ВВЕДЕНИЕ

Всегда непредсказуемая, мировая история сделала в 1990-е годы нашего века удивительный поворот. После полустолетия биполярного противостояния мир потерял прежнее равновесие, и новую систему международных отношений возглавили Соединенные Штаты Америки. Крушение СССР лишило их конкурента в военной сфере; замедление роста Западной Европы и Японии позволило избежать опасности быть обойденными в экономической области; средоточие фундаментальной и прикладной науки в американских фирмах и университетах обеспечило лидерство в научно-технической революции. Мир вынужден так или иначе приспосабливаться к американскому всемогуществу, помноженному на главенство в Североатлантическом союзе и в союзе с Японией.

Страна, которая шесть десятилетий назад пребывала в состоянии изоляции, открылась миру в экономике, мире идей, в силовых параметрах. В настоящее время в мире нет сейчас страны или коалиции стран, готовых (и способных) представить собой угрозу Западу и его лидеру - Соединенным Штатам. Соединенные Штаты сегодня превосходят в военной области десять следующих по шкале мощности за ними стран. В области экономики Америка сделала

в 1990-е годы невероятный бросок. В 1990-е годы экономический рост Америки был выше, чем у ее индустриальных конкурентов. Америка превосходит минимум вдвое любого конкурента.

"Мы, - пишет Дж. Муравчик, - самая богатая нация на Земле, мы богатейшая страна в мировой истории. Мы богаче сегодня, чем когда-либо прежде. Наши ресурсы не меньше, а больше, чем когда-либо". Американская культура и влияние ощутимы во всех углах Земли. Мир смотрит новости по CNN, слушает американскую музыку, ходит на американские фильмы, носит американскую одежду, курит американские сигареты и т.п. ООН и Бреттонвудская экономическая система - американские идеи. Американские университеты дают абсолютное большинство нобелевских лауреатов.

Связанные или отторженные от внешнего мира, Соединенные Штаты все же в свете своего геополитического положения будут "счастливой страной в двадцать первом веке". В своем полушарии ей бояться будет некого, и, в конечном счете, она будет наслаждаться состоянием безопасности.

При таком сверхмогуществе можно обдумать опыт прошедшего столетия.

Двумя самыми важными странами для Соединенных Штатов в ХХ веке были Германия и Япония. Именно останавливая их движение к мировому господству, Америка участвовала в двух мировых войнах. Во второй половине века американский мир строился на двух основаниях - американо-западногерманском военном соглашении, выработанном во время оккупации, и на договоре США с Японией 1951 года.

А что же Россия? Куда ты мчишься, гоголевская тройка-Русь? Выступая в Стэнфордском университете, заместитель государственного секретаря США Строуб Талбот поделился "мнением многих": в пропасть. И другие народы, посторонясь, с изумлением смотрят на лихую погибель. Лондонский журнал "Экономист" подсказал слово для определения того процесса, когда неспособность управлять страной становится очевидной и, заполняя вакуум, за дело управления берутся пришлые из других стран: колонизация. В 1998 году правительство Соединенных Штатов выделило 453 млн долл. (плюс 104 млн - Европейский союз) для мониторинга ядерных объектов России, для конверсии, для переработки оружейного плутония. Еще 34 млн выделено для того, чтобы предотвратить согласие российских ядерщиков работать в странах, чьи цели США не разделяют. "Экономист" размышляет: "Когда страна испытывает недостаток в людях, в управлении, способном поддерживать основные процессы жизнедействия. рано или поздно вакуум начинают заполнять иностранцы. Называется это колонизацией. Еще рано говорить определенно, но что-то вроде этого уже начинает происходить в России". Иностранные врачи работают над предотвращением эпидемий. Полицейские Запада борются с российской коррупцией. Филантроп Сорос помогает четырем тысячам российских ученых, финансирует создание учебников, перепрофилирование прежних армейских офицеров. Ведущие бизнесмены страхуются в западных фирмах. В то же время возможности Российского государства резко сократились, российский государственный бюджет приблизился по объему к ирландскому.

Еще в начале 90-х годов ХХ столетия американцы отказывались верить в свое счастье.

В недавно изданных мемуарах президента Буша можно прочесть, с каким изумлением официальный Вашингтон воспринял нисхождение своего глобального контрпартнера на путь, который в конечном счете довел его до распада и бессилия. Переворота политического и социального облика СССР в Вашингтоне не ожидал никто. Лучшие специалисты по России прогнозировали раскол в стане прежде монолитного противника, ступор советской системы, готовность хозяев Кремля жертвовать многим ради партнерства с всемогущей Америкой. Информация из Москвы, вызываемый ею культурный шок были столь велики, что многие весьма сведущие специалисты - от Адама Улама до Брента Скаукрофта - заподозрили в действиях русских фантастический блеф, феноменальный обходной маневр. Сам президент Буш несколько первых месяцев своего президентства молчал, не желая попасть впросак. То была нелепая, как видно сейчас, предосторожность. Но и понятная. Уж больно лихо все шло по-западному на самом главном для США направлении мировой политики.

