Формирование в обществе отношения к женщине как к «Другому»

Радикальный феминизм – направление феминизма, анализирующее и разоблачающее универсализм мужской власти и первичность угнетенного положения женщин вне зависимости от расы, нации, возраста и т.п. Это наиболее яркое направление феминизма, отмежевавшееся и от левого движения, и от либерального феминизма, с которыми оно первоначально было связано. Оно не имеет единого теоретического обоснования, представляя разнообразный и противоречивый конгломерат феминистских теорий. Ключевым его понятием является патриархат, посредством которого анализируются все сферы человеческой деятельности: экономическая, политическая, личная, интимная и др. Радикальные феминистки утверждают, что механизм воспроизводства гендерных различий пронизывает все сферы жизни и влияет на поведение и социальное взаимодействие, являясь первичным механизмом подавления. Радикальным феминизмом анализируются социальные институты и практики, через которые осуществляется мужской контроль и доминирование.

Начало теории радикального феминизма положила, как принято считать на Западе, французский философ Симона де Бовуар своей монографией «Второй пол», которая стала феминистской классикой. В системе ее экзистенциалистских взглядов центральное место занимают понятия «свобода воли», «свобода выбора», «самореализация личности» и «подлинное существование». В центре внимания - женская личность и ее «ситуация» в истории, заданная физиологией и анатомией, психологией и социальными нормами. С этих позиций она заново перечитывает мифы и легенды о «тайне пола», «предназначении женщины», «загадке женской души». Она доказывает, что биологическое различие между мужчиной и женщиной вовсе не предполагает их социального различия, отношений подчинения. Такое распределение ролей навязано вполне их определенными социально-историческими обстоятельствами. Оно произошло на заре истории, когда за мужчиной была закреплена сфера «конструирования смысла жизни» – сфера культуры, а за женщиной – сфера природы, за мужчиной в общественном сознании закреплена роль творца, создателя, субъекта, хозяина, а за женщиной – объекта его власти.

В своем исследовании Бовуар демонстрирует, что мужчина называет себя «Я», а женщину – «Другая» и подробно анализирует, как женщина становится «Другой». Она показывает, что биология идентифицирует базисные различия между мужчинами и женщинами, коренящиеся в репродуктивных ролях мужчин и женщин. И хотя она не отрицает реального существования различий, она полагает, что люди как социальные существа придают этим биологическим фактам то или иное ценностное значение. Биология, считает она, не дает ответа на вопрос, почему женщина стала «Другой». Бовуар утверждает, что женщина – это нечто большее, чем ее тело. Отсюда она отвергает и фрейдовский психоанализ, поскольку цивилизация не может быть объяснена как продукт подавленных и/или сублимированных сексуальных импульсов. Цивилизация – это нечто более сложное, чем это. В частности, Бовуар находит фрейдовское объяснение инаковости женщин неудачным. Комплекс кастрации у женщин, по ее мнению, – это бедное психологическое объяснение подчиненного статуса женщин. Женщина завидует не пенису (мужской детородный орган) как таковому, а той власти, которую он символизирует. Бовуар не удовлетворена и традиционным марксистским анализом подчинения женщины. Она ищет онтологическое объяснение, основанное на женском бытии. Она смотрит на женщину и видит

«Я» (самость), которую мужчина определяет как «Другое». Вследствие различных факторов, большинство из которых относится к их свободе от репродуктивной нагрузки, мужчины имеют больше времени для освоения окружающей среды, для создания новых инструментов, для проникновения в будущее. Считая себя субъектами, способными рисковать своей жизнью, они считают женщин объектами, дающими жизнь. В книге «Второй пол» впервые была поставлена проблема подавления феминного в культуре. В этой работе показывается, что общество конституирует мужское/маскулинное как позитивную культурную норму, а женское/феминное – как негативное, как отклонение от нормы, как «Другое». Бовуар прослеживает это на примере биологических, социально-философских, психоаналитических теорий, а также литературных произведений и показывает, что над всеми аспектами социальной жизни и мышления доминирует это отношение к женщине как к «Другому». Эта культурная норма затем усваивается самими женщинами в процессе социализации. Из концепции Другого следует, что «различия», культивируемые традиционной гендерной культурой, – это метафоры для обозначения иных или якобы иных форм жизни. Общественная группа, обозначаемая как «другая» или «чужая», получает свидетельство о «неполноценности» и лишается не только права на равенство, но и права безнаказанно оставаться «другой» или «чужой», то есть жить иначе в физическом, духовном и психическом отношении по сравнению с группой, которая устанавливает культурные нормы и ценности. Эти идеи в последующем и развивали теоретики радикального феминизма.

Основой теории радикального феминизма является убеждение, что подавление женщин – это один из самых фундаментальных способов подавления и угнетения. Алисон Джаггар и Паула Ротенберг представляют эту идею следующим образом.

1. Исторически женщины являются первой угнетаемой группой.

2. Подавление и угнетение женщин – наиболее широко распространенная форма угнетения, известная практически в каждом обществе.

3. Подавление женщин – наиболее глубокая форма подавления, которая не может быть ослаблена или устранена никакими другими способами социальных изменений, кроме уничтожения классового общества.

4. Подавление женщин – наиболее болезненная и вместе с тем наименее распознаваемая форма подавления из-за предрассудков и предубеждений как угнетателя, так и самой жертвы.

