Насилие на гендерной почве и технологии оказания помощи в случаях его проявления

Насилие представляет собой такой тип человеческих, общественных отношений, в ходе которого одни индивиды и группы людей подчиняют себе других, узурпируют их свободную волю. При определении понятия «насилия» существует два подхода: широкий (абсолютистский) и узкий (прагматический). При первом подходе под насилием понимается подавление человека во всех его разновидностях и формах – не только прямое, но и косвенное, не только физическое, но и экономическое, политическое, психологическое и прочее. При этом подавлением считается любое ограничение условий личностного развития, причина которого заключена в других людях или общественных институтах. При втором подходе насилие сводится к физическому и экономическому ущербу, который люди наносят друг другу, оно понимается как телесные, психические и иные повреждения, убийства, ограбления, поджоги и т.п. Использование силы на основе признака пола принято называть насилием на гендерной почве. Скандинавскому профессору И. Галтунгу принадлежит авторство в делении всех типов насилия в отношении женщин на три категории: социокультурное (касающееся духовной сферы, религиозных предпочтений, информации, бытующих в обществе стереотипов и норм), структурное (когда попрание прав других встроено в социальные и государственные структуры) и прямое (направленное на поругание основных потребностей других). Структурное и социокультурное насилие распространяются на всю женскую часть общества в целом, даже на тех женщин, которые не испытывают прямого насилия от своего окружения. Под прямым насилием имеют в виду индивидуальное насилие, испытываемое конкретной женщиной чаще всего от отдельной личности или группы лиц.

Социокультурное насилие по отношению к женщинам появилось в обществе на очень ранней стадии становления патриархатной государственности и тяжелее всего поддается ликвидации. Если в конечном итоге структурное насилие исправляется с помощью принятия справедливых законов, развития институтов, обеспечивающих наблюдение за исполнением таких законов, прямое насилие является наказуемым в большинстве цивилизованных стран, то социокультурное насилие затрагивает самые низменные пласты человеческой психологии и изначально формируется в замкнутой ячейке общества (семье), которая является наиболее консервативным элементом общества. Появление культа силы связано с возникновением общественного устройства, известного под названием патриархата, когда доминирование мужского пола над женским стало считаться нормой общественных отношений и мужской пол утвердил свою власть через насилие и контроль (оттого, по всей видимости, и приобрел название «сильного», в отличие от женского, который стал именоваться «слабым»). Структурное насилие в отношении женщин возникло с появлением государства, оформившегося в рамках патриархата. Насилие стало одним из основополагающих социальных механизмов, при помощи которых женщин вынуждают занимать подчиненное положение в различных сферах жизни. В последние годы в мире стало меняться отношение к структурному насилию. В соответствии со статьей 3 Декларации ООН о ликвидации насилия в отношении женщин, принятой 29 декабря 1993 года по инициативе Канады, насилие в отношении женщин является нарушением основных прав и свобод, таких, как право на жизнь, на равенство, на свободу и личную неприкосновенность, на равную защиту в соответствии с законом, на сохранение здоровья, на справедливые и благоприятные условия труда, право не подвергаться дискриминации в какой бы то ни было форме и право не быть объектом пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения. Таким образом, насилие несовместимо с принципами демократического государства, основанного на духе и букве закона. Насилие является проявлением исторически сложившегося неравного соотношения сил между мужчиной и женщиной, которое привело к доминированию над женщинами и дискриминации женщин со стороны мужчин. Прямое насилие в отношении женщин принимает различные формы от словесных оскорблений и угроз до тяжелых физических побоев и принуждения к вступлению в сексуальную связь, но у всех них общая цель – это желание власти и контроля над женщиной. Под физической и наиболее очевидной формой насилия подразумевается нанесение женщине физического ущерба, в том числе избиение, пытки, убийство. Сексуальное насилие представляет собой принуждение к сексуальному контакту вопреки желанию женщины и может иметь различные формы: от навязанных сексуальных прикосновений до изнасилования или инцеста. Для психологического насилия применяются различные приемы, способные подорвать веру женщины в себя, такие как насмешки, оскорбления, грубость, угроза физического насилия или изоляция. Экономическое насилие заключается в ограничении права женщины на оплачиваемый труд, непредоставление ей достаточных средств на собственные нужды и нужды ее детей и т.п. согласно мировой статистике до 95% всех прямых насильственных актов совершаются мужчинами.

Если прямое насилие осуществляется внутри семьи, то принято говорить о домашнем насилии. Оно, как правило, возникает в результате злоупотребления властью одним из членов семьи, подавления более слабого в физическом смысле человека более сильным, издевательства над более слабым. Подчинение одним человеком себе всех других путем морального или физического принуждения подрывает не только основы жизнедеятельности самой семьи, но нарушает безопасность общества в целом. Домашнее насилие не имеет границ: статистика фиксирует распространение этого явления, своеобразной незатухающей «эпидемии», практически во всех странах мира. Проявление домашней жестокости можно встретить среди людей любой расовой, этнической, религиозной принадлежности, любого образовательного и социально-экономического уровня. Внутри домашнего насилия как обобщенной категории существуют более специфические категории, определяемые природой отношений между обидчиком и жертвой, а также условиями их жизни. Например: жестокое обращение с детьми, насилие, направленное против супруги (партнерши) или супруга (партнера), насилие в отношении престарелых. Оно возможно между бывшими супругами, между взрослыми детьми и старшими членами семьи, между детьми и новым партнером одного из биологических родителей, между родителями и детьми, между приемными родителями и детьми, словом, в любой домашней среде. Во всем мире наибольшему насилию в своих семьях подвергаются женщины (согласно статистике от 20% до 50%). Домашнее насилие между мужчиной и женщиной, ведущими совместное хозяйство и проживающими в совместном браке независимо от факта его регистрации, иногда называют насилием между партнерами. На практике принято различать два типа насилия между партнерами: обычное насилие и систематическое партнерское насилие. Первый случай в значительной степени отражает мелкие акты насилия и взаимные нападки между партнерами, данные об этом поступают главным образом от социологических опросов. При втором – женщины систематически терроризируются и часто подвергаются серьезному избиению, сообщения о таких фактах, как правило, поступают из правоохранительных органов, убежищ, клиник и криминальных судебных дел. В человеческих взаимоотношениях достаточно распространенной реакцией на сильное оскорбление является отказ человека поддерживать с обидчиком дальнейшие отношения. Домашнее насилие является исключением из этого правила. Оно отличается от прочих видов насилия тем, что испытывающие его вынуждены продолжительное время проживать с насильником в одном доме.