В результате победы в "холодной войне" ведомый Соединенными Штатами Североатлантический союз стал доминировать на северо-западе евразийского континента. Между классическим Западом и СНГ Америка начала излучать влияние на девять прежних союзников СССР и на тринадцать бывших республик почившего Союза. В самой России опасность сепаратизма вышла на первый план, за нею следует демонтаж экономики, распад общества, деморализация народа, утрата самоидентичности. Безусловный американский триумф 1991 года дал Вашингтону шанс - при умелой стратегии на долгие годы сохранить столь благоприятный для заокеанской республики статус кво.

Где место России в мире после "холодной войны"? По меньшей мере, ясно, что это место уменьшилось. "Хотя Россия остается важным государством, - пишет американский генерал

Одом, - она уже не способна играть ведущую роль». Россия, по мнению западных специалистов, поражена синдромом послеколониального слабого государства, общим для государств третьего мира. "Это состояние ни ненормально, ни временно; оно может продлиться десятилетия".

Последующие годы правые радикалы назвали русским чудом. Предоставим слово президенту Альфа-банка Петру Авену: "Оказалось возможным перенаправить тысячелетнюю историю, в которой прежде не было места ни капитализму, ни демократии - и всего за шесть лет". Едва ли кто-либо, кроме олигархов, может назвать период головокружительного падения валового продукта и жизненного уровня, кризис системы здравоохранения и образования чудесным периодом российской истории. Финал падения национальной экономики пришелся на лето

1998 года, когда молодому премьеру Кириенко оказалось недостаточно полученного при прямой помощи президента Клинтона кредита МВФ в 22,6 млрд долл.

В августе 1998 года в России начался новый исторический этап. 13 августа Джордж Сорос обосновал в "Файнэншл таймс" необходимость девальвации рубля. Прочитав эту статью, заместитель президента МВФ Стэнли Фишер пришел к мрачному выводу: "Танец окончен". Журнал "Ньюсуик" назвал его "началом долгих сумерек России, ставшей жертвой некомпетентности своих вождей... Эксперимент Москвы с построением капитализма рухнул". Петр Авен так суммировал шестилетний штурм: "Русского чуда не произошло - и не ждите его в будущем".

Администрация США смотрит на отношения с Россией под углом решения главной задачи США - уменьшение стратегического ядерного потенциала России.

В сентябре 1998 года в Москве президент Клинтон обозначил новый наступающий этап американо-российских отношений как период "откровенного реализма". Более подробно суть отношений США и РФ была изложена госсекретарем Олбрайт 2 сентября 1998 года в речи перед Американо-российским деловым советом в Чикаго и в ряде выступлений заместителя госсекретаря Талбота. Смысл нового подхода: не "безоговорочная" поддержка отдельных российских политиков, а собственная оценка конкретных шагов руководства РФ, ограничение масштабов финансовой помощи, оказание ее строго в зависимости от программы реформ, расширение спектра контактов с политическими силами в Москве.

Выступая с программной речью в Стэнфордском университете 6 ноября 1998 года, главный творец российской политики администрации Клинтона – заместитель госсекретаря Строуб Талбот обозначил значимость России для США: "От того, какие именно варианты решений выберет Россия, будет зависеть в значительной степени то, в каком мире будут жить американцы".

Бывший государственный секретарь Джордж Шульц в 1998 году на слушаниях в конгрессе посчитал нужным сделать следующее признание: "Надо поддерживать те страны, которые разрабатывают программы под себя, а не пытаться навязывать им наши идеи. Мы ошибались, думая, что русские нормально отнесутся к работе на условиях, выдвинутых МВФ, которые люди воспринимают как американскую программу. Они должны работать над осуществлением российской программы. Когда люди работают в рамках программы МВФ, это почти оскорбительно для их политического процесса. Что это за страна, которой управляет МВФ? Мы должны сказать им: "Управляйте сами собой"... Россия - большая важная страна. Она обладает

20 000 единиц ядерного оружия. И от этого просто нельзя отмахнуться".

Данный учебник посвящен оценке американской стратегии в наступающем веке. Его начало обещает быть очень благоприятным для Соединенных Штатов Америки. И напротив, будущее России видится серьезным историческим испытанием. Чтобы пройти это испытание достойно, с минимумом потерь, чтобы восстановить место России, достойное ее истории, следует попытаться трезво и непредвзято взглянуть в будущее, характерное американским всемогуществом, и определить оптимальную стратегическую линию.