5. Подавление женщин представляет собой концептуальную модель для понимания других форм подавления.

Хотя не все радикальные феминистки соглашаются со всеми пятью пунктами, все они согласны, что подавление женщин – первая, наиболее распространенная и глубокая форма подавления. Радикальный феминизм, по словам З. Айзенштайн, определяет патриархат как «систему власти, при которой именно мужчине принадлежат верховная власть и экономические привилегии». Мужчины контролируют женскую сексуальность и доминируют в социальных институтах... В отличие от марксистского или либерального феминизма, использующих в качестве базиса более широкие философские теории, радикальный феминизм конституирует свою собственную контркультурную теорию. Радикалки создали также свою собственную культуру: женскую литературу, изобразительное искусство, музыку, песни, танцы и многое другое.

Новыми значительными проблемами, анализируемыми теоретиками радикального феминизма, стали женская сексуальность, воспроизводство (деторождение) и материнство. Этот выбор был обусловлен следующим соображением. Радикальный феминизм сконцентрировал свое внимание на способах, с помощью которых мужчины пытаются контролировать женское тело.

В какой бы форме этот контроль ни происходил (ограничение использования контрацептивов, стерилизация, запрет на аборты, непосредственное насилие в отношении женщин – порнография, сексуальные принуждения, изнасилования, избиения женщин), он сконструирован специальным образом. В гораздо большей степени, чем либеральный, радикальный феминизм артикулировал способы, которыми мужчины конструировали женскую сексуальность таким образом, чтобы обслуживать не женские, но мужские потребности, желания и интересы. Но в той степени, в которой личность лишена власти над своим телом, личность лишена своих человеческих прав, считают радикалки. Так как мужское доминирование и женская подчиненность являются нормой в сексуальности, это становится нормой и во всем остальном. Для многих радикальных феминисток женщины никогда не станут равными с мужчинами в политической, экономической и социальной сфере до тех пор, пока они не станут полностью равноправны и в сексуальных отношениях. Профессор права Катарин МакКиннон доказывала, что сексуальность является центром мужского доминирования и женского подчинения. Отсюда радикалки уделяют особое внимание социальным практикам, связанными с сексуальностью, поскольку контроль над женской сексуальностью является, по их мнению, самым важным способом контроля над женщинами и механизмом манипуляции. В фокус исследований радикальных феминисток попали такие социальные институты и практики, как материнство, аборты, контрацептивные практики, насилие в отношении женщин, гетеросексуальность как единственно возможное проявление сексуальности для женщин и т.д. Радикалки полагают, что женщины должны переосмыслить свою сексуальность с собственной точки зрения. Одна из основных целей политики и практики радикальных феминисток – устранение насилия, направленного на женщину. Они полагают, что женщины всегда будут зависимы от мужчин, пока сексуальность не будет переопределена и реконструирована в интересах не только мужчин, но и женщин.

Если оценивать вклад радикального феминизма в анализ проблемы неравенства, то необходимо сказать и о том, что они ввели в оборот многие новые понятия. Так, сексизм стал обозначать дискриминацию женщин на основании их биологического пола. Сексизм – это идеология и практика предпочтения представителей одного пола, что ведет к дискриминации представителей другого пола, чаще всего этим полом оказывается женский. Понятие «маскулинизм» стало использоваться для мировоззрения, утверждающего и приписывающего характер естественности мужскому доминированию в обществе. Андроцентризм обозначает характерную для западной цивилизации норму считать мужчину тождественным человеку вообще, человеку как виду, а женщину – некоей специфической особенностью, подвидом «человека вообще». Например, в западной научной литературе широко обсуждались результаты одного из социальных исследований, где врачам-психиатрам предлагалось определить ментальные признаки «здорового мужчины», «здоровой женщины» и «здорового человека». Признаки здорового мужчины и здорового взрослого совпали, ими оказались: рациональность, активность, независимость, индивидуализм, ориентация на достижение социально значимых целей и т.д. Признаками здоровой женщины были названы эмоциональность, пассивность, зависимость, желание нравиться мужчинам, ориентация на семью и детей, самоотверженность и самопожертвование и так далее. Иными словами, в традиционной культуре принято считать, что ментальность мужчины и человека – тождественны, а ментальность женщины отлична от них. Файерстоун прекрасно сказала об этом: «Если природа сделала женщину отличной от мужчины, то общество сделало ее отличной от человека».

Радикальные феминистки указывают на необходимость создания независимых исключительно женских организации и движений, указывая, что все мужчины заинтересованы в подавлении женщин и активно участвуют в воспроизводстве данного механизма подавления и контроля. Видная представительница этого направления В. Брайсон указывает, что «радикальный феминизм – это теория по сути женская, для женщин и разработана женщинами..., что женщины как группа имеют интересы, объединяющие их в сестринство (взаимосвязь женщин между собой, основанная на солидарности и осознании собственного угнетения), которое выше по классу или расе». Радикальный феминизм оказал большое влияние на развитие современной феминистской мысли и современные политические практики. Его влияние на переосмысление гендерных ролей затронуло многие сферы, от сексуальной до политической. Благодаря ему был сделан шаг от либерализма в смысле равенства и сходства (гендерно-нейтральный подход) к равенству различий (гендерно-ориентированный подход). Именно это течение стало наиболее ярким и влиятельным как по своему теоретическому содержанию, так и социальному эффекту.

Будет полезно почитать по теме: