Рефлективность и «гендерные линзы», «гендерный дисплей», гендерный анализ и гендерная экспертиза

Процесс гендерного исследования отличается рефлективностью (форма теоретической деятельности человека, включающая отражение его собственных взглядов и действий), ибо изучению подвергаются не только предметы исследования, но и представления и предпочтения авторов. В случае ГИ принято говорить о своеобразных «гендерных линзах», через которые исследовательница или исследователь смотрят на мир, на объект своей научной работы, так как культурные установки и верования сильно влияют на результаты. Под «гендерными линзами» понимают собственные установки исследователя по поводу гендерных проблем, оказывающие влияние на результаты исследований. Ни методология, ни методы исследования не могут быть независимы от общих теорий, гипотез и других базисных оснований, на которых строится научный труд. Методология является способом применения общей теоретической структуры к исследованию, его замыслу, его постановке, включая соотношение познающего и познаваемого, а метод – техника этого исследования. ГИ помимо традиционных методов используют и специфические методы, такие как метод «роста сознания», игровую технику, диалоговые методы, включенное наблюдение и др. Диалоговая форма способствует преодолению отчуждения в ходе исследования. Для смягчения иерархии в исследовательской ситуации предлагается включать респондента в обсуждение результата, в этом случае интерпретация может вырабатываться совместно, отражая представления не только исследователя. Таким образом, рефлексия на всех этапах гендерного исследования становится основной его особенностью.

Под понятием «гендерный дисплей», введенным в научный оборот американским социологом Ирвином Гофманом, понимают социально обусловленное многообразие проявления половой принадлежности на уровне общения; основной механизм создания гендера в процессе личного взаимодействия. Гендерный дисплей проявляется в телесной особенности, символике, стиле и содержании общения. Межличностная коммуникация в конкретной ситуации сопровождается фоновым процессом отнесения собеседника к категории мужчин или женщин,

т.е. категоризации по признаку пола. Человека относят к полу, получая многообразную информацию, соответствующую правилам. Имя, внешний облик, тембр голоса, манера речи и движения, стиль выражения чувств – все эти множественные проявления представляют собой гендерный дисплей, который позволяет идентифицировать собеседника как мужчину или женщину. Приписывание пола или категоризация по полу является неизбежной базовой практикой повседневного взаимодействия. Обычно она представляет собой неосознанный нерефлексируемый фон коммуникации. Сама возможность категоризации индивида по полу является залогом коммуникативного доверия. Быть мужчиной или женщиной и это проявлять – значит быть человеком, вызывающим доверие и вписывающимся в практики общения, принятые в данной культуре. Проявления гендера невозможно свести к исполнению половых ролей, гендерную идентичность нельзя отменить или сменить, подобно роли в спектакле.

Гендерный дисплей – это многообразие представлений и проявлений «мужского» и «женского» в межличностном взаимодействии. Гендерный дисплей не может быть сведен к сочетанию речи, мимики, костюма и грима. Эта виртуозная «игра» представляется наблюдателям и самим игрокам естественным проявлением их сущности. В этом и заключается загадка конструирования гендера – каждую минуту участвуя в «игре» представления пола, люди делают это таким образом, что игра по правилам кажется им естественным проявлением человеческого «Я». Гендерный дисплей не является производным биологического пола, поскольку он не универсален: детерминирован культурой и властными отношениями. Разные общества, социальные группы и разные ситуации предполагают различные формы гендерного дисплея. Различия гендерных дисплеев заставляют обратить внимание на наличие властных отношений между полами.

Важным инструментом для понимания социальных процессов является гендерный анализ, который должен использоваться в социальных науках. Гендерный анализ – это сбор качественной информации и понимание гендерных тенденций в обществе с целью дальнейшего использования знаний для выявления потенциальных проблем и поиска решений в конкретной работе. Он позволяет увидеть и сравнить: каким образом и почему политические, экономические, социальные и иные факторы по-разному влияют на женщин и мужчин. Гендерный анализ основан на убеждении в том, что политика не может быть отделена от социального контекста, что социальные вопросы – неотъемлемая составная часть экономических и политических вопросов. Гендерный анализ подвергает сомнению утверждение о том, что любой человек, независимо от пола, испытывает одинаковое воздействие политических курсов, программ и законодательства. Такое представление соответствует гендерно нейтральной политике, игнорирующей различные физические, социальные, экономические характеристики и жизненный опыт конкретных женщин и мужчин. По существу, такая политика игнорирует различные физические, социальные, экономические характеристики и жизненный опыт женщин и мужчин. Ведь равенство означает обеспечение всем людям, независимо от их пола, расы или способностей, одинаковых возможностей доступа к позитивным результатам проводимого политического курса.

В политических культурах, в которых не развиты гендерно ориентированные измерения, гендерно-чувствительная политика обречена на конфликт с доминирующими ценностями, определяющими правила организации и жизнедеятельности общества.

Гендерный анализ позволяет проводить политические курсы, учитывающие гендерное различие, характер отношений между женщинами и мужчинами, а также их специфические социальные реальности, жизненные ожидания и экономические обстоятельства. Гендерный анализ зиждется на убеждении в том, что политика не может быть отделена от социального контекста, что социальные вопросы – неотъемлемая составная часть экономических. Система мер, программа или законодательство, разработанные без учета половых различий, чаще всего не соответствуют интересам и чаяниям женщин, однако могут затрагивать и мужчин. Суть гендерного анализа – в полном раскрытии любых последствий для обоих полов, а не в том, чтобы способствовать продвижению или ослаблению позиций одного из них. Например, социально-экономические данные, обработанные в свете учета половых различий, свидетельствуют о том, что в среднем мужчины располагают более высокими доходами по сравнению с женщинами, и что женщины оказываются в невыгодном положении в результате осуществления своих социальных ролей (матерей, жен) и неадекватной оценки этих ролей в обществе. Однако в случаях, когда мужчины оказываются в невыгодном социально-экономическом положении (более ранняя мужская смертность), гендерный анализ высветит также и подобные факты. Реальное положение мужчин и женщин может быть различно как вследствие пола (биологических различий), так и вследствие гендерных особенностей (социальных различий). Система мер или программа, законодательство, разработанные без учета этих различий, могут не соответствовать интересам и чаяниям ни женщин, ни мужчин. Такой политический курс не способен оказать нужного воздействия, а значит, не может быть социально достаточным и достоверным.

Высвечивание социального воздействия принятых государственных решений часто называют гендерной экспертизой, под которой понимается анализ существующих и вновь принимаемых законодательных актов с целью более достоверного прогноза последствий законов и государственных решений для социального положения женщин и мужчин и особенно выявления случаев явной и скрытой дискриминации женщин. Вообще экспертизой называется исследование специалистом (экспертом) какого-нибудь вопроса, решение которого требует специальных познаний в некоторой области науки или практики. Гендерный аспект принятых решений может быть не очевидным сразу, он может проявиться с течением времени, а значит, необходимо подвергать гендерному анализу полный цикл процесса и последствия решений. Следует анализировать и обрабатывать статистические данные о мужчинах и женщинах в свете половых различий с учетом не только количественных, но и качественных методик; подвергать сомнению базовые предположения и совершенствовать понимание внутренних отношений между всеми основными экономическими и социальными секторами в свете гендерного подхода. Гендерная экспертиза должна быть не просто «прибавкой» к анализу, не констатацией общих затрат и прибылей, а представлять собой интегральный компонент анализа политического курса во всех сферах жизни. Она должна пронизывать от начала и до конца полный цикл политического процесса по выработке и реализации государственной деятельности. Суть гендерной экспертизы – в полном раскрытии любых последствий для обоих полов, а не в том, чтобы способствовать продвижению или ослаблению позиций одного из них. В целом, гендерная экспертиза является важной частью универсального социально-экономического анализа государственной политики. Сегодня вне экспертной технологии невозможно себе представить современное социальное государство и гражданское общество.

