так же можно ожидать, что одной из сложнейших экологических проблем второй четверти XXI века будет утилизация десятков миллионов проржавевших кузовов, а миллионные пассажиропотоки поглотит общественный транспорт. И наши недалекие потомки будут удивляться, что их отцы и деды разъезжали в механических каретах, словно бояре минувших веков в немеханических. А централь-ное отопление заставит напрочь позабыть о роскоши отдельной котельной в персональном особняке – как сегодня в центре крупного города напрочь забыли о печи и дровах.

Во втором случае люди вспомнят, что компьютер и Интернет – это не только великолепное надгробие человечеству, но еще и реальная возможность работать, встречаться и побывать повсюду в мире, не покидая собственного кресла.

В этом случае люди покинут свой дом только для того, чтобы немного поразмяться. К их услугам будут велосипеды и верховые лошади, весла и парус, зимой – лыжи и коньки. Но если кто-то заведет для развлечения мотор, воруя драгоценные калории у своих потомков, – его тут же оштрафует как последнего хулигана первый попавшийся гаишник. И тогда топливно-энергетический баланс второй четверти XXI века будет намного сильнее отличаться от сегодняшнего, нежели наш – от того, когда главными составляющими были мускульная сила людей и домашних животных.

Впрочем, может быть, наши размышления о будущем напрасны? И в 2015-м как с нефтью, так и со всем остальным дело будет обстоять абсолютно так же, как в 2005-м или в 1995-м? А может быть – намного сложнее представленного нами?

Как говаривал в сходных случаях великий французский математик Лагранж, чем спорить – давайте лучше посчитаем. Давайте предоставим слово бесстрастным цифрам, построенным в динамические ряды на перспективу. И попросим экспертов прокомментировать полученные результаты. А затем посмотрим, каково мнение не одного-двух отдельно взятых экспертов, а всего экспертного корпуса проекта 2005-2015. И так – по всем 23 разделам «Проекта».