Психоаналитический феминизм: переосмысление критериев морального развития чело-веческого общества

Иной тип развития психоаналитического феминизма предлагает Кэрол Гиллиган в своей знаменитой книге «Иным голосом. Психологическая теория и развитие женщины». Она бросила вызов фрейдистскому утверждению о том, что мужчины имеют развитую мораль и чувство справедливости, в то время как женщины – нет. Вместо этого она доказывала, что мужчины и женщины имеют различные представления о морали, разные по развитию и ценности. Анализируя игры детей, она пришла к выводу, что мальчики обычно настаивают на жестком соблюдении абстрактных правил данной игры, в то время как девочки более склонны изменять правила игры по договоренности, если это удобно играющим. Развивая свою теорию, Гиллиган полагает, что мужчины, руководствуясь ценностями сепаратности и автономности жизни, часто фокусируются на дискуссиях по проблемам справедливости, честности, правил и прав. Женщинам важнее семья и друзья, поэтому они обращают внимание на желания, потребности, интересы, стремления людей.

При анализе философской и психологической литературы по проблемам морального развития она в основном бросает вызов своему учителю – Ховарду Колбергу. По ее мнению, он выдает мужское представление о справедливости за норму общечеловеческого морального развития и относит женщин, которые в это не вписываются, к «недоразвитым». Для Гиллиган процесс выглядит иначе: мужские нормы, говорит она, слишком узки, чтобы аккумулировать

что-то «не мужское». Поэтому необходимо переосмыслить критерии морального развития, чтобы принять во внимание и женские, и мужские способы выражения чувства морали и справедливости. Гиллиган выделяет, по крайней мере, четыре различия в способах принятия женщинами и мужчинами моральных решений:

- женщины склонны подчеркивать моральную сторону отношений с другими, в то время как мужчины склонны подчеркивать формальные, абстрактные правила;

- женщины рассматривают последствия и влияние своего решения на всех, кто с этим связан, в то время как мужчины настаивают на соблюдении принципов, даже если кто-то пострадает в результате этого;

- женщины более склонны принимать извинения за неверные моральные поступки, а мужчины – нет;

- женщины обычно делают моральный выбор в связи с конкретными обстоятельствами, в то время как мужчины абстрагируют выбор от частностей и делают его так, как будто он представляет собой некий универсальный тип морального выбора.

Гиллиган особенно ценит «женский» тип выбора, поскольку считает, что мораль, основанная на абстрактном сценарии, имеет мало общего с моралью обычной жизни. Гиллиган разбирает знаменитую моральную дилемму Колберга, в которой Хайнц, у которого нет денег, не может достать лекарства для своей умирающей жены, чтобы она выжила. Должен ли он его украсть или нет? Подход мальчиков аналитический, как будто они решают математическую задачу.

11-летний Джек, например, взвешивает право фармацевта получить плату за свою собственность против права женщины на жизнь: «Человеческая жизнь стоит дороже денег, и даже если фармацевт получит только тысячу долларов, он останется жить, а если Хайнц не украдет лекарство, его жена умрет». Эмми предлагает другое решение – попросить у аптекаря, ведь если он узнает, что женщина умирает, он может захотеть отдать Хайнцу лекарство даром. При этом Гиллиган не отвергает мужского подхода, она только хочет «вписать» женский подход на равных в общечеловеческий стандарт.

Гиллиган отвергает шкалу морального развития, предложенную Колбергом. Он считал, что каждая личность, если он/она хочет стать моральным агентом, должна пройти через шесть стадий:

  • первая стадия – наказание и ориентация в обязанностях;
  • вторая – инструментальная ориентация в отношениях (узнавание и признание потребностей других);
  • третья – межличностная ориентация на оси – «хороший мальчик» / «приятная девочка»;
  • четвертая – ориентация в законе и порядке;
  • пятая – ориентация в социальном контракте;
  • шестая – ориентация в универсальных этических принципах.

У Гиллиган вызывают возражение не сами перечисленные стадии, а то, что позиции традиционного психоанализа женщины якобы не могут подняться выше третьей стадии. Гиллиган предлагает альтернативную шкалу, которая более адекватно репрезентирует женский подход к морали. Для Колберга моральная личность – это индивид, управляемый абсолютным законом, равным для всех без исключения. Для Гиллиган моральная личность – это индивид, соотносящийся с другими индивидами для того, чтобы идентифицировать взаимоприемлемое решение некоей человеческой проблемы.

Гиллиган описывает «мужское» (колберговское) видение морали как «этику справедливости», а «женское» – как «этику заботы». Гиллиган верит, что моральное развитие женщины уводит ее от эгоцентрической Я-позиции к альтруистической позиции Я - с - Другими, в которой учитываются интересы и самой женщины, и интересы других людей.

Книга Гиллиган произвела значительное впечатление и вызвала много споров и критических замечаний: прежде всего, были высказаны претензии к ее методологии. Гиллиган построила свои выводы на анализе разговоров с 29 женщинами, решившими сделать аборт. Все они были разного возраста (от 15 до 33 лет), имели разный социальный и брачный статус, уровень образования и этническую принадлежность. Она не принимала во внимание влияние этих факторов на моральное сознание женщин. Но, главное, она не опросила мужчин – мужей, любовников, отцов и друзей этих женщин – и, таким образом, реально не знает, чем их моральное сознание отличается от морального сознания женщин.

Таким образом, нельзя сказать, что ее вывод о различии мужской и женской моральности подтвержден опытным путем. Подчеркивались также негативные последствия приписывания «этики заботы» только женщинам. Поскольку в патриархатном обществе забота вовсе не является ценностью, то такая моральная схема скорее подавляет женщин, чем освобождает их.

В общем, критика психоаналитического феминизма сводится к тому, что он не дает глобального объяснения подчинения женщин. Многие полагают, что роль юридических, политических, экономических институтов и структур также должна быть принята во внимание при анализе этой проблемы. С другой стороны, заслуга психоаналитического феминизма, в отличие от других направлений, в том, что его теоретики обратили внимания именно на роль внутренних, психических процессов и структур личности в подавлении женщин. Ведь чтобы почувствовать себя свободной, женщина должна делать больше, чем просто бороться за свои права. Она должна также понять глубину тех психических процессов, которые делают ее несвободной.