ВВЕДЕНИЕ

Оценивая значение вклада в копилку художественного опыта, тем или иным способом разре-шающего вечно конфликтную проблему «факт и автор» относительно далеких от кинодокумента-листики видов творчества (проза, поэзия) и более близких, соседних (игровое кино, фотография), следует вместе с тем учесть и существенные накопления самого неигрового кино не только на уровне киноклассики, в частности Дзиги Вертова, но и на уровне творческих накоплений внутри повседневного кинопотока.

Однако, прежде чем проанализировать некоторые основные тенденции в выборе средств, позволяющих на экране через реальный факт выразить себя, не нарушая при этом смыслового и пластического обаяния фактической основы, представляется необходимым ясно осознать, что сегодня (причем сегодня как никогда!) тенденции поиска авторского самовыражения в неигровом кино впрямую зависимы от нынешней исторической ситуации. Той ситуации, которая характери-зуется решительным сломом основ до сих пор существовавшего общественно-социального уклада жизни.

Мы уже подчеркивали и считаем необходимым это сделать еще раз: обстоятельства реальной действительности сегодня поставили творческие проблемы в связку не столько с вопросами даль-нейшего плодотворного движения кинематографа, саморазвития кино, т.е. вопросами его дальней-шей жизни, сколько с вопросами его выживания, и как отрасли производства, и как области твор-чества, и как части отечественной культуры.

Это-то и заставляет рассмотреть некоторые существенные, с нашей точки зрения, методы художественной интерпретации фактов, вызревающие в современном неигровом кино. Причем рассмотреть именно в контексте с проблемой выживания неигрового кинематографа, его будущей судьбы.