Использование гендерной экспертизы при изучении социальных явлений уже дали результаты, важные для понимания формирования гендера, и изменили некоторые устоявшиеся представления. Так, гендерная экспертиза 80-х годов понятия «мобильность индивида» показала, что традиционные методы не соответствуют изучению женской мобильности. В исследованиях чаще всего в качестве базового критерия для определения социального статуса членов семьи принимается только положение отца, а роль матери совершенно игнорируется, хотя в мире растет число семей, где единственным кормильцем является мать. Более того, совершенно не учитывается тот факт, что оба структурообразующих элемента мобильности – происхождение человека и его предназначение – содержат явное гендерное измерение. Изучение женской мобильности требует новых методик, так как, например, у женщин нет независимого социального статуса: большинство их имеет зависимое от отца или мужа классовое положение. Для женщин вообще более характерна профессиональная мобильность, ибо исследования показали, что родители не могут гарантировать своим дочерям элитные классовые позиции, а некоторые процессы работают против вхождения женщин в элиту, несмотря на статус отца. Брат и сестра имеют различные шансы на продвижение, несмотря на общего отца, то есть эффект предназначения перекрывает эффект происхождения.

Гендерная экспертиза избирательной системы в России показала, что в разных округах для кампании необходимо от 300 тыс. долл. до 2 млн долл. Это положение закона не способствует выдвижению женщин, поскольку они в своей массе не имеют доступа к суммам, которые необходимы для организации и проведения избирательной кампании. Что касается процентного барьера (5% или 7%), то это достаточно высокая планка для мелких партий и объединений. Тем более, в женском движении наблюдаются трудности на пути объединения для совместных действий. Отчасти это связано с укоренившейся боязнью женщин остаться без мужской поддержки. Женщины, участвуя в чисто женских мероприятиях, где сетуют на свою судьбу, в большинстве своем предпочитают остаться под патронатом мужчин, когда дело доходит до объединения. Отсутствие женской идеи, способной повести женское движение в направлении его консолидации и неприятие любых организационных форм по построению коалиции, которая могла бы посягнуть на самостоятельность нарождающихся групп и объединений, ведет к разобщенности женских НПО. Это говорит о том, что российское женское движение находится на начальном этапе своего существования, и именно это мешает российским женщинам войти во власть. Итак, с точки зрения гендерной экспертизы, и залог, и 5%-ный барьер объективно не работают на женщин в принятой избирательной системе.

Велико значение гендерной экспертизы трудового законодательства как обязательного института гражданского общества. Так, в ходе гендерной экспертизы трудового законодательства РФ были отмечены некоторые моменты, которые влекут за собой дискриминацию женщин на рынке труда. Что касается реализации права на труд, то ст. 37 Конституции закрепляет право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. На уровне Конституции дискриминации не существует. Дискриминация женщин в этой сфере идет через систему разработанных еще в советское время мер, льгот и специальных ограничений при выборе характера труда, вида трудовой деятельности. Современному работодателю невыгодно реализовывать эти льготы на практике, и он предпочитает брать на работу мужчину. Государство, вообще говоря, должно пойти на непопулярную, но антидискриминационную по своей сути отмену льгот и привилегий работающим женщинам

(за рамками регламентирования прав, связанных с беременностью, родами и восстановительным послеродовым периодом). Реализация возможностей быть равной с мужчиною на рынке труда для женщин связана в первую очередь именно с отменой этих льгот, которые были установлены еще социалистическим государством и поддерживаются постсоветским государством сегодня. При гендерной экспертизе промышленной политики, направленной в основном на развитие добывающих отраслей, выяснилось, что женщине в этих отраслях либо нет места, либо женский труд прямо запрещен по его условиям, а именно здесь велика заработная плата. Для ликвидации дискриминации женщин следовало бы стимулировать отечественною легкую, текстильную и пищевую промышленности (кредиты, налоги, таможенные пошлины, государственные инвестиции) и принять поощрительные меры в области малого предпринимательства, в котором очень заинтересованы женщины.