Выбор Вашингтона: самоопределение и суверенитет

Определяя маршрут в ХХI век, Вашингтон стоит перед критическим выбором: способствовать самоопределению и становлению новых государств, ломающих устоявшиеся международные границы, или встать на защиту современных границ двухсот современных суверенных государств. Оба эти принципа имеют своих сторонников в американской элите. Президент Вашингтон является символом сецессии, ухода из Британской империи, самоопределения североамериканских штатов. В то же время величайший президент - Линкольн олицетворяет тотальное неприятие принципа сецессии, насильственного восстановления целостности государства в гражданской войне 1861-1865 годов, когда была пролита кровь миллиона американцев.

Оба принципа претендуют на главенство в системе международных отношений. Возможно, наиболее ярко принцип национального самоопределения был подан американским президентом Вудро Вильсоном в знаменитых "четырнадцати пунктах", обнародованных в январе 1918 года с совершенно определенной целью - сокрушить двух многонациональных противников: Австро-Венгерскую и Оттоманскую империи. В пункте десятом этого документа говорится о "предоставлении наиболее свободной и благоприятной возможности автономного развития народов".

Второй принцип - священности и неприкасаемости границ суверенных государств - встал во весь рост после ирредентизма Гитлера и Муссолини в конце Второй мировой войны, начатой, как известно, с целью ревизии прежних границ. Вот что писал в конце 1944 года американский президент Франклин Рузвельт: "Правительство Соединенных Штатов работает над созданием мировой организации безопасности, посредством которой Соединенные Штаты вместе с другими государствами-членами могли бы принять на себя ответственность за нерушимость согласованных границ".

На протяжении послевоенных десятилетий складывалось впечатление, что битва двух принципов закончена со статьями Хартии Объединенных Наций, с Хельсинкским Актом

1975 года, еще раз - для вящей убедительности - провозгласившим нерушимость государственных границ в Европе. Американское правительство инициировало и подписало оба основополагающих документа.

Три удара колоссальной мощности в короткий период 1990-1991 годов опрокинули принцип окончательности и нерушимости границ.

1. Верховный Совет Российской Федерации объявил 12 июня 1990 года о суверенитете Российской Федерации, что погребло СССР и привело к созданию пятнадцати новых государств на месте прежде всемирно признанного единого.

2. Бундестаг ФРГ провозгласил поглощение второго немецкого государства - решающая уступка принципу национального самоопределения.

3. 26 декабря 1991 года германское правительство признало суверенитет двух интегральных частей Югославской республики - Словении и Хорватии, что немедленно привело к распаду страны на шесть (пока) государственных новообразований.

Три этих резких перехода от доминирования принципа государственной целостности к возобладанию принципа национального самоопределения привели не просто к пересмотру политической карты Европы, не просто открыли "ящик Пандоры" (учитывая, что в мире более ста государств имеют этнические меньшинства численностью более миллиона человек). Они определили характер грядущего XXI. В случае торжества принципа национального самоопределения это будет век образования примерно двухсот новых государств со всеми вытекающими из этого последствиями, о характере которых наиболее наглядно говорит югославский опыт. Вашингтон, как главный охранитель статус-кво, более непосредственно, чем другие страны, стоит перед выбором.