Теория социального конструирования гендера

В рамках теории социального конструирования гендера гендер понимается как организованная модель социальных отношений между женщинами и мужчинами, не только характеризующая их межличностное общение и взаимодействие в семье, но и определяющая и конструирующая их социальные отношения в основных институтах общества. Эта теория наряду с упомянутыми понятиями активно использует понятие «гендерная идеология», или систему идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения «естественных» различий или сверхъестественных убеждений. Когда социальное конструирование гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа. Основными темами оказываются гендерные роли, гендерные стереотипы, гендерная идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства. Теория основана на двух постулатах:

1) гендер конструируется посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации;

2) гендер конструируется и самими индивидами – на уровне их сознания посредством гендерной самоидентификации, а также принятия заданных обществом норм и ролей, подстраивания под них в одежде, внешности, манере поведения и т.д.

С самого начала в ГИ особое внимание уделялось технологиям формирования (конструирования) гендера, тому самому научению и усвоению гендерных норм, которые во многом предопределяют модели отношений в том или ином обществе. Проанализировав существующие подходы по данному вопросу, О. Воронина выделяет несколько вариантов понимания гендера. В ГИ гендер рассматривается как: социально демографическая категория, социальная конструкция, субъективность, идеологический конструкт, сеть, технология и, наконец, культурная метафора. «Гендер как идеологический конструкт», например, представлен в феминистском анализе, определяющем гендер как пример мужского доминирования, которое организует сексуальность через властную систему, где возможности контроля, превращающего женщину в объект, принадлежат мужчинам. Представители этой позиции подчеркивают, что в восприятии мужчин только женщины имеют гендер, мужчины же могут не иметь такого знака специфичности, так как они представляют все человечество. Эта идея нашла отражение в давнем предрассудке, смысл которого в том, что пол, сексуальность – это прерогатива женщин, отсюда выросла вся тема «мистики женственности».

Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, индивиды конституируют гендерные различия и, одновременно, обусловливаемые ими системы господства и властвования. По словам Д. Скотт, «осознание гендерной принадлежности – конституирующий элемент социальных отношений, основанный на воспринимаемых различиях между полами,

а пол – это приоритетный способ выражения властных отношений». Исследователи Маккена и Кесслер утверждают, что «мужское» и «женское» являются культурными событиями, продуктами того, что они называют «процессом принятия гендера». «Делать гендер», таким образом, означает создавать различия между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, различия, которые не являются естественными, сущностными или биологическими. Гендерная принадлежность индивида – это то, что человек делает и делает постоянно в процессе взаимодействия с другими людьми.

Когда социальное формирование гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, массмедиа. Основными темами оказываются проблемы гендерной стратификации и неравенства. Рассматривая раннюю гендерную социализацию, т.е. практику причисления к определенному полу и гендеру – и как ее следствие принятие гендерной идентичности

(я – мальчик, я – девочка), исследователи отмечают, что эта категоризация по гендеру не является добровольной и не зависит от внутреннего выбора, а является принудительной. Принятие детьми определенной гендерной идентичности «включает» процесс саморегуляции (в том числе, формирование мотивации и психологических черт) и мониторинг (отслеживание и контроль) своего поведения и поведения других в соответствии с матрицей гендерной идентичности. Анализируя разделение труда, исследователи выясняют и показывают, как оно производит и закрепляет гендерное разделение, гендер как таковой. Гендер является мощным устройством, который производит, воспроизводит и легитимирует выборы и границы, предписанные категорией принадлежности по полу. Понимание того, как в социальной ситуации создается гендер, позволит прояснить механизм поддержания социальной структуры на уровне взаимодействия индивидов и выявить те механизмы социального контроля, которые обеспечивают ее существование.

Именно в рамках теории социального конструирования гендера в последнее время стали обсуждаться гендерные технологии как способы формирования гендера и закрепления соответствующих идентификаций. Гендерные технологии есть те механизмы, которые задают и регламентируют формы и стадии становления гендера. Гендерные технологии показывают, как пол становится идеологическим продуктом, находясь в сфере идеологического контроля. Возникает то, что можно назвать гендерной идеологией – системой идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения «естественных» различий или сверхъестественных убеждений.