Псевдогендерные исследования

Понимание и использование нового понятия «гендер», как и применяемые в ходе исследований методы, весьма различны. После появления термина «гендер» начали публиковаться работы, где фактически он стал использоваться как синоним термина «пол». В связи с некоторым сексуальным привкусом слова «пол» замена его на «гендер» облегчила жизнь некоторым исследователям: заниматься гендерными проблемами стало даже модно. Те, кто пытался скрыть свою приверженность к феминизму из-за отрицательной коннотации этого термина, особенно в России, с легкостью объявили себя гендеристами. Некоторые давно существующие направления исследований стали именоваться гендерными. Так появились псевдогендерные исследования, к которым О. Воронина относит, во-первых, работы по традиционной социодемографической категории (социополовой роли), и, во-вторых, проведение под видом гендерных исследований положения женщин и детей.

Использование термина «гендер» как синонима слова «пол» часто встречается в отечественных исследованиях, авторы которых осознанно или неосознанно стоят на биодетерминистских позициях, но считают слово «гендер» более современным. Восприятие гендера как социополовой роли, как правило, характерно для социальных, демографических и экономических исследований, авторы которых не хотят отставать от современных идей. Этот подход фактически является модификацией идей традиционной социологии пола, то есть все тем же биодетерминизмом. В рамках этого подхода пол как биологический факт и гендер как социальная конструкция могут различаться. Но наличие двух противоположных «гендеров» принимается как данность или как отражение двух биологически разных полов.

При этом считается, что природа мужчин и женщин различна настолько, что их можно разнести по разным социальным (социополовым) категориям. При таком подходе исследователи обычно изучают воздействие пола как биологической и социальной категории на предмет исследования (установки или поведение избирателей, воспитание, труд и т.д.). Если удается установить какие-либо особенности, то их считают результатом различий между гендерными группами (женщинами и мужчинами), что само по себе является тавтологией, поскольку исследователь заведомо исходит из посылки об их различии, изначально относя женщин и мужчин к разным социально-демографическим категориям. Если же различий не обнаруживается, то делается заключение, что пол/гендер на данную переменную не влияет, хотя подобная констатация и не нарушает общего убеждения в том, что мужчины и женщины коренным образом отличаются друг от друга. Примером такого рода изучения можно считать традиционные демографические исследования, когда, например, отдельно высчитывается продолжительность жизни женщин и мужчин, а потом эти факторы просто сравниваются, но не анализируются причины разницы в этой самой продолжительности жизни. Таким же примером являются традиционные вопросы социологов, адресованные только женщинам: «Хотели бы Вы сидеть дома, если бы имели такую материальную возможность?» или пресловутые опросы на тему: «Может ли женщина быть политиком?». Такого рода социологам просто невдомек, что результаты их исследований уже предрешены самой методологией.

Псевдогендерными исследованиями являются также и популярные исследования по социологии труда, в которых описание «мужских» и «женских» профессий (или рабочих мест) и разная оплата труда в женских и мужских отраслях не сопровождаются анализом причин и смысла этой дифференциации. С позиций социополового подхода невозможно объяснить, почему подавляющую часть врачей, судей или банковских служащих в СССР составляли женщины, а в Европе и США это были в подавляющей массе мужчины. Ситуация проясняется только тогда, когда с позиций гендерной теории исследователь анализирует, каковы престижность той или иной профессии в обществе и размер оплаты труда. Очевидно, что женщин среди врачей в СССР больше было не потому, что они «от природы более милосердны и склонны к самоотверженности» (как сказали бы биодетерминисты), и не потому, что такова социальная роль представительниц их пола (как сказали бы приверженцы социополовой теории), а потому, что эта работа была низкооплачиваемой (по сравнению, например, с работой в военно-промышленном комплексе) и в целом малопрестижной (например, рабочие имели гораздо больше социальных льгот, чем врачи).