Одна из причин этого печального явления заключается в том, что жертвам насилия часто просто некуда обратиться за помощью. В конце ХХ века на Западе, а начиная с 90-х годов и в России, женские неправительственные организации начали организовывать специальные кризисные центры для женщин, в которых работает телефонная «горячая линия». В этих центрах женщины могут получить психологическую и юридическую помощь, как по телефону, так и при личном посещении. Кроме того, в таких центрах, как правило, работают группы по повышению женского самосознания, формированию ассертивной манеры поведения, ненасильственного общения, групповой психотерапии и т.п. Работники центров участвуют в судебных процессах по защите попранных прав женщин в качестве юристов и социальных адвокатов. Существует пять основополагающих принципов работы кризисных центров:

• конфиденциальность полученной центром или телефоном доверия информации;

• равное уважение ко всем обратившимся независимо от их социального положения и национальной принадлежности;

• обстановка доверия и взаимопонимания между работниками центра и волонтерами;

• активная общественная деятельность (просветительская и воспитательная работа);

• участие в законотворческом процессе (представительницы кризисных центров добились внесения в законодательство понятия об изнасиловании в браке).

Одной из практик, реализованной на Западе совместно с государственными органами, явилась организация специальных домов-убежищ, или шелтеров, для женщин и детей, подвергающихся домашнему насилию. Первый такой приют – убежище был открыт в Лондоне еще в 1972 году. Несмотря на насмешки «приюты для избитых жен» быстро распространились по всему свету. Уже в 1973 году их было несколько в США. В настоящий момент в восьмимиллионной Швеции их около 100, в Германии их почти 300 (в одном Берлине сейчас работают 6 домов-убежищ), в Канаде – почти 400, в США – около 1500. В России из 12 созданных приютов сейчас работают только 6. Приюты бывают двух типов: одни обеспечивают кратковременное пребывание до нескольких месяцев, другие – в течение года. После первых приютов женщины, как правило, возвращаются в свое постоянное жилище. Во втором случае женщина сама или с помощью социальных служб подыскивает себе новое постоянное жилье. Организация приютов – дело дорогостоящее и невозможное без поддержки государства, которое вынуждено затрачивать большие суммы на их содержание. В социальных заведениях типа приюта женщины и дети не только получают медицинскую помощь, места для проживания, но и продукты питания, возможность оставлять малолетних детей с воспитателями, когда матери уходят на работу.

С женщинами работают психологи по специальным программам, направленным на снятие последствий стресса от насилия, поднятия уровня самооценки и т.п., причем посещение занятий обязательно. Во многих приютах имеются и детские группы. Работники приютов работают в тесном контакте с другими государственными институтами: полицией, судами, медицинскими заведениями, социальными службами. Из практики убежищ известно, что многие женщины в тех случаях, когда они возвращались домой, через некоторое время вынуждены были искать убежища вторично. Адреса домов-убежищ стараются сохранить в тайне, часто менять их расположение, обеспечивают им надежную круглосуточную охрану, многие их них снабжены кнопкой экстренного вызова с органами правопорядка (полицией или милицией). Важным моментом таких служб является защита жертв насилия в судах, которая производится как юристами-профессионалами, так и социальными адвокатами, о которых говорилось выше. Эта работа оказывает большое влияние на формирование тех изменений в законодательстве, которые тормозят борьбу с насилием. В частности в нескольких странах был принят, например, закон об «охранном ордере», по которому насильнику в судебном порядке запрещается продолжать угрозы и преследования, а также проживать в одном доме с жертвой, устанавливать с ней любого вида контакт, даже приближаться к ней и к детям, вовлеченным в ситуацию насилия.

После 20 лет функционирования домов-убежищ на Западе были разработаны программы для работы с домашними агрессорами. По решению суда насильник в США, например, вместо помещения в тюрьму за жестокость в семье принуждается к прохождению программ, которые обеспечивают специализированное лечение для мужчин, проявляющих жестокость в личных отношениях. Здесь существует, например, до 200 подобных программ и проведено

20 исследований для определения их эффективности. Средняя продолжительность такой программы – 6 месяцев по 4 часа в неделю. По окончании программы, если случаи жестокости и насилия в семье не повторяются, то с обидчика снимается уголовное обвинение. Правда, известно, что большинство нарушителей не ищут помощи добровольно и даже после решения суда многие из них не участвуют в таких программах. В случае отказа проходить программу к нарушителю могут быть применены дополнительные санкции. Важно, чтобы подобное обучение рассматривалось как составная часть координируемой реакции общества на домашнее насилие.